Сейчас вы будете перемещены на наш новый сайт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Фанфы не по теме

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

Пишем всё, что не подходит под Крэшовскую тематику. Вот я нарыл сочинения из 1-ого и 2-ого класса  :lol:

БАБУШКА И КОТ
Жила-была бабушка, у которой был кот. Когда она вязала свитер, кот играл с клубком. Потом конечно бабушке приходилось убираться по всей квартире. Стала бабушка думать, как кота наказать. Решила она его поймать. А кот убегает и его поймать невозможно. А когда его в угол загонишь, он царапаться начинает. Поймать не получалось.
- А если сделать ловушку, - подумала бабушка.
Она привязала к клетке верёвку. На потолке сделала крючок и зацепила за него верёвку. Начертила мелом на полу крест (чтобы клетка, куда надо попала) и, в качестве приманки положила в мисочку немного колбасы и «вискас». Унюхал кот запах и пошёл есть. Встал на крест и ест. Бабушка встала незаметно, отпустила верёвку и на кота упала клетка. Наказала она его. Теперь кот даже с клубком играть боится, а то накажут.
КОНЕЦ

БИБЛИОТЕКА
В нашем районе очень много библиотек. В одной из них я побывал. Она была непростая. Началось всё с домашнего задания. Нам сказала учительница, что нужно выучить стих, а этого стиха у меня не было. Для этого мне нужно было идти в библиотеку. Но я поехал в гости, забыв про задание. А когда я приехал, уже был вечер. Вспомнив о задании, я побежал в библиотеку. Как ни странно, она была открыта. Я зашёл внутрь. Эта библиотека была очень чистая. Книги лежали, где надо, а на полу не было ни одной соринки. Я сел за стол. Вдруг послышался разговор. Мне стало интересно, и я стал подслушивать. Разговор шёл между книгой Толстого и тоненькой книжкой со стихами. Они спорили.
- Я важнее. Меня написал сам Лев Толстой, - говорила книга Толстого.
- За то во мне картинок больше, - отвечала другая.
- За то во мне страниц больше, - говорила книга Толстого.
- Дело не в страницах. Самое главное – это смысл. Если у тебя нет смысла, то тебя никто не станет читать, - поясняла ей другая.
Мне было очень интересно подслушивать этот разговор, но тут я захотел спать. Утром я рассказал всё родителям, но они мне не поверили.
- Говорящие книги! Ха, - усмехнулась мама.
Но всё равно это неизгладимое впечатление у меня осталось на всю жизнь. Мне поставили вместо двойки точку. Теперь я стал ходить в библиотеку чаще, чем когда-либо.
КОНЕЦ

НЕВЕРОЯТНАЯ ИСТОРИЯ
Однажды в каникулы один мальчик Саша (так его звали) решил отправиться в лес (за грибами, ягодами и.т.д.) Наступил этот день. Но когда (утром) мальчик проснулся, то он увидел, что дома никого нет и записку от мамы: «Дорогой Саша, ты уж прости, но мне надо идти на работу. И помни, ни за что не ходи в лес. Я уверена, что ты разогреешь сам себе обед. Еда в холодильнике. Извини меня за то, что мы вместе с тобой не пошли в лес. Твоя мама Ира». Тогда Саша обиделся и решил:
- Я так ждал этого момента. Ну, нет! Я один пойду в лес.
И он пошёл в лес. Сначала было весело: он ел вкусные ягоды, собирал шишки и грибы. Но чуть стемнело и веселье окончилось. Саша стал искать дорогу домой. И вдруг! Он наткнулся на нечто невероятное, на лешего. Сначала Саша не понял, кто это такой. Потом он испугался, потому что принял его за говорящее дерево.
- А-а-а-а-а, говорящее дерево!
Тогда леший сказал:
- Я леший! Хозяин леса!
- Кто? Лёша?
- Да нет. Я леший!
Тогда Саша испугался ещё больше:
- Это что, шутка что ли?
- Да нет. Я леший, а не шутка! Сколько тебе раз говорить?
- Мишутка?
- Да нет. Я леший!
Тогда Саша испугался ещё больше, и от испуга бросился бежать. Но леший сбил его с пути. Тогда Саша вспомнил, что вся нечисть боится света и разжёг костёр. Саше захотелось есть. Он подумал:
- Хорошо, что у меня есть яблоко от мамы и куча ягод. Съем-ка я их!
Наступило утро. Саша проснулся и увидел, что костёр погас, а леший исчез. Тогда Саша вернулся домой к маме. Он долго рассказывал эту невероятную историю, но ему никто не верил. Вот и конец этой фантастической истории.

НЕВЕРОЯТНАЯ ИСТОРИЯ 2
Однажды маму Саши уволили с работы. Когда мама ехала домой (на поезде), она думала:
- Ничего. Запишусь на новую работу, а пока у меня есть время. Пойдём в лес с Сашей.
Мама приехала, переоделась и пошли они в лес. Саша коротко написал записку: «Папа, не волнуйся. Мы с мамой пошли в лес». Саше было очень интересно с мамой, потому что она рассказывала ему разные лесные истории, рассказы, сказки. Так они и не заметили, как настал вечер. Тут Саша вспомнил, что именно на этом месте он увидел лешего. Видит, и вправду, идёт леший. Саша испугался. Леший говорит:
- О-о-о. А я тебя знаю, парень. Нужно отвести вас к Вию.
Не прошло и пятнадцати минут, как Саша и мама стояли у ног самого короля.
- Что прикажете делать с этими чужеземцами о великий господин?
- Хм, они вторглись в наш лес! Казнить будем завтра вечером, а пока в тюрьму (она была из веток) их!
Теперь мама испугалась:
- Значит всё, что ты говорил, правда?
- Конечно!
Прошло время. Наступил второй вечер, и их повели казнить. Связали лешие Сашу с мамой. Тогда саше в голову пришла не плохая идея. Он достал из кармана четыре спички и бросил в леших. Те сгорели. Мама из кармана достала перочинный нож и разрезала верёвку.
- Мам, бежим!
Тут король взял топор и побежал за ними. Кинул король топор и… Отрезал у Саши пол рубашки. Тогда мама и Саша переплыли через реку. Вий остановился около реки, и его рука стала удлиняться. Мама взяла нож и отрубила ему руку, но она снова отросла. Мама нацелилась Вию на сердце и бросила нож. Она промахнулась. Мама и Саша устали бежать. Тогда Вий их догнал, но в него ударила молния. Он умер с последними словами:
- Когда-нибудь ты за это поплатишься!
- Ну, да. Так уж я и поверю. Очень надеюсь, что ты меня обманул. Тварь!
Выглянуло солнышко. Мама с Сашей пошли домой. Мама сказала:
- Вот так прогулка!!!
Пришли они к папе и всё ему рассказали. И папа конечно сказал:
- Ну, шутники! Не верю я вам!
А я скажу:
- Конец.

Н.Л.О.
Жил-был мальчик. Его звали Витя. Он, как и все нормальные мальчики, любил играть в машинки. Однажды ему приснился очень странный сон. Витя один дома. Он играет в машинки. Тут он посмотрел в окно и увидел летающую тарелку. Витя испугался. Особенно ему хорошо запомнилось время: 29 февраля, 2002 года. Об этом сне Витя не кому не сказал. Витя не ходил в школу, потому что у него были каникулы. Тут мама сказала, что её завтра не будет дома. Погуляв, поев и почистив зубы, Витя отправился спать. На следующий день, когда Витя проснулся, то везде бегал и искал маму. Но потом он вспомнил мамины слова и испугался. Витя не любил оставаться один. Увидев ребят, он побежал к ним, но все мальчики разбежались. Витю удивило то, что мальчики, с которыми он хотел поиграть, были с красными глазами. Тогда Витя побежал играть в машинки. Прошло немного времени. Вите стало душно, и он пошёл к окну, чтобы открыть форточку. Витя увидел, что с неба падает какая-то круглая вещь. Витя побежал к календарю. Было 29 февраля. Мальчик услышал шум. Он снова посмотрел в окно. Солнце внезапно позеленело. Перед домом Вити села десятиметровая летающая тарелка. Из неё вышел маленький жёлтый человечек с длинным носом и тремя глазами. Во рту у него было всего четыре зуба, как когти у кошки. Пришелец направлялся к Вите. Вид у него был безобидный.
- Здравствуйте, - сказал Витя.
- Раск уга, - сказал пришелец.
Конечно же, Витя ничего не понял.
- А поучу-ка я его нашему языку, - подумал Витя.
Прошло четыре дня, а Витя всё прятал от своих родителей инопланетянина. Кстати, говорить он уже научился.
- кто и откуда ты, - спросил Витя.
- Меня зовут Фрут. Я жил в туманности Андромеды на планете Цефей. Но она взорвалась и мы теперь бездомны. Мы хотим жить на вашей планете, а вас выгнать.
- Я хочу знать о тебе всё.
- Ну, хорошо. Мне сто три года. Живём мы пятьсот лет. Мы переодеваемся в людей, и нас никто не замечает. Но, к сожалению, у нас красные глаза, а это скрыть нельзя.
- Понятно.
Поздно вечером, когда Витя заснул, пришелец ушёл к своим сородичам и сказал, что лучше не надо выгонять людей.
- Они хорошие, нам нужно и с ними поступать по-хорошему.
Все послушались пришельца. Утром, когда Витя проснулся и не обнаружил пришельца, то вспомнил их вчерашний разговор и всё понял. С тех пор Витя всегда смотрит на небо своими жалобными глазками и мечтает оказаться на Цефее…

О КОМАРАХ
Жили-были комары. Они не кусали людей, а только жужжали (так они пели). Но люди не ценили их, убивали. Однажды комары пришли к одному комариному мудрецу и рассказали ему обо всём. Тогда мудрец сказал:
- Если люди больше не будут вас ценить, кусайте их.
Так они и сделали. Теперь комары кусаются, а люди хлопают, убивая их.

ПОСПЕШИШЬ - ЛЮДЕЙ НАСМЕШИШЬ
Однажды в школе сказала учительница, что, мол, готовьтесь, завтра будем делать скворечники. Кто самый лучший скворечник сделает, тот и выиграет. Тогда один мальчик стал хвастаться, что он скворечники лучше всех делает. Наступил этот день. Мальчик пошёл в школу. Вот прозвенел звонок на урок, и все ученики стали делать скворечники. Тот мальчик сделал скворечник быстрее всех. Но у него получился не скворечник, а не пойми что. Тогда мальчик понял, что значит: «Поспешишь, – людей насмешишь».

ПУШОК
Жил-был котёнок. Его звали Пушок. А по соседству жила злая собака. Однажды пушок пошёл погулять и забыл про всё. Тут увидела его злая собака и побежала за ним. Пушок как увидел, что за ним собака бежит, и бросился убегать. Тут у него возникла идея. Залез он в мусорное ведро. Нашла собака Пушка. Побежали дальше. Бежит Пушок и видит люк. Забрался он туда. Собака пробежала мимо и потерялась, а кот вернулся домой.

РОБОТ
Однажды учёные сделали робота, который был сильный и умел говорить. Вдруг робот встал и убежал от учёных. Спустя некоторое время он шёл по улицам города. Увидел он магазин и зашёл туда. Все рабочие его испугались и дали ему всё, что он захотел. Дальше ему встретилось казино. Робот зашёл в казино и захотел поиграть в карты. Но так как он не знал правила игры, то отнял у противника все карты. Тут робот увидел игровой автомат. Он дёрнул ручку и выиграл. Посыпались монетки. Он их съел и пошёл дальше.
Робот увидел автомобиль. Оторвав дверь, он залез в машину. Там робот переночевал. Позже робот пытался завести машину, но поскольку не заметил педалей, то ему не удалось её завести. Робот вылез из машины. Тут он нашёл бензобак и выпил весь бензин. Когда пришёл хозяин машины, то закричал от ужаса на весь город. Даже робот испугался. А учёные уже заявили в милицию о пропаже ихнего робота. Вскоре милиция нашла робота и попыталась надеть на него наручники, но робот одним пальцем отшвырнул милиционера. Другой милиционер ударил электрической дубинкой робота и тот отключился. Робота передали учёным. После этого случая город снова стал нормальным.

СКАЗКА О РОБОТЕ
Жил-был робот. Его звали М34. Он был усовершенствованный: к ногам прикреплены колёса, маленькие, чтобы ездить, в глаза вставлено два фонаря, чтобы освещать дорогу, умел говорить. Он был изготовлен, чтобы помогать зверям. Однажды М34 очень устал и решил отдохнуть от работы (поехать в лес). Ему пришлось ехать через высокие горы, через глубокую речку, через зелёную поляну. Наконец он дошёл до леса. Там роботу показалось здорово: светило яркое солнышко, дул свежий ветерок.
Робот услышал слабый вопль. Это вопил зайчонок.
- Чего ты вопишь? – сказал робот.
- Я потерялся. Мой дом на зелёной поляне. Ты поможешь мне найти мой дом? – спросил зайчонок.
- Конечно, - ответил робот.
Он включил два своих фонаря, и они пошли. Наконец робот нашёл полянку. Зайчонок увидел свой дом и пошёл домой. Когда робот выспался, уже было светло, и М34 решил, что ему пора домой
Он попрощался с зайчонком и отправился в путь. Робот проехал зелёную поляну и глубокую речку. Он шёл по высокой горе и увидел, что впереди лежит баран. М34 подъехал к барану и спросил:
- Что случилось?
Баран сказал:
- Я хочу пить.
Вскоре робот сделал ведро и поехал к глубокой речке. Он налил в ведро воды и поехал к барану. Когда робот напоил барана, он поехал домой. Вечером М34 вернулся домой.

0

2

Ладно, напишу здесь свой бред очередной. Сразу говорю, он был написан только ради лола, почти ничего серьёзного в этом фанфике вы не увидите (январь 2005). Буду выкладывать по кускам, ибо весь фанфик тут не уместиться в одном посте.

ЖИЗНЬ ВНУТРИ КОМПА

Много существует на свете разных вечных вопросов. Ну, таких как, есть ли жизнь на
других планетах и одни ли мы во вселенной. Над этим действительно вечным
вопросом работало множество учёных на протяжении сотен лет. Нет, такое
утверждение не очень впечатляет. На протяжении десятков тысяч лет или вообще
почти всё время существования человека! А чего мы добились? Даже с помощью
силы сплочения рас, с помощью заключения долгожданного союза между народами
мы лишь надкусили шоколад истины. Мы видим, что великая тайна нам совсем не
хочет открываться. Я бы, конечно, не удивился бы тому, если бы эту тайну хотели бы
«взломать» ленивые и ужасные, поистине недостойные люди, но человек может быть
разным, и я считаю несправедливым то, что эта истина ни открывалась до сих пор
ни одному человеку. Хотя, в принципе, может быть это и правильно. Возможно, тот,
кто придумал и держит эту истину в тайне, зная натуру человека, не желает, чтобы
тайна, открывшаяся одному достойному человеку, так же открылась миллиардам
недостойных. Ведь человек, сделавший открытие, сразу побежит рассказывать о
нём остальным, а тот, кто организовал эту тайну, скажем прямо, будет не очень рад
тому, что его тайну разгадал весь народ, даже не пытавшись куда-то идти, а лишь
услышав разгадку от другого. Естественно, это несправедливо. Вот поэтому, может
быть, данный вопрос желает оставаться в тайне, предпочитает оставаться
нераскрытым и таинственным, чем прославленным, но потерявшим свою
загадочную таинственность и интерес людей. Есть ещё один вечный вопрос,
который однажды и задал нам Уильям Шекспир в своей бессмертной трагедии
«Гамлет». «Быть или не быть – вот в чём вопрос» - говорил его герой, рассуждая о
жизни. И действительно, зачем мы живём и какую именно цель преследуем в
жизни? Куда мы попадём и где очутимся, когда пробьёт наше время и сердце навек
замрёт в груди? На этот вопрос, точно так же, существовало очень много самых
разнообразных, порой непредсказуемых и просто фантастических версий ответа.
Эти бесчисленные догадки не могли и до сих пор не могут связаться воедино, чтобы
всей своей накопленной силой собраться и ударить по той же самой железной
двери, которая держит эту тайну в секрете и использует только в своём личном
распоряжении. Многие люди, если их спросят, чтобы они хотели от жизни, чтобы
осуществить свою заветную мечту, наверняка дадут необдуманный ответ: много
денег, роскошный дворец, шикарную машину или бесспорную власть перед
народом. И в этом их ответе проявляется большая алчность. Человек ставит на
первое место в жизни лишь какую-то жалкую бумагу. Этот адский материал, вместо
духовного спокойствия или успехов в семейной жизни. Не спорю, разумеется,
когда-то было время, когда люди ставили на первое место прежде всего семью и
любовь, возможно, когда ещё не было денег или чего-нибудь вроде них. Но времена
меняются, меняются люди, а вместе с ними изменяются их отношения, причём не
только друг к другу, но и к окружающему миру. И действительно, если хорошенько
задуматься, то можно увидеть, что более четверти лесов и зарослей по всей Земле
уже истреблено людьми безвозвратно, сколько морей засорено до нельзя? Да,
просто страшно подумать! Каждый день в атмосферу выбрасывается необъятное
количество вредных газов. Они постепенно портят окружающую среду,
стремительно ухудшая не только настроение людей, но и их самочувствие. Ужасно!
Люди знают о том, что это может убить их и всё равно это делают! И дело даже не в
том, что они не понимают этого, просто они думают, что у них нет другого выхода.
Может быть для кого-то это покажется весьма странным, но я скажу вам, что из
любой ситуации, какой бы она не была, всегда найдётся выход. Да, пусть этот выход
не всегда приходится по вкусу и далеко не всегда так прост, как кажется на первый
взгляд, но по крайней мере этот выход существует. Так что знайте – у вас всегда
есть выбор. А насчёт ответа на вопрос бытия, можно только слегка обобщить
небольшие осколки догадок и убедиться в том, что жить нужно, не задумываясь о
всяких бедах и не останавливаться на достигнутом, не заострять своего внимания
на всяческих ошибках и различных проблемах, и, разумеется, верить в то, что и
после смерти всё будет хорошо.
Но есть ещё один хорошо известный молодёжи вечный вопрос. Есть ли жизнь по
ту сторону монитора? Дышат ли компьютерным воздухом и чувствуют ли то, что
чувствуют люди и звери эти загадочные жители? Знакомы ли они с нами и, если да,
то как они настроены к нам? Похоже, для того чтобы ответить на этот вопрос, нам
нужно самим погрузиться в тот железный странный мир и познать то, до чего не
каждый может докопаться.
На самом деле, за небольшим, ну, в среднем семнадцатидюймовым монитором
хранится целый безграничный мир, а сам дисплей - лишь окно в этот мир,
наполненный до краёв теми же человеческими проблемами и теми же
человеческими радостями, вот только на технический лад. Эти просторы
напоминают чем-то и наш мир. И в этом мире живёт главный герой нашей книги,
чьё имя должен знать каждый программист и каждый второй геймер. Да, именно.
Речь идёт о несравненном Виндусе. Он очень быстр и активно принимает участие
в многочисленных событиях его города. Он может парить в воздухе с помощью
своих не то крыльев, не то плавников, расположенных у него сзади. Он имеет
множество братьев. Пожалуй, два самых знаменитых их его братьев, это братья-
-близнецы: Виндус ИксПи Хом и Виндус ИксПи профессионал. Они очень часто
спорят между собой и выясняют, кто из них лучше. Ну, честно говоря, у второго
брата фамилия выглядит и звучит получше, чем у первого, но одна только фамилия
Ничего не значит. Ещё у нашего героя есть друг по имени Пунто и по фамилии
Свитчер, который между прочим в то же время является и его соседом. Этот Пунто
всегда всем и всё объяснял, так сказать «раскладывал по полочкам». Он, конечно,
был не настолько активен, насколько был активен
Виндус, но своего друга уважал. Ну, конечно, в жизни
не бывает всё хорошо. Да, да, я делаю тонкий намёк
на то, что у этого самого Виндуса был конкурент. И
его звали Люниксом. Люникс составлял полную
противоположность Виндусу. Его даже можно было
назвать «АнтиВиндусом». Он делал всё назло Вин-
дусу и между ними нередко возникали горячие
споры, а порой даже и схватки. Есть в этой книге ещё
много персонажей, как важных, так и не очень. Но о них
речь пойдёт только тогда, когда подойдёт время. А пока
начнём повествование…
Виндус жил один и питался электрической пищей,
спал, работал, отдыхал, развлекался, в общем жил
своей жизнью. А жизнь эта, что называется «лилась
своим чередом». Приближался день его рождения, а
как мы с вами знаем, он был довольно активен, хотя и
принимал любую новость близко к сердцу. Естественно, он решил устроить в свою
честь вечеринку или, как это называется у них (компьютерных жителей) «пати». Сам
Виндус не был специалистом в этом тусовом деле и, поэтому пошёл просить помощи
у того, кто хорошо разбирался в делах такого рода. Это был Винамп. Он жил всего в
нескольких кварталах от Виндуса. В доме Винампа постоянно играла музыка.
Видимо она не мешала ему заниматься важными делами и не отвлекала от работы.
А вообще, кто бы сомневался, что Винамп вообще работает. В его доме была раз-
руха неведомых масштабов. Он совсем не заботился о чистоте, а лишь сидел на ди-
ване и слушал музыку. Однако в музыкальной отрасли искусства он был просто
непобедим. Он настолько хорошо знал музыку, что если бы принял участие в каком-
-нибудь музыкально-игровом шоу, типа «Угадай мелодию», то сразу бы выиграл
самый главный приз! По крайней мере он сам так говорил. Виндус не был таким
отчаянным любителем сего творчества, но совсем не хотел рвать отношения с
другом.
Виндус направился к дому Винампа. Надо сказать, что дело происходило при-
мерно за два дня до дня рождения Виндуса. Десять минут спустя, Виндус уже стоял
около двери того самого дома, где непрерывно звучала музыка. Он не стал стучать
в дверь, но ему открыли. Потому что Виндус позвонил. К, счастью хозяин дома
услышал звонок. Он очень долго не видел своего друга Виндуса, поэтому был очень
рад встрече. Между ними завязался диалог:
- Здравствуй, дружище. Ба! Да, тебя и не узнать.
- Привет, Винамп. Я-то старый добрый Виндус. Каким был, таким и остался. А вот
тебя действительно не узнать. Ты грязный, лохматый и небритый, но прошу тебя,
не сочти это за оскорбление, ведь на правду не обижаются, - ответил Виндус.
- Что? Я в самом деле так плохо выгляжу? Может, это, конечно, и правда…
- Чистая правда.
- Не перебивай. Может, это, конечно, и правда, ведь
у меня в доме даже зеркала нет.
- Не удивительно, - тихо сказал Виндус.
- Ну, как дела?
- Подожди. Совсем забыл. Я же к тебе по важному де-
лу.
- Какому?
- Ты в курсе, что у меня скоро день рождения?
- Теперь да.
- Вот я и пришёл за помощью. Что главное на
вечеринке? Музыка. А кто лучше всех разбирается в
музыке? Винамп. Намёк понимаешь?
- Хорошо. Я всё организую. Но только и мне потребуется
твоя помощь…
Далее Винамп разговорился настолько, что Виндус не ус-
певал открывать рот, дабы вставить словечко. Но время лечит.
Два дня пронеслись, как две минуты в компании друзей. Один раз Винамп при-
гласил Виндуса к себе в гости, но, осмотрев помещение краем глаза и увидев
такое зрелище, Виндус сразу отказался от приглашения. За эти два дня Винамп
успел рассказать Виндусу интересную историю о том, как на него подали жалобу.
Однажды Винамп, как и всегда, слушал «тихую и спокойную» музыку в стиле
Панк-Рока, зажав кнопку увеличения громкости до упора. Естественно, не смотря на
то, что Винампу эта музыка казалась колыбельным чудом, то его соседи в радиусе
пяти километров готовы были повеситься, если он хотя бы ещё раз включит такую
«колыбельную». Сотни раз к нему стучались в двери, пытались дозвониться по теле-
фону, писали жалобы, письма с угрозами, однако ничего из этого на него не
действовало. Винамп продолжал слушать музыку…
За четыре часа до вечеринки, которая, кстати, начиналась в шесть часов вечера,
друзья успели подготовить различные вертушки, подключить светомузыку, накрыть
стол (но не в том смысле, что только накрыть, а ещё и блюда приготовить) и
приукрасить помещение. К сроку начали подъезжать гости. Первым в списке и
вообще пришёл Пунто Свитчер, разумеется, с подарком. Он подарил лучшему
своему другу достойный подарок – плазменный телевизор и клавиатуру. Далее по-
доспел месье Орион, который подарил Виндусу музыкальные инструменты. Он и сам
любил музыку, правда не настолько, как Винамп. После Ориона приехал сам Макс.
Он был знаком свету по своей бешеной популярности и одно только его имя
находило отклик в электронных сердцах жителей этой реальности. Он подарил Вин-
дусу не тот подарок, который ожидал Виндус, потому что плохо его знал. Но Виндус
ни капельки не обиделся на него, ведь ему подарили целый домашний кинотеатр.
Среди гостей, пришедших на праздник был и мистер Марк, известный людям, как
сыщик и доносчик (но в хорошем смысле этого слова). Он подарил Виндусу лупу
для сыщиков. А всё потому что он считал, что совсем
не нужно быть богатым, для того чтобы быть
счастливым. Он говорил, что цена подарка на имеет
значения, будь это крошечный сувенир или
огромная статуя, главное то, с какими намерениями
он был подарен, с душой.
На вечеринке еле-еле уговорил Винампа
включить не Панк-Рок, а хотя бы транс или техно, ко-
роче народную музыку, иначе бы все гости,
собиравшиеся около получаса, разбежались бы в
тридцать раз быстрее. Кстати, о гостях. Их набралось
такое количество, что Виндус и в лицо-то их не всех знал.
А сколько было гостей, столько же было и подарков! В
общем началась вечеринка, как и ожидалось, просто
великолепно. Разные хлопушки и разрывные петарды
своим сказочным треском как бы объявили начало
праздника. Полились напитки, заиграла музыка, за-
блестел свет. Собравшийся народ начал веселиться. Одна музыкальная композиция
медленно сменяла другую и так незаметно пролетел целый час. Но на этом, конечно,
вечеринка не кончалась. Где же вы видели «пати», которое продолжалось всего один
час? Наоборот, вечеринка только начала разгораться!
Но вдруг, одно событие сделало её просто незабываемой. Неожиданно, пол,
потолок и стены резко затряслись. Винамп понял, что что-то не так и вырубил
музыку, но тряска по-прежнему не прекращалась. Она стала ещё сильнее. Тогда
Виндус вышел на крыльцо, чтобы посмотреть на улицу и увидел что-то совсем
необыкновенное. Вдали виднелась большая чёрная и на вид какая-то сухая туча,
которая сметала всё на своём пути. И что было самым страшным, так это то, что
она с каждой минутой приближалась к городу Виндуса.
- Вот так день рождение, - сказал Виндус.
- Что это? Что там такое? Что это такое страшное летит на нас? – слышались звуки
из толпы.
- Похоже, что это вирус. Все вирусы очень опасны, если их не лечить. Наиболее
опасным из этих вирусов является Троянский Конь. Он может незаметно про-
бираться к вам в дом, даже в обличии вашего родственника, да и вообще в любом
обличии, и убить вас, - объяснил Пунто.
- Как нам от него спастись? Куда бежать? Где нам нужно скрываться от него? – вы-
плеснула волну вопросов встревоженная толпа.
- Это действительно серьёзно. Такой вирус, как этот, может истребить целый народ.
Нам нужно найти хороший антивирус и, желательно в срок, иначе наш город мо-
жет быть испепелён дотла, - продолжил своё объяснение Пунто.
Сколько у нас времени? – поинтересовался Виндус.
Очень мало, для того чтобы достать это средство и очень много, для того чтобы си-
деть и ждать своей участи. От четырёх до шести
суток. Нам повезло, что я знаю одного выдающегося
учёного, который может нам помочь.

0

3

прошу прощения, что три дня тут не постил, на то были причины. Кидаю продолжение:

Он как раз
работает с антивирусами. Его зовут доктором
Касперским. Но вся беда в том, что он очень далеко
находится и, если мы хотим спасти наш город, то
медлить нельзя.
Так чего же мы стоим? В путь. Ты знаешь дорогу? –
С великой уверенностью произнёс Виндус.
Не волнуйся, даже если и забуду, то можно спросить у
кого-нибудь, ведь он очень известен. Он даже был
дважды награждён за вклад в историю компьютерного
мира города Атлон и безопасность. Сомнений нет и не
может быть. В дорогу, - сказал Пунто и начал «паковать
вещички».
Времени не было, так что наши герои взяли с собой в
этот нелёгкий «поход» то, что попалось под руку. Среди
этих вещей было продовольствие и спальные мешки. Конечно, если немного по-
раздумать, можно было бы взять с собой ещё какие-нибудь вещички, но вся
проблема как раз и заключалась в том, что драгоценного времени не было. Перед
отправлением Пунто сказал всем жителям сего города, чтобы они спасались от
вируса любыми доступными способами. Так как времени не было, наши герои
скинулись по энной сумме герц и решили поехать на местной электричке.
Они подошли к площадке. К великому счастью, долго ждать не пришлось. Вскоре
подоспела электричка и наши путешественники сели в один из предоставленных им
вагонов. В не очень просторном, узком, грязном и вообще неуютном месте было
довольно тепло, что являлось, наверное, единственным плюсом среди бес-
численного количества минусов. Кроме того, в этом вагоне было сильно тесно, а это,
надо сказать, очень действовало на нервы. Вот двери закрылись и прозвучал ба-
совитый голос прямиком из громкоговорителей: «осторожно, двери закрываются.
Следующий каталог – Систем32». Вагон тронулся. Но вот к Виндусу и Пунто подошёл
некий персонаж, в последствии представившийся Винхексом.
- Добрый день, - произнёс незнакомец.
- Добрый? – удивился Виндус.
- Здравствуйте. Извините, просто мой друг сейчас не в настроении, - изъяснился
Пунто.
- Ясно. А вы куда направляетесь? – поинтересовался незнакомец.
- а какое вам до этого дело? – не совсем вежливо перехватил разговор Виндус.
- Мы ищем доктора Касперского, - ответил Пунто.
Я его знаю, - ответил незнакомец.
В самом деле?
Ну, да. Он живёт на сайте АвиПи в Интернете. Но, чтобы попасть туда, вам
потребуется Интернет-карта. Без этой карты в
Интернет никого не пропускают. Но не беспокойтесь
так, - сказал незнакомец, заметив волнение Пунто и
Виндуса, - Если у вас нет Интернет-карты, то вы мо-
жете купить её в любом магазине всего за
пятнадцать герц.
Вы оказали нам бесценную услугу и мы просто вы-
нуждены вас как следует отблагодарить.
Вот наша остановка. Вы выходите сейчас или едете
дальше?
Извините, но на этой прекрасной дружественной ноте
я вынужден буду попрощаться с вами и, так сказать,
оставить вас на произвол судьбы.
Хорошо. Но можно мне узнать хотя бы имя нашего
спасителя?
Винхекс.
После этих слов двери перед нашими героями закрылись и они больше не видели
этого весьма интеллигентного пассажира. Однако они последовали совету Винхекса
и сразу же заглянули в первый же попавшийся магазин. И что они увидели?
Небольшая комнатка, наполненная разными товарами и, конечно, сам продавец,
стоящий за прилавком. Виндус и Пунто долго глядели, рассматривали различные
вещи, выставленные на распродажу, но карту не нашли. Они неторопливо подошли
к продавцу и спросили об Интернет-карте. Продавец ушёл на несколько секунд в
комнату склада. Затем вернулся, с немного изменившимся видом и сказал, что
таких карт больше нет в продаже, и что их кто-то скупил. Виндус и его друг очень
удивились этому и спросили, что он из себя представлял и как выглядел. По ха-
рактеристике, составленной продавцом, Виндус и Пунто сразу же догадались, что
это был Люникс. Но зачем Люниксу были нужны эти карты, тем более в таком коли-
честве? Скорее всего он хотел досадить Виндусу. Отчаявшийся Виндус решил по-
пытать удачу в другом магазине. Но и во втором магазине все карты были скуп-
лены. В третьем магазине произошла такая же беда. Вскоре, Виндус убедился, что
Люникс скупил все Интернет-карты. Придя к такому решению Виндус решил рас-
спрашивать у каждого из продавцов о каких-нибудь приметы или уликах,
оставленных Люниксом. И вот, наконец, зайдя в очередном магазин и расспросив
продавца об уликах, оставленных всё тем же Люниксом, продавец ответил, что
видел транспорт, на котором производил свои злодеяния Люникс. Это была
легко-грузовая машина, вроде «Газели» с кузовом, битком набитым какими-то
жёлтыми ящиками. У неё были яркие зелёные фары и поцарапанная левая дверь.
В том же магазине он нашёл сотовый телефон, видимо потерянный кем-то. На вся-
кий случай Виндус взял его с собой, но, чтобы не потерять, отдал Пунто. Тем не
менее наши герои отправились продолжать свой нелёгкий путь. Времени не было.
И вообще, время надо тратить с умом. Ведь между словами «тратить» и
«растрачивать» есть очень большая разница, со-
вершенно неприметная поначалу. Думаю, тот, кто
ещё не понял, скоро поймёт, сказанные мной слова.
И, конечно, было бы неправильно думать, что время
заключается в крошечном циферблате со
стрелочками, постоянно бегающими по замкнутому
кругу. Нет, время – это понятие далеко не
однозначное и совсем необъятное. Оно всесильно.
Оно способно отнять у людей жизнь и излечить их от
душераздирающего чувства разлуки. Время управляет
всем.
Но уже всё-таки пора оторваться от дискуссии между
писателем и читателем и вновь примкнуть к развитию
событий в жизни Виндуса и Пунто. Они всё шли, не
останавливаясь никогда и ни перед чем. Они шли и
вслед за ними шло время. Но вот эту дорожную скуку
мгновенно развеял сигнал с телефона. Оказывается, на
мобильник пришло СМС сообщение. Там было написано следующее: «Будь в уни-
вермаге через семь часов. Планы изменились». Получив такое сообщение Виндус
заблестел глазами и на его лице появилась улыбка. Он побежал в первый попав-
шийся магазин, но вот увидел надпись на двери: «Закрыто на 5 минут» и
остановился. Конечно, он решил подождать. За это время Виндус успел подумать о
многом. Он думал о том, как он будет проводить своё драгоценное время после
того, как или если спасёт свой родной город Атлон от безжалостного и в самом
прямом смысле бессердечного вируса. Он думал о том, как он встретит доктора
Касперского и что скажет ему. Он думал о том, успеет ли он прибыть к
назначенному сроку в универмаг. Пунто тоже думал о разном. Но это уже совсем
другая история, а нам не очень-то желательно отклоняться от главных событий этой
истории. Магазин открылся и Виндус со своим высоко-почтенным другом зашли
внутрь. Там они нашли продавца и Виндус попросил у него карту, но не Интернет-
-карту. Всё равно продавец округлил глаза и упал в обморок. Увидев такую реакцию,
Пунто решил, что что-то не так. Он вышел из магазина и увидел вывеску: «Продукты».
Поняв, что вышла небольшая ошибочка, Пунто и Виндус решили подойти к прилавку
другого магазина и, наконец-то купить карту города, чтобы посмотреть, где же на-
ходится то самый универмаг, в который нашим героям было так необходимо
попасть. Они спросили у него и он сразу же достал карту, а за тем протянул руку с
ней , сделав намёк по поводу денег. Ну, разумеется, наши герои этой
наипрекраснейшей истории заплатили необходимую сумму и получили то, что хо-
тели. Выбравшись из магазина, они сразу же открыли эту карту и увидели весь
город, как на ладони. Они долго смотрели на карту, медленно водя по ней своими
глазами из стороны в сторону. Каким бы странным это им не казалось, ни одного
универмага они не нашли. Отчаявшись, Виндус и Пунто уже собирались закрыть
карту и растеряться, но вдруг увидели большой магазин с весьма и весьма
странным названием: «Универмаг». Виндус и его друг без сомнения поняли, что в
СМС сообщении говорилось именно об этом месте. К назначенному часу Виндус и
Пунто уже были на месте.
А машину, типа «Газели» они взяли напрокат у одного встречного поперечного,
предварительно договорившись с ним о данном виде услуги. Машину они взяли, для
того чтобы тот, кто прислал то загадочное электронное письмо, подумал, что Виндус –
- это Люникс. Они решили для начала встать не очень близко от того магазина.
Похоже, тот магазин был очень крупным и Люникс с кем-то собирался его ограбить,
потому что, если бы он собрался бы там купить все Интернет-карты, то у него
просто-напросто не хватило бы денег. Время шло, однако ничего не менялось. И вот
Виндус уже начал думать, что в СМС сообщении речь велась совсем не о том месте,
как вдруг среди снующих из стороны в сторону людей появился довольно странный
персонаж, одетый в чёрный пиджак и с чёрным капюшоном. В таком весьма не-
понятном и подозрительном наряде он был похож на смерть с косой. Вот только
косы у него не было. Пунто удивлялся, как народ может проходить мимо него,
совершенно не оглядываясь на того в чёрном и даже не заостряя своего внимания
на его виде. Вот он подошёл к одной из стен этого дома, облокотился на неё и
достал свой мобильник. Толпа продолжала игнорировать его. Он взял телефон в
левую руку, а правой начал давить на разные кнопки. Толпа по-прежнему не
замечала его. Вот его взгляд попал на грузовик, в котором сидели Виндус и Пунто. В
этом грузовике его что-то очень сильно испугало. Он растерялся. Наверно, Виндус и
Пунто сели в машину, отличавшуюся от машины Люникса по цвету, бамперу, марке,
багажнику, дверям или ещё по каким-нибудь характеристикам. Тут Виндус
вспомнил, что один из продавцов сказал им, что видел машину с царапиной на
левой дверце, с повреждением, с ущербом. Да, конечно, это совсем небольшое раз-
личие между машинами, но и оно могло очень сильно повлиять на развитие этих
событий.
Между тем у Виндуса зазвонил сотовый. Пришло письмо. Там было написано ко-
роткое, но очень глубоко наполненное смыслом предложение, вернее фраза. Оно
гласило: «Начали. Время пошло». Но коварный пижон в чёрном был не промах. Он
взял первого попавшегося под руку прохожего и приставил к его голове пистолет.
Толпа закричала и забегала.
Вот так всегда: стоит только показать себя, как тебя начнут видеть и замечать.
Ведь один человек – это ум, я об этом не спорю. А вот толпа людей – это большая
глупость. Затем неизвестный тип прокричал одну фразу и дал команду, чтобы Вин-
дус и Пунто выходили из машины с поднятыми руками. Конечно, Виндус и Пунто
вполне могли оставаться на месте, ведь этот бедный человек, даже не был им
знаком. Но их, как ответственных граждан этой компьютерной страны, мучила совесть, ведь из-за них может умереть совсем невинный человек, а когда Виндус
представил, что у этого беззащитного человека могла быть семья, то слёзы
навернулись у него на глазах. Ведь без главного члена семьи, сама семья не могла
бы существовать. Его дети бы медленно, но верно умирали от голода мучительной
смертью. Его жена бы, видя беспомощные лица детей, всё равно не могла бы им
ничем помочь. Она просто не могла бы прокормить семью. Конечно, Виндус и
Пунто, истерзанные совестью вышли из машины, как и приказал некий тип в
чёрном. Затем этот тип отпустил заложника и навёл прицел своего пистолета на
наших героев. Он приказал им идти с ним. Видя, что теперь уже Виндус и Пунто
точно попали в безвыходное положение и что терять уже нечего, они просто не
могли сопротивляться и были обязаны делать всё, что захочет тот гангстер. Они
пошли с ним.
В дороге этот гангстер постоянно наводил курок своего пистолета, то на одного
заложника, то на другого, будто думал, что они внезапно могут убежать или начать
сопротивляться. Но Виндус был рад, что спас человека от неминуемой на первый
взгляд гибели. Эту странную радость совсем не понимал гангстер. Он думал, что
Виндусу нравится, когда его берут в заложники, а может быть в его мозге созрел
какой-то план. Подумав об этом, гангстер хорошенько присмотрелся к обоим за-
ложникам и стал вести себя более агрессивно. Они зашли за угол. Там их уже ждал
грузовик. В этом грузовике находился ещё кто-то. Этот «кто-то» очень удивился,
увидев, что вместо драгоценных Интернет-карт его сообщник привёл двух сор-
ванцов, которые были им ни к чему, но отпускать их они почему-то тоже не хотели.
Прошло несколько минут и похитители договорились о том, что положат наших
героев в кузов, рядом с уже наворованными из более ранних преступлений
Интернет-картами. Традиционно, как это часто бывает в кино, они связали их по
рукам и ногам, и засунули им в рот кляп. После этого грузовик, как ни в чём не
бывало, спокойно тронулся в дальний путь.
Во время езды, эти двое обсуждали свои дальнейшие планы. Они говорили о том,
что будут делать с заложниками и решили поехать в тихую гавань, для того чтобы в
этом тихом и спокойном местечке их заживо похоронить. Затем они говорили о том,
на какие магазины они собираются напасть в ближайшем будущем и решили на-
пасть на знаменитый торговый комплекс Селерон. Затем они начали обсуждать то,
как же всё-таки в руках Виндуса и Пунто оказался мобильный телефон Люникса.
Была даже версия, что наши Пунто и Виндус убили его. И вообще, порой слышались
довольно неожиданные утверждения.
Тем не менее Виндусу и Пунто нужно было как можно быстрее что-либо решать.
Им нужно было немедленно планировать побег. Но, к сожалению, наш Виндус ещё
никогда не оказывался в ситуации такого рода и совсем не знал, что и как нужно
было делать. Пунто тоже был бессилен. Вдруг Виндус вспомнил кое-что и его
сознание начало проясняться. Он вспомнил, что в первом же магазине, в который
они тогда зашли, продавец сказал, что все Интернет-карты кто-то скупил. Именно
скупил, а не украл. Значит он нагло солгал. Возможно за некоторое время до того,
как они встретились с самим продавцом, его навестили бандиты и начали угрожать
ему, предупреждая, что если он проговорится о том, что Интернет-карты украли,
кому угодно, будь это милиция или просто обычный покупатель, то они обязательно
пристрелят его.

0

4

:offtopic: не будь бы это тема про фанфы я б тя забанил на 300k лет.. :offtopic:

0

5

Bobrik

За свободу мысли? )))) Или за издевательство над торговыми марками Била Гейтса? ))))

Доказательством этому служит тот факт, что у продавца в то время,
когда Виндус и Пунто посетили его руки были довольно холодными и с его лба тёк
пот. Тем более в то время Виндус заметил небольшой синяк на лбу у продавца, но
не счёл это важной уликой. Теперь стало ясно, что этот синяк продавец получил от
удара каким-то тупым предметом (по всей вероятности этим предметом был
пистолет). Но, к сожалению, добрый продавец проговорился и приоткрыл тайну. Он
рассказал о некоторых уликах, на которые он обратил своё внимание, но вдруг
понял, что натворил и сей час же умолк. По его лицу было видно, что он рассказал
им далеко не всю правду и на самом деле знает больше, гораздо больше, но к тому
времени Виндус и Пунто очень торопились и им было некогда выпрашивать те
остатки правды, которые недоговорил продавец. Хотя, если посмотреть на этот
весьма важный момент с другой стороны, то можно понять, что если бы наши
герои выпросили у продавца всю правду до конца, то они могли бы и не попасться
в руки этих коварных гангстеров. Но кто ж знал, что так получится? Увы, мы не
можем заглянуть наперёд и изменить свою судьбу. Хотя, с другой стороны это было
бы просто ужасно! Представьте себе, что вы ясновидящий и знаете, когда пробьёт
ваш час, то есть когда вы умрёте. Да, вы сможете предотвратить несчастье и тем
самым изменить свою судьбу, а если эта смерть произойдёт в результате
глобальной катастрофы? Что, если вы узнаете, что умрёте от цунами или
землетрясения? Тогда вам придется просто ждать того самого дня и предотвратить
это уже будет невозможно.
Тем временем бандитский грузовик остановила милиция.
Здравствуйте. Лейтенант Центрино. Водитель, вы хоть знаете, что превысили
скорость? За это я должен взять с вас штраф.
Сколько? – спросил бандит.
Семьдесят герц, - ответил лейтенант.
Хорошо… Вот, - проговорил бандит, достав из бумажника необходимую сумму и
передав её лейтенанту.
Что везёте?
Груз.
Какой?
Ценный.
Куда?
Далеко.
Зачем?
Чтобы продать.
Хватит! Не надо со мной играть в игры! Покажите, что у вас там.
Ничего обыкновенного. Думаю, вам будет не интересно туда заглядывать.
Открывайте! Иначе, я приму меры, - сказал уже достаточно сильно разозлившийся
лейтенант.
Ладно, - согласился бандит и покорно открыл дверь.
Как ни странно, ящики застилали весь кузов, словно кирпичная стена. Но они
составляли только один ряд, а за ними уже находились заложники, которые просили
о помощи и всеми силами пытались сделать так, чтобы на них обратили своё
внимание. К несчастью, лейтенант ничего не заподозрил, хотя ящики осматривал
внимательно. В итоге бандиты остались на свободе, а невиновные Виндус и Пунто
так и остались лежать в кузове с кляпом во рту. Их единственный, подвернувшийся
им под руку шанс, был утерян. Поняв, что дело зашло слишком далеко и, что если
всё так и пойдёт дальше, то нашим отважным странникам будет уже нечего терять,
Виндус со своим закадычным другом Пунто должны сбежать из коварных лап раз-
бойников сами. Но, как вы знаете, они не могли переговариваться и даже по-
казывать друг другу какие-нибудь жесты. В общем, они были лишены любой воз-
можности передавать друг другу информацию.
Смекнув в чём дело, Пунто указал глазами Виндусу на ящики с Интернет-картами.
Виндус сразу же понял, о чём ему хочет сказать Пунто. Он хотел воспользоваться
возможностью и взять хотя бы одну Интернет-карту, пока находится здесь, но едва
мог пошевелиться и, поэтому ему необходимо было приложить умственные усилия.
Тем временем бандиты попали в дорожную пробку, а вместе с ними и наши
герои. Пробка выглядела достаточно серьёзной. Она протягивалась на очень
большое расстояние и даже не думала рассасываться. Бандиты остановили свой
грузовик и один из них посмотрел через сетку на Пунто и Виндуса, чтобы
удостовериться, не убежали ли они. Затем он повернулся к своему приятелю и
сказал ему, что-то насчёт их. В его монологе упоминалось словосочетание «тихая
гавань». Честно говоря, это высказывание пробирало Виндуса до костей. Когда он
услышал его впервые, ему показалось, что бессовестные похитители просто хотят
запугать его и его друга, но сейчас он понял, что глубоко ошибался. Они
действительно опасались за свою «шкуру» и хотели убить заложников.
Время шло, а пробка не уменьшалась. Вовсе наоборот – она не переставала
расти! Это сильно волновало гангстеров. По видимому, они куда-то спешили. Тут
один из гангстеров позвонил на мобильник и что-то сердито пробормотал. Он в
самом деле беспокоился и никак не мог привести себя в порядок. Прошло ещё
немного времени и он не вытерпел. Он резко нажал на педаль газа и выехал на
встречную полосу. Но неудачно. Как раз в это время по встречной полосе с большой
скоростью ехала легковая иномарка. Водитель не смог вовремя остановить машину
и произошла авария.
Да, это было зрелище не для слабонервных. Удар был настолько силён, что у
иномарки оторвало колесо и до неузнаваемости искромсало капот. «Газель», вроде
бы легко-грузовая машина и её должно было бы меньше повредить, но во всяких
правилах есть исключения. В данной случае перед нашей «Газели» был просто
«разорван в клочья». Боковые зеркала машины отлетели от неё настолько, что их
было едва видно. Одна из петель левой двери машины была безвозвратно
повреждена, так что дверь моталась так, что порой казалось, что она держится на
липучках. Водитель иномарки был мёртв. Подушка безопасности не сработала. На
его голове отчётливо был виден большой и широкий кровавый шрам. Он истекал
кровью. Что касается похитителей, то водитель бандитского грузовика то же был
мёртв. Ему уже вряд ли мог кто-нибудь помочь. Правая рука трупа продолжала
уверенно держать руль. В его глаза невозможно было взглянуть. Шею скрывала
запёкшаяся кровь.
Второй бандит поднял голову и посмотрел по сторонам. Он увидел уже описанную
выше картину и произнёс: «Чёрт возьми! Что здесь произошло?». У него хватило сил
задать вопрос, но не более того. Затем он умер.
Что случилось с нашими основными героями это приключенческой баллады? К
счастью, они уцелели. Конечно, в аварии такого масштаба уцелеть-то практически
невозможно, поэтому Виндус и Пунто всё же были ранены. Но они остались в живых.
Это главное. Тем более путь к свободе был открыт. Пунто и Виндус взяли Интернет-
-карту и побежали куда глаза глядят. Чтобы побыстрей добраться до Интернета, они
решили срезать путь на несколько часов по зарослям. Это были некие
непроходимые джунгли, в которых было подозрительно тихо и до ужаса темно.
Леденящая кровь тишина впивалась в уши тех-, кто хотя бы раз пробовал пройти по
этому месту и бескорыстный сумрак затмевал последнюю надежду на спасение. Но
что бы я вам ни говорил по поводу опасностей этого леса, помните – это ложь. Всех
диких животных этого скромного местечка либо истребили, либо поймали и с
превеликим удовольствием передали зоопарку. А уж очень редких зверей нашли, а
затем поймали и отдали учёным-биологам на растерзание (я имею ввиду, что они
ставили на них свои опыты). Поэтому лес был совершенно чист и максимум, чего
можно было опасаться нашим путешественникам, так это только падения с де-
ревьев или подскальзывания из-за их собственной невнимательности и
неаккуратности.
А тем временем в городе Атлоне, вирус продолжал свирепствовать. Он начал
наступать на беззащитных жителей городка с новой силой. И что самое страшное,
так это то, что вирус, похоже не желал ограничиваться крушением одного города, а
хотел постепенно захватить и весь мир. Заражение вирусом происходило всё
быстрее, поэтому срок максимального сопротивления города, предположенный
Пунто ранее, уменьшился чуть ли в два раза! Винамп то и дело смотрел по сторонам,
разыскивая многочисленными взглядами своих друзей-спасителей, но всё было
тщетно. Буря, кружившаяся вокруг его дома просто не оставляла шансов на лучшее.
Вот поэтому Винамп, подумав, что его дни сочтены и, что ему уже никто и ничто не
сможет помочь, включив на всю громкость колонки, слушал свой любимый
Панк-Рок. Он считал, что этот миг поставит точку в его биографии.
Господин Орион из-за сильного грома и яркой молнии не мог заснуть. Кроме того,
ему мешал довольно обильный ливень, постоянно бьющий по подоконникам его
дома своими надоедливыми капельками. Он знал, что в одиночку не сможет
остановить вирус, что один он бессилен перед ним. Поэтому он неоднократно
пытался не обращать на это своё внимание и наконец-таки заснуть, но увы, ничего
не получалось. Он пытался убедить себя в том, что завтра всё будет по-другому, хотя
и знал, что на самом деле это не так. Конечно, было глупо спорить с самим собой, но
что оставалось делать? Этот день было сложно пережить в Атлоне. А кто смог его
пережить, тот наверняка не забудет его. Наверняка он оставит в его душе
неизгладимые впечатления.
В два часа ночи и пятнадцать минут по Атлоновскому времени месье Марк
проснулся от звонкого удара. Это было так неожиданно и так страшно, что бедный
Марк мигом вскочил со своей кровати. Он увидел многочисленные осколки, раз-
бросанные по всей его комнате. Окно было разбито. Он немедленно встал с кровати
и подошёл к нему, чтобы посмотреть что же всё-таки случилось. Он увидел
неописуемую картину: небо покраснело и наполнилось оттенком кровавого цвета;
вихри, кружащие в дали, в большом количестве, отнюдь не рассеивали этот вполне
понятный любому человеку животный страх; зловещие раскаты грома, бьющие
точно в такт и пугающие с каждым разом всё сильнее и сильнее. Он понял, что
злобный вирус с помощью силы бури поднял камень и бросил его в окно Марка, то
бишь его. И это могло быть только началом! Естественно, Марк посчитал опасным
оставаться на этом месте в дальнейшем и, предварительно одевшись, а затем
прихватив с собой кое-какие вещички, быстро отправился к друзьям.
Вскоре, собрав в свою команду Ориона, Макса и Винампа, Марк решил
объяснить им, для чего, собственно говоря, он это и сделал:
- Послушайте. Мы не ждали такого поворота событий и надеялись на Пунто и Вин-
дуса, но сейчас ситуация изменилась и мы должны, нет, мы вынуждены покинуть
этот город, если не хотим умереть от вируса. Почему-то он стал быстрее
распространяться, - сказал, изрядно призадумавшись, Марк.
- Как? Ты хочешь, чтобы мы покинули свой родной дом, где прожили всю свою
жизнь? Нет уж, лучше остаться и принять смерть от вируса, чем уйти и предать
свою родину, - сказал Макс.
- Сильно сказано! – подхватил Орион.
- Одумайтесь. Что-то не во время в твоей душе возник патриотизм, Макс. Ты что,
хочешь, чтобы тебя снесло вместе с домом? Ты никак самоубийца, а? – не понял
ответа Макса Марк.
- Пускай. Зато это будет благородным поступком, - ответил на вопрос Марка Макс.
- Вот именно, - влез в разговор Орион.
- Вы свихнулись! Никто не выживет, оставшись здесь. Вирус поразит любого, кто
встанет на его пути. Нам нужно спасаться, - проговорил Марк.
- Ну и пусть. Я не боюсь смерти, - отважно и гордо ответил Макс.
- Хорошо. Я обещаю, что с вами всё будет в полном порядке, если вы пойдёте со
мной. Я даю слово, что вы и ваши близкие останутся в целости и сохранности, если
вы пойдёте со мной. И никто из них не посчитает вас трусами, когда вы вернётесь.
И ваша репутация то же не будет запятнана сложившейся ситуацией, - сказал
Марк.
Этот спор длился довольно долго, но вскоре стал склоняться в пользу Марка и Марку
в конце концов всё-таки удалось уговорить своих друзей идти с ним. Можно было
даже сказать, что между ними шла словесная война.
Четверо отважных храбрецов покинули город. Вскоре, когда показалось солнце,
обычно предвещающее рассвет, наша команда была уже в десяти мегабайтах от
города Атлона. Они шли без устали, и лишь для того чтобы снять накопившуюся
усталость и отвлечь себя от посторонних мыслей, препятствующих их продвижению
вперёд, и от колких до боли воспоминаний, они говорили в дороге о всякой ерунде.
Это срабатывало и при необходимости срочно утолить голод. Они рассуждали о том,
где сейчас в это время находятся Виндус и Пунто; рассуждали о том, что сейчас
твориться в их родном городе; рассуждали о том, как и сколько они ещё смогут про-
держаться в таких условиях.
С тех пор прошло уже шесть часов после отчаливания наших беженцев и пора
уже было сделать привал. Но, конечно, Марк понимал, что если они будут
останавливаться на слишком долгое время или слишком часто, то их может нас-
тигнуть, крадущийся за ними по пятам вирус, и тогда им точно придёт конец. Он
видел впереди свет надежды, совсем не похожий на свет участи, который Марк
видел позади себя. Тем не менее, пора было перекусить. Надо сказать, погода
по-прежнему оставляла желать лучшего. Тем не менее, Орион, Марк, Макс и Винамп
нашли пещеру, в которой было хотя бы немного поспокойнее, чем на улице. Они
решили войти туда и позавтракать, но для того чтобы развести костёр и разогреть
пищу им нужны были ветки и спички. Тут Марк взял ситуацию под контроль. Он
отправил Винампа в магазин за спичками, а Ориона за ветками. А сам остался
наедине с Максом.
Пока тех двоих не было они смело и грозно смотрели друг другу в глаза и думали,
каждый о своём. Иногда их мысли переплетались. Это было видно из их глаз. Ведь
не даром говорят, что «глаза – это зеркало души человека». В них можно увидеть и
глубокое сочувствие, и превеликую радость; и типичную жестокость, и слегка
нагловатую самоуверенность. Нужно лишь научиться быть внимательным. Нужно
только приобрести желание и высвободить несколько часов свободного времени.
Итак, прошло немного времени и костёр был готов. Путники, измученные
вирусом, очень сильно хотели есть, но Марк сказал, что нужно экономить. Конечно,
по этому поводу снова возник конфликт, в который волей-неволей ввязались все
здесь присутствующие. Однако, так же как и в предыдущем конфликте Марку с
великим трудом удалось уговорить своих друзей в том, что он прав. По расчётам
Марка, средств на то, чтобы жить у них хватит ещё на шесть дней, если не учитывать
другие опасности, которые могут с ними произойти. На еду ушло чуть ли не в три
раза больше времени, чем планировалось, поэтому, отдохнув, наши странники
отправились дальше. Они знали, что со временем вирус лишь крепчает и ни за что
ни перед чем не остановится. Они знали, что, идя вперёд, могут лишь выиграть
несколько часов жизни, но никак не спастись. Они надеялись на Виндуса и Пунто.
Но до поры, до времени. Что они будут делать, когда захотят спать? Ведь они не
смогут выспаться за двадцать минут. А если и попытаются обойтись без сна, то
более трёх суток не выдержат.

0

6

Короче, неугомонный вирус продолжал претворять в
жизнь свои злодеяния. В эпицентре творилось просто нечто. Это было невозможно
передать словами. Сия картина была похожа на какой-то навороченный фильм
ужасов. В городе наступила кромешная тьма. Казалось, вирус сожрал солнце, но на
самом деле его, конечно, просто закрыли многочисленные тучи, разбросанные в
неорнаментальном порядке по небу. По воздуху, точно легкокрылые птицы, летали
многотонные машины! Они кружили в воздухе, а затем резко падали на асфальт,
тем самым разбивая его на куски. Молния ударяла с такой силой, что с неба, вместо
капелек дождя, падали жгучие искринки. А когда они попадали на какой-либо
легковоспламеняющийся или взрывоопасный предмет, то происходил кровавый
фейерверк. Глядя на такое зрелище, можно было и посомневаться, где страшнее: в
аду или здесь. Вирус изменил яркий и солнечный городок Атлон до неузнаваемости.
В реках и озёрах отражался кровавый оттенок красного неба. Он так жестоко
разливался в них, что было просто невозможно поверить, что эти озёра и реки,
когда-то были яркими и солнечными, как и их город. Такая же участь преследовала
и остальные города, прежде всего рядом находящиеся. В походе Марка и его друзей
преследовал холод и ветер, который был верным признаком набега вируса.
Вообще, во всех компьютерных городах и странах было всегда очень тепло, и
такого понятия, как холод, люди, жившие здесь, в принципе-то не знали. Холод
появлялся только тогда и в тех местах, где появлялся вирус.
Но давайте же всё-таки не будем забывать Виндуса и Пунто. Они уже давно пере-
секли джунгли и направлялись к Интернету. Но нужно отметить одну историю, при-
ключившуюся с ними в лесу, которую просто нельзя пропустить. Хотя, рассказать
такое невозможно, это надо было видеть своими собственными глазами. А если и
можно рассказать, то всё равно это не даст такого эффекта, как если это увидеть.
Поэтому всё же опустим эту историю и вернёмся к настоящему времени, к
реальным событиям, происходящим в реальном времени. Наши Виндус и Пунто
шли, размышляя о дальнейших своих действиях:
- Так. Значит мы сейчас должны только попасть в Интернет на нужный нам сайт,
отыскать доктора Касперского и уговорить его помочь нам? – спросил у Пунто
Виндус.
- Вроде бы, - ответил на вопрос Виндуса Пунто.
- Вроде бы да или вроде бы нет? – попросил уточнить Пунто Виндус.
- Вроде бы да, - уточнил свой ответ Пунто.
- Отлично! – успокоился Виндус.
- О, нет, - вдруг воскликнул Пунто.
- Что такое? – заволновался Виндус.
- Ты только посмотри на это, - сказал Пунто, доставая Интернет-карту.
- Действительно. Здесь всё закодировано. Сплошные квадратики и буквы «я».
Похоже, что с инструкцией мы обломались.
- Но без инструкции мы не поймём, как обращаться с ней! Нам нужно срочно узнать,
что тут написано. Нужно как-то это перевести на наш местный язык, чтобы мы
могли свободно прочитать эту инструкцию.
- Сами мы не сможем прочитать её.
- Я слышал, вам нужна моя помощь. Я доктор Веб. Я могу помочь вам перевести,
что тут написано, точнее я знаю того, кто это может сделать, - неожиданно ввязался
в их разговор некий персонаж, назвавший себя доктором Вебом.
- Доктор Веб?
- Извините, что так резко. У меня такая привычка. Я вечно появляюсь, когда меня
не ждут.
- Так, что вы там говорили насчёт Интернет-карты?
- М-да. Вам должен помочь господин Сократ. Он занимается переводом языков вот
уже тридцать лет и наверняка знает, как вам помочь, - с уверенностью сказал
доктор Веб.
- Хорошо. А где он находится? – услышал он в ответ вопрос.
- Мистер Сократ знает более двадцати языков и свободно владеет каждым из них. Я
сейчас напишу вам его адрес. У вас есть свободная минутка?
- Ради такого дела найдётся.
- Понятно. Но, боюсь вам не удастся так быстро попасть к нему на приём.
- А в чём проблема?
- Видите ли, мистер Сократ очень знаменит в этих краях и его постоянно посещают
клиенты. Он даже записываются в специальной картотеке, чтобы попасть туда.
- Не волнуйтесь, с этим мы как-нибудь справимся.
Доктор Веб дал Виндусу и Пунто листок с написанным на нём адресом и любезно
попрощался с ними. После этого Виндус начал спрашивать у прохожих, где на-
ходится та самая улица и тот самый дом, о которых было написано в той записке, а
Пунто запоминать эту ценную информацию. Поначалу у Виндуса не очень хорошо
получалось «вытряхивать» из прохожих эту весьма полезную информацию, но потом
вошёл во вкус. Постепенно, таким образом они добрались до нужной улицы и
нужного дома, хотя и потеряли на это уйму времени. Но мне кажется, что для такого
события время не имеет значения. Главное – результат.
Виндус и Пунто зашли в помещение. Здесь было чисто, просторно и уютно. Так
что Пунто и Виндусу понравилось тут с самого первого момента. Им нравилось быть
нежданными гостями здесь. Много люстр какой-то слегка плосковатой формы
висело на потолке. Свет их ламп отражался на линолеуме, что создавало некую
блистательность, оригинальность и совершенную неповторимость. Широкие ко-
ридоры внушали уважение. Картины, висящие на стенах, очень хорошо смотрелись
в этом помещении. Но самая главная изюминка – это, пожалуй, цвет стен. Его
нельзя было назвать одним словом, так как он постепенно переходил из одного
цвета в другой, из второго в третий, из третьего в четвёртый, из четвёртого в пятый
и так далее, и так далее…
Пунто и Виндус подошли к картотеке и попросили записать их в список клиентов,
но заведующий этой картотекой, сказал им, что мистер Сократ сегодня не при-
нимает посетителей, и что у него сегодня выходной. Пунто и Виндус возмутились:
- Но ведь сегодня среда! У кого же может быть выходной в середине недели? – задал
вопрос заведующему Пунто.
- Простите, ребята, но я бессилен. Я бы хотел вам помочь, но не могу. Вам придётся
ждать до завтрашнего дня, тем более вы находитесь под сто семнадцатым но-
мером в списке пациентов, - пояснил им заведующий.
- Но войдите в наше положение…
- Мы хотим перевести инструкцию к Интернет-карте, чтобы зайти на сайт к доктору
Касперскому и уговорить его дать нам антивирус, чтобы уничтожить, иными
словами полностью избавиться от вируса, мучающий город Атлон, в котором мы
живём.
- Ну, если это так срочно, то вы можете оставить здесь вашу Интернет-карту, а
завтра, когда придёт мистер Сократ я передам ему её. А, скажем, в два часа дня
вы придёте и заберёте её уже вместе с переводом. Идёт?
- Хм… Ну, давайте, - сказал Пунто, поняв, что другого выхода у них нет и не могло
быть.
Они отдали карту и покинули помещение. Но только потом они поняли, что попали
в рискованную ситуацию. Ведь эту карту им могли уже и не вернуть, потому что она
стоила немалых денег, соврав, что Виндус и Пунто никогда не давали им
Интернет-карту. И что было бы самым ужасным, так это то, что бедные
пострадавшие не могли бы доказать правду и опровергнуть ложь. Да, я понимаю,
что чувствуешь, когда не можешь доказать свою истинную правоту. Тебя не-
дооценивают, на тебя всем плевать! Все принимают тебя совсем не за того, кем ты
являешься на самом деле. Это обидно. Ты чувствуешь невероятную злобу,
возникающую из-за того, что тебе никто не хочет верить, мало того, они даже не
хотят выслушать тебя! Дальше возник такой вопрос: а куда, собственно говоря, они
идут. Им сказали, чтобы они ждали до завтра. В незнакомом городе у них не было
никаких друзей, которые могли бы приютить их, а ночевать на голой земле или в
каком-нибудь общественном помещении было небезопасно. Дело в том, что наши
Виндус и Пунто могли простудиться от холода, который бродил по земле ночью. Сам
знаю, я говорил, что в компьютерном мире никто не знал холода, но здесь дело
совсем другое. Холод ворвался в этот мир из-за вируса. Он всему виной. Тем более
их могли посчитать за бомжей, а это было бы слишком унизительно. С другой сто-
роны, конечно, ради спасения мира, ничего этого совсем не имеет значения, но
наши герои всё равно не хотели принимать эту унизительную идею.
Тут Пунто вспомнил, что как раз в этом городе живёт его тётя Массива. Правда
он не виделся с ней уже почти пять лет и боялся, что она его не узнает, ведь прошло
столько времени и оно капитально изменило его, или, что она уже безвозвратно
переехала, но всё же решил попытать своё счастье. Он уговорил Виндуса пойти с
ним. Да, собственно говоря, у него другого выбора-то и не было, поэтому Виндус
без лишнего раздумья принял предложение Пунто. С трудом, изрядно покопавшись в
своём подсознании, он всё же вспомнил адрес и не ошибся.
Надо сказать, их приняли по первому разряду. Тётушка Массива оказалась очень
добродушной женщиной, приятной наружности. Она тут же угостила Виндуса и
своего племянника разными пряностями. За чаем она расспрашивала Пунто о его
похождениях и каждый раз хваталась за сердце, когда Пунто рассказывал о вирусе,
терроризирующем город Атлон. Они долго сидели за столом и беседовали, во время
разговоров смеялись и плакали. Они очень долго рассказывали друг другу, каждый
о своих, по своему оригинальных похождениях и всё никак не могли наговориться.
После такого приёма Виндус и Пунто остались очень довольны.
Добрая старуха положила спать Виндуса и Пунто на раскладушках, потому что дом
её был не богат и она сама тоже. Она очень гордилась своим племянником. Она не
могла поверить в то, что её племянник готов спасти весь мир от коварных на-
падений коварного вируса. Но вдруг, ночью Виндус вспомнил про свой город.
Вообще, ночами людям в голову приходят самые страшные мысли. Человек
почему-то ни с того, ни с сего начинает очень сильно волноваться и из-за этой
проблемы весь сон катастрофически нарушается. В результате, человек не вы-
сыпается и под утро чувствует себя совершенно разбитым. Почти то же самое
случилось и с Виндусом. К утру он совершенно не выспался и встал с плохим нас-
троением. Его так замучили и так наскучили эти приключения, и он просто хотел
оказаться в своём доме на своей улице, в своём городе своей прекрастной, с его
точки зрения, страны. Он так хотел просто попить чай и посмотреть интересную
передачу по телевизору, лёжа на мягком диване и не задумываясь о всяких
глупостях. Он хотел элементарной радости, но не мог её получить. Он больше не
хотел никуда бежать, ничего искать, ни от кого скрываться и рисковать жизнью. Он
хотел покоя и, я думаю, мы его можем понять. Пунто тоже был утомлён этим
путешествием. Он даже и не подозревал, что их приключение настолько затянется.
Кажется, что просто дойти до Интернета и выпросить у доктора Касперского
антивирус у них не составит труда, но не тут-то было. Он совсем не ожидал, что в
приключении им понадобится Интернет-карта, что они с Виндусом попадут в
заложники к бандитам и что им понадобится перевод Интернет-карты. В таком
случае только на путь в одну сторону они затратили более трёх суток. И тем более
они даже не представляли, что их ждало дальше! С каждым шагом их проблемы
росли, и когда они поняли, что зашли уже слишком далеко, то было поздно. Пути
назад не было.
В окно постучался рассвет. Люди, живущие здесь, даже и не подозревали о том,
что могут увидеть эту живописную картину в последний раз. Вот так всегда: когда у
нас есть время – мы не замечаем красот природы. Но как только время ушло – мы
сразу начинаем обращать на это своё внимание и понимать, что этой красоты нам
уже не вернуть. Да, это не красиво, но это правда. Этот рассвет показал всё, на что
он способен, но даже он не смог поднять настроение, упавшему духом Виндусу.
Пунто проснулся рано, хотя спешить особо было некуда. Ведь по договору наши
путешественники должны были получить Интернет-карту уже в «готовом виде» только
к двум часам дня, если, конечно, этот договор был действительно настоящим.
Тётушка Массива была благодарна Пунто за то, что он навестил её и была очень
озлоблена тем, что он не навещал её раньше. Но эту злобу загладила благодарность,
так что Тётушка, не смотря ни на что, всё равно осталась рада этой встрече. А
вообще она имела довольно вспыльчивый и самоотверженный характер. Она была
чутка к чувствам других людей, окружающих её и склонна к излишней
интеллигентности. Хотя сейчас многие из вас наверное скажут, что излишняя
вспыльчивость и чрезмерная интеллигентность не могут ужиться в одном человеке.
Но есть правила и есть исключения из правил. Многие профессора даже думали, что
у тётушки Массивы раздвоение личности, что в её теле находятся две совершенно
противоположные друг к другу стороны. Они думали и старались вытащить одну из
них. Какие способы они только не выдумывали! Тётушку многократно приглашали
на приём к психиатру и клали в оздоровительные центры, в надежде вылечить
бедняжку. Но ничего не вышло и всем пришлось смириться с необычайной
особенностью тёти. Однако, в последнее время тётушка Массива стала очень
заботлива, заботлива так, что эти её заботы, вскоре, тоже начинали надоедать и
весьма сильно действовать всем на нервы. Но, пожалуй, самая главная её проблема
- это старческий склероз. Однако, в её 66 лет это не мудрено. Она мгновенно
начинает забывать многие, сказанные ей слова. Нередко данный инцидент доводил
её до попадания в очень глупые и смешные, но довольно унизительные ситуации. В
конце концов этот склероз, все эти бесконечные забывания и провалы в памяти
начали действовать всем на нервы. Поэтому её никто и не хочет видеть и слышать,
именно поэтому ей никто и не рад. Но Пунто не мог забыть про неё. Ведь она – его
родственник. А родственные души нужно уважать. Кроме того, у нашего Пунто не
было более нормального выбора.
Ну, вот, наши герои и проснулись, умылись, оделись, наелись, напились, и успели
немного отдохнуть. Потом, после долгожданного «мини-выходного» они, хотя или
нехотя, но должны были попрощаться с тётушкой Массивой.
- Мы будем скучать, тётя. Не забывай нас, - попрощался Пунто.
- Да ты хоть думай, о чём толкуешь! Как же я вас могу забыть! Это скорее вы меня
забудете, чем я вас. Кстати, Пунто, а что это ты так долго меня не навещал?
- Понимаешь, я был очень занят, - замялся Пунто.
- Что, так занят, что не мог заехать к родной тёте на несколько часов в гости?
- Прости. Я хотел тебя навестить, но работа… Всё работа…
- И что? Ты хочешь мне сейчас заявить, что у тебя за все эти пять лет не было ни
единого выходного? Ни одного отпуска?
- Э… Ну, ведь…
- Кстати, а куда ты собираешься?
- Я же тебе говорил.
- Не знаю. Я ничего этого не помню.
- Ну так вот. Я, точнее мы с Виндусом спешим к доктору Касперскому, чтобы
попросить у него антивирус и спасти наш город от вируса, а для того чтобы попасть
в Интернет нам нужна Интернет-карта. Мы долго мучались перед тем как заполучить
её, а когда заполучили, то обнаружили, что она закодирована. Поэтому мы отнесли
её мистеру Сократу, который впоследствии сказал, что отдаст нам перевод в руки
завтра, то есть сегодня в два часа дня.
- Хорошо. Ну, до встречи.
- До встречи.
- Погодите! А куда вы идёте? – переспросила тётушка.
- За картой, - сказал Пунто, осознав, что тётя Массива начинает действовать ему на
нервы.
- Какой?
- Интернет.
- А зачем она вам?
- Чтобы попасть в Интернет.
- А зачем вам в Интернет?
- Пойдём, - сказал Пунто Виндусу и закрыл дверь.

0

7

Да, конечно, это было невежливым поступком, но у человеческого добродушия
тоже есть предел. Пунто показал, что будет если его хорошенько разозлить. Они без
особых усилий добрались до картотеки. К счастью, их опасения не оправдались и их
карта через пятнадцать минут была уже у них в руках. Теперь они могли свободно
путешествовать по Интернету! Виндус и Пунто направились к доктору Касперскому.
Все проблемы были решены. Уже через три часа они были на границе между этим
городом и Интернетом. База осмотра была устроена так, что ни один человек, ни
одно живое существо не могло пройти через это место. По краям была натянута
железная сетка с колючей проволокой сверху, чтобы ни один человек не мог
перелезть через этот металлический забор. Очередь желающих попасть в Интернет
была не мала – как минимум семьдесят человек. Поэтому нашим героям нужно
было очень долго ждать. Осмотр был очень внимательным. Людям приходилось
выкладывать все металлические предметы, которые только у них были, а если у них
возникали подозрения по этому поводу, то они задерживали этих людей. Тут Виндус
вспомнил кое-что из прошлого и испугался. В его голове промелькнуло
воспоминание об Интернет-карте, которую они с Пунто украли из грузовика злостных
похитителей. Эта мысль насторожила его и он передал её Пунто. Естсественно, Пунто
тоже неачал волноваться. Началась лёгкая суета. Между тем они продвигались
дальше – очередь уменьшалась. Виндус и его непоколебимый друг Пунто начали
думать, что бы такого им соврать, чтобы досмотрщик тих пропустил. Но как назло, в
голову приходила только глупая идея дать взятку, которой-то и не было. Ничего
другого они не могли придумать. Итак, прошло ещё пять минут и очередь снова
сократилась на одного человека. Интернет был уже не за горами. Доказательством
этому служила трафаретка с надписью «Добро пожаловать в Интернет», прибитая к
большой железной арке, которая находилась после этой базы. Скоро уже подходила
очередь наших героев, а они всё ещё так и не придумали реальной отговорки,
которая могла бы завести досмотрщика в тупик. Со лба Виндуса потёк пот. Осознав,
что пот Виндуса выдаёт его волнение, Пунто посоветовал успокоиться Виндусу. Да,
легко сказать, но трудно сделать. Виндус до того испугался, что просто не мог
контролировать свои эмоции. Вот и подошла очередь наших героев. Пунто
неторопливо достал Интернет-карту и протянул её досмотрщику. Тот посмотрел на
неё своим спокойным наплевательским взглядом, потом посмотрел на наших
героев и задал вопрос Виндусу:
- Что это вы так волнуетесь?
- Просто… Просто я… Просто я не совсем…
- Просто он без ума от счастья. Понимаете, он выиграл эту Интернет-карту в лотерею.
- Ясно.
Затем, после небольшого диалога, досмотрщик сунул Интернет-карту в какую-то
машину и она начала пищать. Короткие писки закономерно чередовались с
длинными. Потом машина на несколько секунд замирала. Затем снова раздавались
эти ритмические писки. Таким образом, они создавали какую-то необычную
мелодию. Эти переплетения писков были так изящны, что наших героев они просто
не могли раздражать. У Пунто даже возникла некоторая ассоциация этого
механизма с азбукой Морзе. Её сигналы были такими же. Они были так похожи друг
на друга, что вполне можно было спутать их. Однако продолжалось это феерическое
шоу совсем недолго – около тридцати секунд. Как ни странно, но досмотрщик в
скором времени отдал им их карту и разрешил пройти.
Интернет был несравненно хорош. Своими многочисленными огнями он
напоминал большой и шумный человеческий город, но только здесь эти огни были
разноцветными. Если честно, этот город был похож на какую-то страну исполнения
желаний. И действительно, в Интернете чего только не было. Своим неоднозначным
разнообразием он был похож на большой универмаг, расположенный в центре
столицы самой густонаселённой страны. Вещи на любой вкус находились здесь. Но
самой главной фишкой в этом месте был Мультимедийный комплекс. Почти все
видеофильмы, все картины и вся музыка находились здесь! А раз там находились и
все самые популярные «объекты любви» (я имею ввиду их увлечения) молодёжи, то
и народу там было больше всего. Наш Виндус и Пунто могли запросто потеряться в
этом довольно огромном мегаполисе. Здесь было очень интересно, но наших героев
в данный момент интересовало только одно – где находится доктор Касперский и
как до него добраться. Они решили посмотреть фамилию доктора в справочнике,
пользуясь её огромной известностью. И что бы вы подумали? Конечно, им не
пришлось долго искать, потому что фамилия доктора стояла в первых рядах! Затем
они посмотрели его адрес и направились к нему. Время истекало. Спустя пять минут,
они уже были у дверей госпиталя, так как дом, который они искали был, практически,
у них под носом. Именно поэтому, когда они спросили у первого встречного, где
находится нужная им улица, он просто не мог удержаться от смеха. Удивившись, а
потом возмутившись и разозлившись, они спросили этого человека, почему он так
смеётся. Человек ответил, не переставая усмехаться над заданным ему вопросом и
сказал, что они сейчас как раз стоят на этой самой улице. Они зашли внутрь – двери
были автоматическими. После этого им встретился лифт. Он был сделан как-то
по-особому. Нельзя было не заметить его весьма оригинальный дизайн. Его низ был
полностью стеклянным, а стены и потолок были покрыты первоклассным зеркалом.
С левой стороны были расположены кнопки управления лифтом. Они были в три раза
меньше обычных в диаметре, но были сделаны полностью из золота. Они так
блестели на ярком, пронзающим воображение свете, что нашим Виндусу и Пунто
было даже как-то жалко к ним прикасаться. Они считали себя недостойными этого. У
них возникло такое чувство, которое чувствует грабитель, когда при свидетелях видит
драгоценности. Один этаж за другим ускользали из их видимости. Недалеко от этих
кнопок (которых, кстати, было целых шестьдесят штук, а это означало, что госпиталь
был не низок, а высок) они нашли другую электронную таблицу. Там, с помощью
сенсорных буквенных клавиш, необходимо было набрать фамилию того доктора,
который был нужен данному клиенту, в нашем случае Виндусу и Пунто. Пунто ввёл
фамилию доктора Касперского, нажал кнопку «далее» и встроенный компьютер
зафиксировал сорок девятый этаж. Недалеко от этого компьютера находилась
панель дополнительных изменений параметров лифта. Она включала в себя яркость
света, исходящего из плоской лампы; скорость лифта и даже изменение окраски
стен! Хотя, в принципе, это только они думали, что этот лифт – это лифт. На самом
деле в основании здания, то есть на первом этаже госпиталя их насчитывалось около
десятка. В простонародье такие лифты назывались узлами. За что им дали такое
название, сказать сложно. Просто дело в том, что в этом госпитале на один
супернавороченный кабинет приходился целый этаж, поэтому число этажей здесь
ровнялось числу врачей, работающих в этом госпитале. Что ни говори, а узел,
предоставленный нашим отважным смельчакам, был отменным.
Итак, они поднялись на нужный им этаж. Как ни странно, но очереди здесь не
было. Прямо напротив, в кресле сидел сам доктор Касперский и смотрел на них.
- На что жалуетесь? – сказал он.
- О, доктор, мы так долго вас искали… - недоговорил свою реплику Пунто.
- К делу, - совершенно спокойно прервал его доктор Касперский.
- Наш город, Атлон, в опасности. Его пожирает вирус, - сказал тот, кто из этих троих
не являлся ни доктором Касперским, ни Пунто Свитчером.
- Вирус… - важно сказал доктор Касперский и начал рыться в бумагах.
- Вы должны нам помочь. У нас не на кого больше надеяться, кроме как на вас.
- Как выглядит этот вирус?
- Ну, он был большой и мощный…
- Да, он мог разнести любую крепость…
- Ещё он был похож на огромную тучу…
- Да, она была чёрной и страшной…
- Так. Значит, вы говорите, что видели большую чёрную тучу неоднообразной
формы?
- Да.
- Дело плохо. Похоже это новый вид самого опасного в мире вируса – Троянского
коня. Я даже не могу дать вам полную гарантию, что мой антивирус справится с
ним. А драйвер у вас есть?
- Какой драйвер?
- Драйвер – это такой механизм, утилита, созданная, чтобы обезопасить город от
дефектов. Но случаются моменты, когда драйвера безнадёжно устаревают и вам
необходимо их периодически обновлять в Интернете, чтобы ваш город не разрушался
прямо у вас на глазах. Однако, очень часто драйверы могут находиться в домах мэров
этих городов, как символ независимости и защищённости. Если у вас нет драйвера, то
и антивирус вам не поможет, потому что работать они могут, конечно и по
отдельности, но действительно настоящий эффект дают только в паре.
- Не волнуйтесь, доктор, вы только дайте нам антивирус, а уж об остальном мы
позаботимся сами.
- Ну, хорошо. Но только в таком случае я не за что не отвечаю и вы должны
подписать контракт о соглашения принятия всей вины на себя.
- Оба?
- Да.
- Без проблем.
Доктор Касперский тыкнул пальцем в одно место в документе и дал Виндусу с
Пунто ручки. Не долго размышляя, они взяли в руки эти предметы и поставили
роспись, каждый свою. После этого доктор достал из какой-то коробки маленький
шар, сантиметров десяти и передал его в руки Виндусу. Виндус положил его в
карман и развернулся передом к выходу. Перед их уходом доктор лишь попросил их
быть осторожными с ним, иначе не миновать беды. Какой именно беды наши
великолепные путешественники так и не узнали. Двери лифта закрылись. Немного
освоившись с весьма непривычным управлением, Пунто и Виндус начали
спускаться вниз, к выходу. Последний раз они наслаждались приятной и спокойной
ездой в навороченном больничном лифте. Они вышли из лифта и направились к
Атлону. Тут Виндус сказал:
- Залазь на меня, Пунто.
- Зачем?
- Увидишь.
Они полетели. Виндус мог летать очень высоко, но с таким грузом только в
пределах пяти метров. Поэтому особо красивого вида сверху он не замечал. Из-за
того, что он совсем немного поднялся его мировоззрение тоже менялось немного.
Храбрость била ключом в его смелом сердце. Он жаждал расправы с Вирусом. Шли
минуты и над его головой пролетали знакомые места. Среди них был и дом тётушки
Массивы; и, пропитанные ужасающим волнением джунгли; и большой магазин,
наводящий на особо колкие воспоминания; и, наконец, та самая остановка,
знаменующая начало пути наших героев. Вот, наконец, они почувствовали, что
начало смеркаться. Виндус посмотрел на часы и увидел, что они показывают два
часа дня. Сначала он не поверил своим глазам и подумал, что часы просто-напросто
остановились, но потом убедился, что стрелка двигалась. Они зашли в зону действия
Вируса. Там они встретили своих друзей: Ориона, Марка, Макса и Винампа. Они
дрожали от холода и бледнели от голода, но увидев Пунто и Виндуса, быстро встали
на ноги и с улыбкой пошли их встречать. Далее шла сплошная сентиментальность,
так что об этом история умалчивает.
- Мы уже и не думали, что вы вернётесь, - сказал от лица всех Марк.
- Мы уже и не рассчитывали на вас. Мы думали, что с вами что-то случилось, -
- добавил Винамп.
- Но на самом деле с нами и вправду приключилась невероятная история, но сейчас
нет времени говорить об этом. Мне нужен кто-то, кто пойдёт со мной в сердцевину
Атлона, - проговорил Виндус и посмотрел на остальных, что называется «с высока».
- Ты что, спятил? Атлон уже почти разрушен… - не поверили его внезапным словам
Орион и Макс.
- Знаю, но мне нужно пройти в дом мэра и взять драйвер, иначе у нас не получится
изгнать Вирус из всего компьютерного пространства. Мы должны истребить его.
Ну, кто со мной?
- Я, ответил Пунто.
И как всегда Пунто вновь стал напарником Виндуса. Остальные лишь
перекинулись своими никчёмными трусливыми взглядами, и сказали, не шевеля
губами, что они боятся отправляться с ним в такое рискованное путешествие.
Спустя пять минут, Виндус уже шёл навстречу сильным порывам ветра и чем дальше
он пробирался, тем темнее становилось всё вокруг. На самом деле, Виндус ещё
никогда так не боялся, как сейчас. Просто он очень хорошо умел это скрывать. Его
чувства покоились в глубине его души. Ведь такая сильная буря могла запросто
поднять его в воздух, учитывая сравнительно небольшой вес Виндуса, и кинуть его
вниз. Только одна мимолётная мысль об этом уже вызывала страх в его душе. Да,
было страшно. Вскоре, ветер достиг такой силы, что нашим героям нужно было
держаться за разные фонарные столбы, чтоб не улететь. Марк и его компания
смотрели на Виндуса и Пунто, когда они ещё входили, погружались в этот кошмар.
Они смотрели на них до тех пор, пока их фигуры не скрылись в этом чёрном тумане.
После этого на их глазах появились слёзы. Но это были не слёзы смиренности - это
были слёзы надежды, надежды на справедливость, надежды на восторжествования
добра надо злом. А Виндус и Пунто всё пробирались к дому мэра. Они ещё могли
отступить, но видя, что им нечего терять, кроме как своей жизни, они упорно
рвались исполнить поставленную задачу. Конечно, в их тактике присутствовал риск.
Ведь столб, за который держались Пунто и Виндус мог вырваться из земли и улететь
вместе с нашими героями вопреки всем законам природы. К счастью, пока этого не
случалось и наши герои продвигались вперёд. От домов повсюду оставались одни
обломки. Вирус разрушал их так, словно это были карточные домики. Но вот вдалеке
показалось то самое здание, в которое так нужно было попасть нашим Виндусу и
Пунто. До него оставалось десять минут ходьбы. К тому времени, густота тумана уже
дошла до такой степени, что наши герои уже почти не могли ничего разглядеть.
Казалось, что даже ночью было светлее. К тому же Виндус не предусмотрел того, что
данная ситуация может зайти так далеко и забыл взять фонарик. Ещё Виндус сильно
пожалел о том, что у него под рукой не оказалось собственного изобретения. Он
называл его «защитным приспособлением». Оно-то как раз и защищало от напастей
бури и ветра. Оно было сделано из обычного, не желательно крепкого каната,
который привязывался одним концом к торсу одного человека, а другим концом к
торсу другого человека. В итоге получилось, что они держали друг друга. Но был и
риск. Канат не выдерживает сверхмаксимальной нагрузки и если ветер разгонится
на более 800 метров в секунду, то канат просто порвётся, не смотря на его
сказочную толщину. Кроме того, может произойти беда, если во время того, как
первый человек «упадёт», второй человек может просто не успеть ухватиться за
что-нибудь и тогда они оба улетят. Однако, может случиться ещё одна проблема.
Допустим ваш напарник сорвался, но вы успели ухватиться и держите его. Ветер и
без того может порвать человек на куски. Пожалуй, на этом мы слегка
приостановим нашу «канатную» фантазию и вернёмся к повествованию
дальнейших приключений Виндуса и Пунто. Спасаясь первыми пришедшими в
голову идеями от свирепствующего Вируса (потому что у наших героев не было
времени на нечто более разумное), они всё же дошли до дверей дома мэра. Видимо
Вирус имел разум и понимал, к чему так стремятся Виндус и Пунто. Это
отображалось в его действиях. По ходу развития событий проявлялась такая
закономерность: чем дальше пробирались наши путешественники, тем сильнее
начинал свирепствовать Вирус. Наверное, он понимал, предчувствовал вероятную
опасность по отношении к нему. Наверное, он понимал, что Виндус и Пунто хотят
нанести ему вред. Так или иначе, но они даже не стали стучать в двери этого дома.
Понимаю, это не вежливо, но что делать, если Вирус вместе с петлями вырвал эти
двери и унёс за дальние моря? Не пуститься ли в ход за ними? Внутри дом мэра
города Атлон был превращён просто в руины! Только сейчас Виндус понял, что надо
действовать быстро, иначе может случиться непредвиденное. Ведь Вирус запросто
мог разрушить этот дом, а если в то время, когда он попытается это сделать в доме
останутся Виндус и Пунто, то дело – труба. К счастью, им не долго пришлось искать
драйвер. Он был практически в центре главной комнаты. Вирус разошёлся до
предела. Ситуация накалялась. Как только Пунто взял драйвер, стены дома
затряслись, с потолка посыпалась побелка, окна дали трещину, а потом и вовсе
разбились. Виндус проговорил:
- Как думаешь, Пунто, это не опасно?
- Если бы это было действительно опасно, то доктор Касперский непременно
сообщил бы нам об этом.
- Разумно, - сказал Виндус, а потом, немного пораздумав, добавил, - но всё-таки
гарантии нет.
И как только Виндус достал из своего кармана Антивирус Касперского, он сразу
же, как железяка к магниту, прицепился к драйверу. Произошло чудо. Откуда ни
возьмись, в комнату ворвался яркий-яркий свет. Он был таким ярким, что нашим
великодушным путешественникам пришлось закрыть глаза. Прозвучал приятный,
но довольно громкий звук. Он был немного похож на крик слона смешанный со
звуком работающей дрели. Однако, он был ничуть не меньше странен, чем это
загадочный свет. Это «шоу» длилось сравнительно недолго – секунд пятнадцать.
После этого Виндус и Пунто открыли свои глаза, но не поверили им. Вместо
антивируса и драйвера перед ними находился один объект, совершенно ни на что
непохожий. Но наши Виндус и Пунто были парни не промах. Они сразу догадались,
что этот объект образовался в результате скрещивания того самого антивируса и
драйвера. После этого события объект стал иметь меняющуюся форму. Он был
гибким и быстрым. Виндус и Пунто вспомнили про свои опасения. Они сразу же
вспомнили, что дом мэра Атлона может в любую минуту превратиться в пыль. Они
выбежали на улицу. Объект полетел за ними. Но вот, наш Антивирус увидел Вирус, а
Вирус увидел Антивирус. Вот, из маленького мягкого и пушистого комочка овальной
формы, Антивирус превратился в огромного колючего и страшного «колобка», тоже
овальной формы. Виндус и Пунто запросто могли перепутать Вирус с Антивирусом,
так как и тот и другой, оба казались злодеями. Антивирус начал наносить удары
Вирусу. Тот трепетал и по началу даже старался отступать. Однако потом Вирус
всё-таки нашёл слабую сторону Антивируса. Неожиданно. Он пустил молнию в
Антивируса и тот упал вниз. Он чувствовал себя, как проколотый воздушный шарик.
Вирус был истинным злодеем и попытался добить Антивирус, ударив своим мощным
и молниеносным оружием ещё раза два или три. К счастью, Антивирус нашёл в себе
силы увернуться от его атак. Это разозлило Вируса и он решил сменить тактику,
потому что посчитал её устаревшей. В это время Антивирус собрал все свои силы,
так сказать «привёл себя в порядок» и с новой силой набросился на Вирус. Теперь
уворачиваться от его атак было куда сложнее, чем в предыдущий раз. Потому что
при столкновении с ними наступала мгновенная смерть. Это было сложным
испытанием для Антивируса. Он стрелял своими лучами в Вирус. Вирус слабел с
каждым попавшим в него лучом. Он напустил ещё больше шаровых молний.
Антивирусу приходилось отстреливаться от них. На этот раз их было уже слишком
много и антивирус решил, что ему конец. Из последних сил он сражался за
тожествование добра надо злом. Виндус и Пунто были зрителями всего этого. Они
были кем-то вроде болельщиков. Но в таком «спорте» поражение означало смерть,
поэтому это было нечто большее, чем просто спорт. Итак, силы обоих соперников
были уже на исходе, но вот Вирус снова поменял свою тактику. Он пустил в ход своё
самое свежее оружие. Сим был кислотный дождь. Он мог в миг уничтожить
Антивирус, если бы он не был защищён. Антивирус Начал атаковать Вирус, но вот
получил рану от дождевой капли и полетел под крышу дома мэра, в надежде
спрятаться. Вирус почувствовал, что победа на его стороне и пустил в ход целый
ливень. Пунто и Виндус подоспели к раненому Антивирусу и отдали ему всю свою
одежду. По расчётам Пунто, она могла дать ему защиту, однако в течение каких-то
десяти секунд. Антивирус решил использовать это время по назначению и пустил
такой луч, которого никогда не пускал. Он даже сам не знал, что способен на такое.
Вирус тоже не ожидал такого разворота событий, он думал, что парообразное
вещество невозможно уничтожить. Он ошибался. Мгновенно прекратил лить
кислотный дождь. Земля начала трястись с невероятной силой. Огромная туча
начала шипеть. Правда всё это произошло в пять секунд. А после всё утихло. Ветер
перестал. Вдруг с неба на землю протиснулся маленький лучик света и на том месте,
куда он попал, распустился цветок неведомой красы. Затем на землю попал второй
лучик, а за ним и третий. И так, постепенно, тучи рассеялись и жители города вновь
увидели солнце, которого не видели вот уже несколько дней. Они, наверное, к тому
времени и забыли, как оно выглядит. Однако Атлон требовал капитального ремонта.
Больше половины города было стёрто с лица компьютерного пространства. Многие
жители остались без своих жилищ и многие потеряли своих близких. Но жизнь
продолжалась и обращать свой взор в прошлое было бы глупо. Я думаю, что этот
день рождения Виндус вряд ли забудет…

конец

0

8

Кладу свой последний фанфик... Эх, тяжело будет выложить все эпизоды..

СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ

Эпизод 1: духовная реликвия
Ночь. Жёлтая-жёлтая луна украшала небо своим неповторимо ярким сиянием. Звёзд не было видно: они боязливо укрылись за могучими
тучами, словно их что-то дико напугало. Да и сами эти тучи на фоне сумеречного неба выглядели как-то странно, можно даже сказать
по демонически. Дул сильный холодный ветер. Он безжалостно трепал листву деревьев, он хотел вырвать их с корнем и унести с собой.
И вода в лужах, появившихся на земле после очередного проливного дождя, довольно необычно бурлила, словно кипела. Озорной буран,
сломя голову, нёсся по этому сногсшибательному ландшафту, поднимая песок и пыль, а затем нагло кидая их обратно. Вся атмосфера,
которая окружала Мистические руины просто не могла не тревожить человеческие сердца своим кошмарным стилем. Было сложно
представить, что буквально несколько часов назад эти самые Мистические руины были наполнены светом и донельзя пропитаны
добродушием. Никто не мог даже и подумать, во что мог превратиться этот чудесный уголок Мобиуса.
      Среди этих гор и равнин бежал без оглядки наш Хогарт. Но в его быстром беге не ощущалось совершенно никакой тревоги. Скорее
здесь присутствовало другое, отнюдь не лучшее чувство. Глаза гепарда так и искрились красными огоньками ненависти. Да, в его теле
присутствовала страшная сила злобы. Зло одержало контроль над его беспомощным к этой силе мозгом, он не мог контролировать свои
поступки. Им управляла неведомая мощь. Его шерсть вставала дыбом. Но это было не от испуга, напротив, почти не существовало в
мире таких вещей, которые бы могли вызвать реакцию испуга у Хогарта. Вообще, не было ясно, отчего она так вставала: может быть от
бешеной скорости, с которой бежал гепард, а может быть и от чудовищной ненависти, которая переполняла его тело. Она придавала
Хогу коварный, жестокий вид, какой было просто нереально передать словами. Его можно было запросто спутать со злодеем.
     Но вот Хогарт постепенно замедлил бег. Вскоре этот бег перешёл в шаг, а шаг в свою очередь превратился в простое “стояние”.
Встав, наш гепард осторожно огляделся по сторонам, наверное пытаясь понять, куда же он всё-таки забрёл. Буран продолжал поднимать
песок с пылью, нагло кидая впоследствии обратно; вода в лужах по-прежнему продолжала булькать, словно кипя – всё было тщетно.
Гепард не знал, где он находится. Казалось, всё ему ни по чём, его страшило что-то другое, что-то намного ужаснее всего этого. На
минуту Хогарт затих, он встал на одном месте, как вкопанный. Едва можно было заметить, как он дышит. Можно было подумать, что он
уже вконец успокоился, если бы не его свирепые глаза, так и искрящиеся злобой. Он сделал несколько глубоких вдохов, но даже это не
помогло ему привести себя в нормальное состояние.
     Тут он чуть не сбил дерево, стоящее неподалёку от него, размахом своей грозной лапы с острыми, как бритва когтями, и взвыв на все
Мистические руины, помчался дальше… Всё, что можно было увидеть из его улик, после его присутствия, так это глубокие кривые
шрамы на том самом дереве от знакомых нам когтей…
     Хогарт молниеносно пришёл в сидячее положение после этого кошмарного сна. У него тут же участился пульс и дыхание. Он начал
судорожно ощупывать себя. Спустя некоторое время, когда Хог наконец понял, что находится в полной безопасности и весь этот
кошмар, что он видел пять минут назад является лишь плодом его воображения, он немного успокоился. Он долго не мог поверить, что
видел себя таким. Хог не мог даже представить, что могло ввести его в такое состояние. Тут, пожалуй, надо сказать, что Хогарт был
очень дружелюбным существом и его было порой довольно трудно разозлить, но зато разозлив его, можно было уже смело прощаться с
жизнью. Таким был наш гепард. Хог был весь в поту после этой ночки и ему не мешало принять душ, что он впоследствии и сделал.
Время шло, а его мысли о странном сне так и не покидали мозг. Действительно, почему он никак не мог избавиться от этих
воспоминаний, ведь это был всего лишь пустой сон? Почему он продолжал отчётливо помнить каждое мгновенье того сна, в то время,
как другие кошмары забывались им, спустя несколько секунд после скорого пробуждения?
     Но не успел Хогарт и подумать как следует над этими вопросами, как он услышал знакомую мелодию звонка своего мобильного
телефона. На телефоне стоял определитель и он показывал всего три буквы: “Ада”. Хог мгновенно подбежал к тому месту, где звенеламелодия и поднял трубку:
- Алло, Ада, привет милая, - расплывшись в улыбке, словно увидев её перед собой, произнёс гепард.
- Слушай, Хог, я конечно не хочу отрывать тебя от важных дел, но мне нужно напомнить тебе о том, что ты вчера говорил мне…, -
Достаточно строгим, но в тоже время спокойным голосом произнесла собеседница.
- Ты о чём это? – погрузившись с головой во вчерашние воспоминания, спросил Хог.
- Ты ведь сам назначил мне встречу у фонтана сегодня в одиннадцать, или ты не помнишь? Это ведь твои слова! Они ведь исходили от
    тебя! А, я поняла, ты просто издеваешься надо мной! Очень хорошая шуточка: притащить меня сюда, в центр города, куда я около
    четырёх часов пробиралась сквозь пробки и заторы, только для того, чтобы сказать: “привет, милая”? – возмутилась собеседница.
- Эй, подожди, Адочка, я тебе сейчас всё объясню, - как можно спокойнее произнёс Хог.
- Через телефон можно было и дома поговорить…, - возмутилась Ада и положила трубку.
Хочется заметить, что если Хогарта было довольно сложно разозлить, то Аду вовсе наоборот: она была вечно чем-то недовольна. Да и
вообще, сходства во вкусах между Адой и Хогартом почти не было: они слушали разную музыку, по-разному одевались, вели различный
образ жизни, имели различные взгляды на мир, но зато они прекрасно дополняли друг друга и, пожалуй, только это удерживало их
вместе.
      Хог посмотрел на часы. Циферблат показывал без десяти одиннадцать. “Проспал”, - пронеслось в голове у Хога. Затем он, без лишних
раздумий, одевшись в свою повседневную одежду, мигом выбежал из дверей своего дома и направился к Стейшн Сквер.
       Город просто сиял в лучах солнечного света. Однако всю эту прелестную атмосферу заметно портила городская суматоха.
Невероятные пробки на дорогах изо дня в день постоянно выбрасываемые в воздух выхлопные газы и прочие городские “прелести” не
давали ни на секунду забыться и предаться наслаждению жизни, обрести спокойствие души. Свободные полёты мелких пташек в небе
заменяли оглушительные полёты громадных самолётов; вместо дельфинов, маняще плавающих в кристально чистой воде Изумрудного
моря, подводное пространство смело рассекали подводные лодки. В общем, Стейшн Сквер имело полную противоположность
Мистическим руинам.
       Ну, а тем временем наш герой уже довольно продолжительное время стоял на остановке и ждал, как назло запаздывающий поезд.
Вокзальные часы показывали половину двенадцатого. Хогарт начинал волноваться. Но вот, спустя ещё несколько минут, наконец
подошёл поезд и раскрыл свои двери. Он благополучно доставил своих пассажиров в место назначения, а вместе с ними и самого Хога.
Сойдя с поезда, он пошёл искать цветочные магазины. Он горячо любил Аду и был готов практически на всё, ради того чтобы добиться
от неё взаимности. Он никогда и ничего не жалел для неё. Он заботился о неё много больше, чем о самом себе и в этом проявляется
самая лучшая из его сторон. Купив в одной из встретившихся на пути магазинов самый большой букет красных роз, Хогарт скрылся в
толпе, пробираясь к тому самому фонтану, где уже более получаса назад он хотел встретиться с Адой. И пока он пробирался, его голову
начинали терзать воспоминания об их первой встрече с Адой.
        Это произошло на выпускном вечере. Было много веселья, как и полагалось для такого рода праздников. Кругом был смех и
побрякивание “чокающихся” бокалов с шампанским. Был большой и длинный праздничный стол с кучей наставленных на него блюд.
Всё это никак не могло не приносить положительных эмоций. Все участники этого торжества были наполнены радостью и
беззаботностью. Там был и Хог вместе со своими друзьями. Тогда у него ещё были друзья. Хотя, если честно, Хогарт был одиночкой.
Он всегда всё делал сами не нуждался в помощи других. Однако Хог тоже был счастливым на этом празднике, ну, или по крайней мере
так выглядел. И в тот самый момент, когда друзья Хогарта попросили его сходить за пивом, наш гепард встретил свою любовь. Он
потом ещё долго думал, что было бы с ним, не повстречавшись бы он с ней. Эта чудесная лисичка была действительно хороша собой.
С ног до головы она была покрыта мягкой красноватого цвета шёрсткой. На ней были синие джинсы, которые очень хорошо подходили
к её безупречному стилю. И, конечно, яркие, голубые глаза, на которые просто нельзя было не обратить своего внимания. Она сидела за
отдельным столиком и пила шампанское. Когда Хогарт проходил мимо, он невзначай обернулся и заметил её. Их взгляды переплелись
в одно целое. Здесь Ада лучезарно улыбнулась ему и наш гепард не смог устоять перед её манящей красотой. Он тут же забыл о пиве, о
своих друзьях и прочих заботах, и, очарованный, подошёл к ней. Они сели за столик и разговорились. Говорили они так, будто уже
знали друг друга. Знали всю жизнь.
      Правда, ещё, примерно недели за две до этого вечера они уже встречались, если это вообще можно было назвать встречей. Хог
чудовищно опаздывал на какое-то важное собрание. Он бежал без остановки и столкнулся с той самой лисицей. Столкновение не было
сильным, однако принесло не мало проблем. Видимо, девушка несла с собой кучу каких-то бумаг и прочих материалов, которые и
уронила на пол при столкновении. Естественно, Хогарт решил помочь ей поднять разбросанные по коридору вещички, так как считал
именно себя виновным в произошедшем. Однако, он, как я уже говорил раньше, сильно опаздывал и поэтому был готов высказать всё
своё недовольство в самой жёсткой форме ей, которая ещё больше его задерживала. Но тут, стоило только посмотреть ей в глаза, как
Хогарт был сразу же околдован её внешностью. И недовольная мина мигом сменилась на весьма радужную улыбку.
      Хог не мог забыть этого чудесного знакомства. В его памяти очень точно отложилась эта встреча. И хотя, годы всё шли, он всё равно
помнил эту встречу с точно такой же точностью, как и тогда. Для него это было чем-то вроде духовной реликвии, которую он хранил
глубоко в душе. Однако он уже добрался к фонтану, расположенному прямо в центре столичного Мегаполиса. Он знал, что опоздал, что
провинился перед ней и хотел хотя бы как-нибудь загладить свою вину букетом сочно-красных роз, которые он держал в правой руке. К
великому его удивлению, Хогарт не обнаружил Ады у фонтана. Однако, это не показалось ему странным. “Быть может уже ушла. Но я
должен сделать ей предложение именно сейчас. Хватит, нельзя откладывать такие дела на потом”, - думал наш герой. Наконец,
подождав ещё несколько минут, Хогарт начал убеждаться в том, что Ада действительно ушла. Для того чтобы подтвердить свои догадки,
Хог начал расспрашивать прохожих об Аде. Как бы старательно не описывал её Хог, Никто из них ничего не мог сказать по этому
поводу. Это начинало злить Хогарта.
- Эй, ты, - вдруг услышал гепард позади себя голос.
       Хог мигом обернулся и, предварительно выпустив свои острые когти, вцепился левой рукой прямо в шею тому, чей это, собственно
говоря, был голос. Затем, приподняв его на расстояние вытянутой руки и прижав к стенке, он как можно спокойнее произнёс:
- А нельзя ли повежливей? Мне кажется, что “Эй, ты” звучит не очень приятно по отношению к незнакомому человеку. Я итак в ярости,
   лучше не доводи меня до крайностей… Тебе же хуже будет, - прорычал сквозь зубы гепард.
- Хорошо, хорошо, только отпустите, - взмолился собеседник.
- Чего тебе от меня нужно? – более-менее спокойным басом спросил гепард.
- Вы вроде говорили, что искали лису… Я могу вам помочь.
- Правда? Ты видел её?
- Следуйте за мной…
      …Тот странный человек отвёл Хогарта к какому-то зданию. Оно не было большим, но казалось огромным. Оно было покрашено в
светло-оранжевый цвет. Краска была такой яркой, что просто слепила глаза. Стиль этого здания напоминал Хогу об Арабских краях.
Дверь, которая являлась входом в это здание, заменяло некое подобие занавеса. Да и сама форма дома с куполами на верхушке
выглядела довольно оригинально на фоне Стейшн Сквер. Маленькие окошки причудливой, слегка скруглённой формы торчали из стен.
Не долго думая, Хог вошёл внутрь. Такая же неописуемая картина предстала перед ним и внутри этого загадочного здания.
Многочисленные факелы, горящие синим пламенем стояли на полу; некоторые из них были “прикручены” к стене. Они страстно
полыхали, создавая тем самым довольно мистическую атмосферу. “Иди сюда”, - вдруг позвал чей-то голос, слышавшийся где-то далеко
впереди. Хог побежал на шум и наткнулся на какого-то то ли тигра, то ли ягуара.
- Кто вы? – в недоумении спросил гепард.
- Спокойно. Я Архип – посланник твой. Великий маг, но не злобный чародей. Потрясающий ясновидящий, но не печальный пророк.
   Расскажи, что тебя так волнует, друг мой, - совершенно спокойно ответил “житель” этого здания.
- Тот парень…, - только было начал Хог, как был перебит другим лицом.
- А-а… Можешь дальше не рассказывать мне о своих бедах. Я чувствую, тебя тревожит что-то. Что-то очень близкое тебе. Хм… ты
   что-то потерял. Скорее всего… - тут он секунд на десять закрыл глаза и глубоко вздохнул, - эта вещь тебе очень дорога.
- Да…, - попытался вымолвить словечко Хог, но тщетно.
- Речь идёт о твоей возлюбленной? Её имя Ада? – задал вопрос Хогу Архип.
- Откуда вы знаете? – спросил Хог, поражённый могуществом мага.
- Что за ерундовый вопрос? Я ж ясновидящий! – слегка огорчённо произнёс волшебник, а затем добавил, - сейчас я достану свой
   магический шар-пророк и скажу тебе, где она и как вернуть её.
- Хорошо. Я буду ждать столько времени, сколько вы от меня потребуете. Только скажите мне, в порядке ли она? – вымолвил Хог.
      В ответ волшебник снял покрывало с какого-то большого стеклянного шара и стал разводить вокруг него руками, словно он грелся у
костра. Внутри него зажёгся зелёный огонёк. Сначала он был сравнительно небольшого размера, но со временем он внезапно стал
увеличиваться, и в конце концов достиг действительно не малых размеров. Маг всё это время не переставал повторять одну и ту же
фразу. Кажется, она была на древнегреческом языке, так как в его голосе заметно чувствовался данный акцент. Эта процедура
продолжалась порядка десяти минут, после чего Архип сказал, что Ада была похищена недобрыми силами и сейчас находится в
большой опасности. Он сказал, что не знает, как её вернуть, так как в магическом шаре не хватает энергии Хаоса, чтобы показать выход
из такого, достаточно серьёзного положения.
- Но где мне достать этот изумруд Хаоса? – задал вопрос Архипу гепард.
- Достать изумруд Хаоса сможешь ты только у вечного алтаря. Но это не так-то просто. Видишь ли, этот изумруд очень хорошо
   охраняется. День и ночь, в бури и в грозы, в мороз и в жару, в дождь и в снег изумруд остаётся на своём месте, где и лежал ранее. Ещё
   никто не мог пробраться туда и забрать его, - проговорил маг.
      Не тратя времени попусту, Хог попросил карту этого места у колдуна. Это означало ничто иное, как то, что он согласен даже на
такие условия. Им двигала чудовищная сила любви и он не мог отступить. Идти до того места  оказалось не очень далеко, от силы
восемь километров. Но вся трудность похода состояла совсем не в расстоянии.
      Покушение на изумруд Хог затеял на ночь. У него не было чётко скорректированного плана и это немного волновало. Хог не мог
потерпеть поражения. Победа значила для него всё. В противном случае он мог потерять и Аду, и свою собственную жизнь.
      Приближался вечер, а вместе с ним и наш Хогарт приближался к вечному алтарю. Он остановился передохнуть, так как шёл без
остановки уже довольно долгое время. Много закатов повидал в своей жизни Хог, но этот был каким-то особенным. Он не был похож
на другие закаты. Солнце ласково ложилось на мягкие, перистые облака. Ярко-голубое небо превратилось в оранжевые воздушные
просторы. Затих ветер, словно в ожидании чего-то божественного. Ах, как сейчас хотел Хог, чтобы Ада была с ним и точно так же
наблюдала за купающимся в облаках солнцем! Как он хотел сейчас просто обнять её и, наконец-таки почувствовать себя счастливым!
Увы, такие мечты воплощаются в реальность только в сказках. В жизни у каждого свой конец…

0

9

Эпизод 2: рвение к лучшему
Спустя непродолжительное время закат вконец погас. Грустное солнце окончательно закатилось за тучи и отдало своё преимущество
луне. Наступило время действовать. Хогарт спрятался в кустах и наблюдал за алтарём, как дикая кошка за своей добычей. У его
подножия туда-сюда сновали ехидны, тем самым патрулируя сию местность. На верхушке пирамиды покоилось именно то сокровище,
которое было так нужно нашему Хогарту. На этой ноте он нахмурил брови, пытаясь сосредоточиться на своей тактике. Он долго
раздумывал, прежде чем начать нападение. Обдумывал все плюсы, все минусы, все прелести и все недостатки в этом нападении.
Наконец, так в результате ничего и не придумав, а только лишь понапрасну потеряв своё драгоценное время, Хог всё-таки подобрал
момент и выпрыгнул из своей засады. Внезапное появление врага было настолько неожиданным, что ехидны, будучи хотя и
благородными, отважными созданиями, просто-напросто пустились в рассыпную. Они бежали, не смотря на то, что были достаточно
хорошо вооружены и в любую секунду могли принять бой.
      А вообще, страх – вполне нормальная для живого существа реакция. Недаром ведь говорят, что “только дурак ничего не боится”. В
этом высказывании есть по-своему глубокий смысл.
       Итак, Хогарту оставалось только подняться наверх и взять изумруд Хаоса. Конечно, желательно было сделать это как можно
быстрее, так как ехидны были не из тех зверей, что так просто сдаются. Наверняка они побежали за подмогой. Между тем, Хог
мгновенно взобрался по ступенькам на самый верх и подобрался к изумруду поближе. Изумруд светился тёмно-зелёным цветом,
освещая тем самым весь алтарь.
- Отсюда невозможно уйти незамеченным, - вдруг остановил Хога голос, доносящийся из-за его спины.
- Я так не считаю, - возразил Хог и положил к себе в карман изумруд.
      Когда он обернулся, то увидел перед собой Наклза, великого и ужасного. Хог знал, что непременно что-то пойдёт не так, но чтобы он
  попал вот в такую передрягу! Наклз не стал долго думать. Он со всей своей мощью размахнул своими лапами и накинулся на Хога.
Против Наклза было бесполезно сражаться, поэтому гепард твёрдо решил уворачиваться от его атак. Вот Наклз как следует прицелился
к мишени и прыгнул, но наш Хогарт обладал просто молниеносной реакцией (на то он и гепард), и поэтому он с лёгкостью отскочил
от того места, на котором стоял секунду назад. Бедный Наклз не успел затормозить и врезался в одну из колонн, на которых держалось
всё это величественное сооружение. Причём врезался так сильно, что колонна покачнулась и с потолка начали отлетать куски мрамора.
Было видно, вечный алтарь сыплется. Пути назад нет, ничто уже не вернёт его прежнее состояние. Начался шум, который представлял
некоторое подобие тому шуму, какой возникает при сходе снежных лавин с гор. Этот неугомонный шум со временем не утихал, вовсе
наоборот, с каждой секундой он становился всё громче и насыщенней. На раздумье времени не было, но наш Хог не был черепахой,
поэтому смог взять себя в руки и скрыться с изумрудом в гуще джунглей. Только он было развил скорость, как вдруг резко остановился
и обернулся. Пейзаж был не из лучших. По вине Хогарта алтарь превратился в руины. От того, что хранилось веками, что передавалось
из поколения в поколение совсем ничего ни осталось. Серьёзный взгляд Хогарта. До краёв заполнялся тревогой.
      Тут он ринулся обратно, к остаткам алтаря. Он очень торопился, он бежал на помощь с неведомой скоростью. Вот, не прошло и двух
минут, как Хог снова стоял у того самого алтаря. Он выискивал глазами Наклза. Наклз лежал без сознания около той колонны, об
которую ударился головой при нападении на гепарда. Хогу удалось вытащить из обломков вечного алтаря хранителя изумруда
буквально за секунду до того, как на то место, где только что лежало его немощное тело обрушилась огромная плитка мрамора. Хог
взял пострадавшего на руки и благополучно доставил в быстром беге в затерянные джунгли. Там, послушав сердце, пощупав пульс,
проследив дыхание и в конце концов убедившись в том, что ехидна остался жив, гепард оставил его под одним из деревьев и скрылся в
сумраке.
      По пути он пытался осмыслить свой поступок, совершённый накануне. Он даже не знал, что лучше: оставить в живых Наклза или же
умертвить! Подумайте сами: зачем человеку жить, если у него отняли всё, ради чего он работал и трудился, зачем Наклзу жить, если
изумруд Хаоса, который он терпеливо охранял практически всю свою жизнь, не жалея сил своих, не щадя живота своего, похищен, а
алтарь, где он проводил почти любую минуту своего свободного времени разрушен? Но видит Бог, Хог хотел как лучше. Здесь его
осенила суровая правда жизни: иногда, для того чтобы достигнуть своего счастья, нужно отнять его у кого-нибудь другого. Быть может
именно поэтому не может быть такого в нашем мире, чтобы каждый человек был счастлив?
      Однако, вернёмся к делу. Восемь километров для гепарда было сущим пустяком, но вот дождь, который не слабо зарядил почти с
самого начала его пути и сопровождавший его впоследствии весь этот путь, от и до, заметно понижал тонус Хога. Пробежав энное
количество расстояния, Хог наконец понял, что сейчас ему самое время переждать непогоду в джунглях. Так он и сделал. В джунглях
было более-менее уютно, так как дождь, уже давно перешедший в ливень плохо проникал в сии глухие чащобы, из-за листвы. Однако
капли, которые всё же проникали сквозь заросли, были на редкость крупными и холодными. Они, словно пули, жгли своей на редкость
низкой температурой молодое тело гепарда, создавая довольно неприятное ощущение. Они причиняли боль, как моральную, так и
физическую. От такой неблагоприятной погоды хотелось плакать. У Хогарта с ливнем были связаны самые горькие воспоминания.
Примерно в такую же погоду его бросила мать. Он был вынужден сам добывать себе пищу. Это было не так-то просто сделать, так как
Хог к тому времени ещё не был достаточно взрослым. Он имел непостоянное место жительства, был кочевником. Ему было очень
тяжело “вставать на ноги”. Но, как видите, он преодолел все невзгоды и превратился в настоящего, смелого и отважного,
непоколебимого гепарда. Только вера в лучшее, в надежду на светлое будущее, в то, что все невзгоды когда-нибудь всё-таки пройдут и,
что наступит более лучшее время, давали ему жить. Естественно, всем этим “светлым будущим” и являлась Ада, единственная и
неповторимая, безукоризненная лисица. Она была его единственным спасением.
      Ну, а между тем к дождю добавилась молния в комплекте с грозой. Вся живность попряталась в свои норки и дупла. Эти мрачные
раскаты грома заставляли сердце Хогарта всё больше и больше трепетать. Нет, он не боялся грома, просто с каждым новым стуком
перед его глазами всё чётче проявлялись те страшные воспоминания, которые он был бы рад выбросить из головы и забыть, но, к
великому сожалению не мог. Он бы всё отдал, чтобы больше не видеть этих картин перед собой, но забыть всё это было просто
невозможно.
      Так в джунглях прошла вся ночь. Дождь, долго не прекращавшийся, наконец затих и тучи рассеялись. Сквозь них начали проходить
светлые солнечные лучики. Воздух был свеж, деревья просто сияли чистотой. Хог встретил новый день. Но вот, резко отбросив все
сантименты прочь, гепард принялся за дело. Он ещё раз прощупал карман на наличие изумруда Хаоса и, убедившись, что он находится
в целости и сохранности, продолжил свой путь. Бежать по лужам, оставленными вчерашним дождём было неприятно и неудобно,
поэтому Хогарт не счёл необходимым бежать с максимальной скоростью. И вот, не спеша, спустя некоторое время, гепард уже видел
тот самый необычный дом. Такого ярого удивления на Хога он на этот раз не произвёл. Наш герой смело вошёл в “дверь” и уже во
второй раз окинул взглядом кучу факелов. “Иди сюда”, - позвал его уже знакомый голос, раздавшийся где-то далеко впереди. Хог
уверенно прошагал вперёд и встретился с уже знакомым ему лицом.
- Приветствую тебя, о воин добра и света. Что принесло тебя сюда? – поприветствовал Хога “житель”.
- Что за глупый вопрос? Ты же сам мне говорил, чтобы я принёс тебе изумруд Хаоса. Ты же сам хотел мне помочь вернуть Аду, или это
    было просто отвлекающим манёвром? – с лёгкой, но постепенно нарастающей злобой произнёс гепард.
- Ах да! Хогарт! Ну, и где же твой изумруд? – прежним голосом промолвил волшебник.
- Вот, - проговорил Хогарт, доставая из кармана сокровище и передавая его в руки колдуну, - но это не МОЙ изумруд! Ты даже
   представить себе не можешь, на что мне пришлось пойти ради него. Я мог отнять чужие жизни из-за какого-то там изумруда. Пусть
   Господь распоряжается чужими судьбами, а я не в праве этого делать. Я выполнил твоё условие, теперь ты выполняй своё.
      Волшебник вновь достал свой пророческий шар и начал приговаривать какие-то древнегреческие фразы. В шаре снова засуетился
зелёный огонёк. Тут он взял изумруд в правую руку и так крепко сжал его, что распорол себе ладонь. Из образовавшейся раны брызнула
кровь. Красные капельки попали на шар и тут же испарились. Но вот зелёный огонёк в стеклянном шаре замер и колдун перестал
приговаривать свои заклинания. Он сделал удивлённое лицо и стал внимательно осматривать каждый квадратный миллиметр
драгоценности. Несколько минут спустя, маг положил изумруд на одну из своих полок и, покорно опустив голову, сказал следующее:
- Сожалею… Он не функционирует.
- Что значит не функционирует?
- То и значит. Мне нужно сделать срочную экспертизу. Я должен проверить его на подлинность. Думаю это займёт пару дней.
      Хогарт быстро встал со стула и поднял волшебника за шкирку. Затем он грозным голосом произнёс:
- Ты это сейчас пытаешься намекнуть мне, что весь этот путь, который я проделал, ради чего я рисковал своей жизнью, всё это было
    зря? Вздумал сменять надо мной? Раз уж на то пошло, я не дам тебе спуску…
- Заработало…, - едва вымолвил своим тоненьким дрожащим голоском колдун.
- Так-то лучше, - с явным успокоением произнёс Хог.
- О-о… Я вижу её… Я чувствую присутствие нечистой силы рядом с ней… Эта сила довольно мощна, - тут Архип вздрогнул и
   сглотнул, - она находится у синего ежа по имени Соник.
- Соник говоришь? Как она к нему попала-то? – с ярко выраженным недопониманием произнёс Хогарт.
- Извини, друг, мой шар может только видеть будущее и настоящее. О прошлом ни-ни, - изъяснился предсказатель, добавив после
    десятисекундного молчания, - ты должен привести ко мне этого ежа в целости и сохранности, не вздумай причинять ему смертельный
    ущерб. Я разберусь с ним лично, когда ты доставишь мне его сюда. Я получу своё, ты получишь своё.
- Идёт, - сказал Хог и пожал Архипу руку в знак заключения устного договора.
      Наш герой вышел из этого здания с лёгким недовольством. Он не знал, что колдун даст ему ещё одно поручение. Но, как вы уже
знаете, наш Хогарт был весьма и весьма терпеливым зверьков, и поэтому даже не подал виду, что его терзает злоба. Он думал, что Ада
уже у него в руках, когда нёс изумруд колдуну, что они снова заживут долго и счастливо, но не тут-то было. Жизнь полна
неожиданностей и этот случай служит тому доказательством. Всё было бы слишком просто, если бы каждое человеческое желание вмиг
исполнялось.
      Хогарту было очень сложно найти Соника, словно иголку в стогу сена. А ведь для того чтобы кого-то найти, нужно знать интересы
этого человека, его пристрастия, увлечения. Хог не был роботом, который мог бы выследить с помощью своих датчиков любого
человека, зная только его имя. Он не был гениальным сыщиком, который мог бы собрать кучу улик на ровном месте и разгадать, как
ребус месторасположение необходимого ему человека. Он был обычным зверем и в его ситуации можно было надеяться только на
удачу. И действительно, фортуна не отвернулась от него. Хогарту улыбнулась удача: не далеко от гепарда был виден синий вихрь. Этот
вихрь мог создавать только Соник своим реактивным бегом. Но Хог недооценил его; он не знал всех способностей ежа. Он быстро
пронёсся мимо гепарда, растрепав всю его шерсть и повалив пару близстоящих деревьев. Естественно, Хогарт, в надежде поймать
добычу, погнался за Соником. Ландшафт попался куда более ужасный, чем хотелось бы. Они мчались по джунглям. Из-за тут и там
встречающихся деревьев, нельзя было бежать на полной скорости. Да и непросохшая земля после недавнего дождя тоже затормаживала
их гонку. В той гонке присутствовал великий риск споткнуться и сломать себе всё, что только можно (скорость-то всё-таки не детская),
но это ничуть не пугало Хога, а вовсе наоборот, заряжало долей адреналина. Он считал экстрим своей стихией. И всё же, что не говори,
а кочки, и тут и там торчащие корни деревьев очень сильно мешались нашим соперникам. Соник при всём этом ещё как-то умудрялся
вилять и поворачиваться. То ли он показывал этим свою бесприкословную профессиональность, то ли спешил по своим делам, то ли
просто дразнил Хогарта, но было видно одно – ёж заметил, что у него появился достойный оппонент, не уступающий ему почти не по
каким параметрам, повторяющий его практически во всех критериях. Он видел, что Хог сидел у него на “хвосте”. На лице ёжика
появилась ехидная ухмылка. Он слегка наклонил голову и прибавил ходу, что было мочи. К тому времени экстремальная гонка уже
превратилась во внедорожный забег. Хотя песок было гораздо хуже травы,  но по крайней мере на данном ландшафте не было ни
единого деревца, в которые можно было врезаться. Тем более на такой местности можно было показать свою истинную мощь, развить
самую, что ни на есть максимальную скорость, что и сделал Соник. Хогарт, хотя и был достаточно быстр в своей среде обитания, но с
Соником сравниться не мог. И если в чаще он ещё хоть как-то мог конкурировать с синим ежом, то в пустыне его “соперничество” дало
трещину. Он чувствовал, как силы покидают его. Хог всё сильнее и сильнее начинал отставать от Соника, но тем не менее не упускал
его из виду.
      Вот нашими бесстрашными героями было проделано уже несколько сотен километров, но никто из них даже и не думал сдаваться.
Тут Соник услышал до боли знакомый шум мотора – это летел Тейлс на своём “Торнадо”. Он пошёл на снижение и Соник запрыгнул
на заднее сидение аэроплана. Затем “Торнадо” снова начал набирать высоту, отдаляясь от Хога, и в конце концов превратился в
маленькую точку в небе. Хогарт потерял шанс на то, чтобы поймать ежа. Следовательно, Хог потерял шанс вернуть Аду. Он ещё долго
бежал, следя глазами за этой точкой, пока наконец совсем не устал. После этого он сел посреди дороги и глубоко задумался. Он понял,
что физической силой Соника не проймёшь, что надо подходить к этой проблеме с умом. Так, со сосредоточенным лицом, Хог просидел
вплоть до позднего вечера. Он был так напряжён, что казалось, ничто в мире не могло отвлечь его от этих раздумий.
       Наконец, Хогарт, соорудив тактику, встал и начал копать яму. Копал он её очень долго, на протяжение целой ночи. Зато яма была
глубокой, так что потрудился наш “ловец” на славу. На дно он положил сеть, видимо, для того чтобы когда (и если) туда свалится
добыча, забрать её с собой и отнести к волшебнику для определённых целей. Сверху он застелил всё это дело листвой и ветками для
пущей маскировки. Выглядела ловушка вполне приемлемо. Вот только все эти старания оказались напрасными. Всё дело было в том,
что бедный Хог не учёл при разработке своего плана того важного факта, что Соник – это не просто ёж, это реактивный ёж. Естественно,
зверёк промчался по ловушке с такой скоростью, что та просто не успела обрушиться. Соник был как всегда на высоте. Но Хогарт не
переставал отчаиваться: чего он только не предпринимал для того чтобы поймать ежа. Хог сооружал и минные поля, и натягивал сетку
между деревьями, даже Эми похитил, - ничего не могло остановить ёжика. Наконец гепард пришёл к очень интересному выводу: он
подметил, что Соник ежедневно бегает по одному и тому же маршруту одного и того же ландшафта, в одном и том же направлении
одного и того же времени. Видимо, для ежа это было чем-то вроде утренней пробежки. Похоже, что Соник таким образом старался
поддерживать себя в хорошей форме. И эта предсказуемость послужила Хогу хорошим планом для очередного покушения.

0

10

Эпизод 3: угрюмый свет.
Однако, успех этого плана уже зависел полностью от точности в математических вычислениях. Любая погрешность могла привести весь
проект к неминуемому краху, к провалу задания. План был не из числа мудрых: Хог хотел подкараулить Соника и подставить ему
подножку. Но для того чтобы воплотить этот план в реальность, ему нужно было наверняка знать, во сколько именно часов, минут и
секунд Соник пересечёт именно этот участок, а это было, откровенно говоря, не лёгкой задачей. Ну, в общем высчитал Хог, всё что
необходимо, для того чтобы поймать Соника. Ошибку в уравнениях Хог мог заметить только в том случае, если бы поймать Соника не
удалось. Это был его последний шанс вернуть Аду и снова зажить долго и счастливо, заботясь только о совместной любви и больше ни
о чём другом.
      Вот наступил новый день. Подходило то время, в которое Соник по своему обыкновению начинал осуществлять свою пробежку. Вот
появился синий вихрь, с каждой секундой приближающийся всё ближе и ближе. Претворение в жизнь этого плана требовало
Мгновенной реакции, чего было хоть отбавляй в Хогарте. Он быстро рванул навстречу Сонику и подставил подножку. Тот зацепился и
кубарем покатился по земле. Он катился с такой страшной силой, что Хогарт начал было сомневаться в том, что этот грандиозный план
должен оставить его в живых. Соник катился по песку, оставлял за собой клубы пыли. Наконец, когда всё затихло и туман,
образовавшийся из пыли, рассеялся, Хог подошёл к неподвижно лежавшему на песке телу Соника и осмотрел его. Он был весь в
синяках и ссадинах, повсюду блистали кровавые шрамы, но не смотря на это, он всё ещё дышал. Хог осторожно поднял его, затем
взвалил к себе на плечи и понёс к колдуну…
      Хогарту, за всё это время пути никак не могло прийти в голову: как же этот ёжик, который на продолжении многих лет своей жизни
сражался со злобными машинами, самой разнообразной конструкции и раскрывая вмиг все самые коварные планы доктора Роботника,
мог попасться в такую примитивную ловушку? Вот так всегда: сегодня ты правишь миром, а уже завтра вынужден пресмыкаться…
      …Хог подходил к магическому дворцу. От перегрузки мыслями у него трещала голова. Ему было важно успокоить в себе зверя,
иначе быть нервному срыву. Дыхание Соника было затруднено. Он с трудом мог пошевелиться. Смотря на такое состояние Соника,
Хогарт мог не бояться за то,  что он (Соник) сейчас возьмёт и убежит на свободу, обведя гепарда вокруг пальца. Соник был слишком
слаб для этого. Но с другой стороны, Хог сравнительно мало знал о еже, для того чтобы делать такие выводы. Соник мог просто
профессионально прикидываться раненым, но зачем ему это было надо? Вот поэтому-то Хог и был уверен в своей безоговорочной
победе. Вот он вошёл в здание в третий раз. Услышав знакомую фразу, которую он уже заучил наизусть, гепард помчался на шум.
Прибежав в огромный зал, Хог внимательно осмотрел местность.
- Добро пожаловать, друг мой! – обрадовавшись приходу Хога, сказал чудотворец.
- Я тоже очень рад встрече, - кивнул Хогарт.
- Вижу ты добыл мне ежа! Я поражён. Как тебе это удалось? Ну да неважно.
      Хог передал, истекающего кровью Соника Архипу. Тот в предвкушении победы потёр руки и отнёс его в другую комнату. Потом он
вернулся и, стоя спиной к Хогарту, уже изменившимся (и надо сказать не в лучшую сторону) голосом проговорил:
- В тюрьму его! А синего заприте в отдельную кунсткамеру, мне нужно будет поговорить с ним наедине на днях.
      Откуда ни возьмись, со всех сторон появились люди. Все они были одинаково одеты и тем самым создавали некую похожесть друг
  на друга. Они взяли Хога и Соника под руки и потащили по тёмному коридору. Коридор этот был действительно тёмным. То ли из-за
того, что его не освещало ни одной лампочки, то ли из-за того, что в его стенах не было ни одного окна, а может быть просто так было
надо. Наших героев потащили в разные стороны, так что они не знали, где находятся. Соник не знал, куда заключили Хога, а Хог не
знал, где находится Соник. Тюрьма не отличалась своей необыкновенностью. Ну, разве что она была гораздо меньше по площади. Она
состояла всего из пяти-шести камер. Сами камеры представляли собой небольшие квадратные помещения, довольно пустые по поводу
мебели (была только кушетка). На одной из стен красовалось окошко, перекрытое железной решёткой. Стены не могли похвастаться
своей красотой. Они были все перекрашены, а кое-где даже были выбиты разные надписи. Эти надписи не сулили ничего хорошего. Это
озночало, что люди, сидевшие так же как и Хог в заключении, так же имели тяжёлую жизнь. Только по-настоящему удручённый
печалью человек мог выгравировать печальную надпись. Хог был уверен, что все эти люди были добрыми и боролись лишь за свет, что
они были несправедливо осуждёнными. К сожалению или к счастью, но наш гепард был как раз таки из их числа. Сонику досталась не
лучшая камера. Но он всё равно радовался. Радовался хотя бы тому, что у него есть крыша над головой, был доволен, что существует на
свете, что он любит и живёт. Соник ещё долго лежал без сознания.
      Прошло два часа. В камере Хогарта стояла гробовая тишина. Он не думал сопротивляться, бежать. Сейчас его мозг был занят
совершенно другими мыслями. Для того чтобы решить, как действовать дальше, Хогарту нужно было разобраться в том, что с ним
происходит сейчас, одним словом в настоящем. Он был в шоке. Он не ожидал такого разворота событий. Хог начинал понимать, что всё
это было подстроено с самого начала. Он понял, что с того момента, как он проснулся, все его дальнейшие действия были высчитаны
Архипом. Его поражала гениальность колдуна, и в то же время он обвинял себя в излишней невнимательности по отношению к
окружающему миру. Хогарт признавал, что был слеп. Он понял, что маг подстроил всё с самого начала, что именно он похитил Аду, для
того чтобы Хог, обеспокоившись отсутствием её у места встречи, начал просить помощи у прохожих людей. Естественно, волшебник
нанял знакомого человека, или даже может незнакомого, за определённую сумму денег, или может не денег, а ещё чего-нибудь, короче
за вознаграждение, чтобы тот привёл Хога к чародею, и тот уже начал втирать ему разные умные вещи. Колдун на самом деле им и не
был. Далее, с его помощью он попытался ограбить вечный алтарь и, как потом выяснилось, попытка эта оказалась на удивление удачной.
Архип понимал, что ему самому было невозможно справиться с этой загвоздкой, поэтому он поручил всё это Хогарту. Вопрос состоял
только в том, зачем ему так срочно понадобился этот изумруд Хаоса? О, об этом было лучше не задумываться. Ведь мы знаем, что сила
Хаоса – это энергия, усиленная сердцем. Только воистину добрый человек может творить добро, сея по всей земле семена света. Злодей
же может творить только зло, испепеляя всё вокруг. В результате, сила Хаоса полностью зависит от выбора сердца. Какая душа им
завладеет – такой и будет энергия. Но мы-то с вами знаем, по крайней мере теперь, к какой стороне относится колдун! Вот именно
поэтому и нельзя было допустить того, чтобы этот изумруд оказался под властью волшебника. Естественно, Архип очень хорошо знал
это место, так как дал Хогу карту, им же вычерченную от руки. Карта полностью совпадала с местностью, обстановка в реальности была
точно такой же, как и на бумаге. Кроме того, волшебник прекрасно понимал то, что Хог может встретиться с самим хранителем
изумруда, владыкой вечного алтаря. И что самое интересное, он не предупредил гепарда об их возможной встрече с Наклзом, а это
значит, что он не был против. Это означало, что ехидна был его врагом и он хотел устроить ему “приятную неожиданность”. Архип
хотел “убить двух зайцев одним ударом”, и было похоже, что ему всё-таки удалось избавиться от Наклза и одновременно с этим
получить к себе в распоряжение Хаос изумруд, одним словом план удался. Но не совсем. Наш Хог не был извергом, он был борцом за
свет, а не за тьму, и поэтому оставил своего врага-Наклза в живых. Избавиться от Наклза не удалось, но заполучить изумруд – вот что
самое важное! Прохвост Архип всё-таки обманул Хогарта, бывшего просто игрушкой в его руках. Затем Архип послал Хогарта за
Соником, так как опасался за то, что он, узнав о краже изумруда, конечно же прибежит и отберёт драгоценность, ведь выследить кого-то
для Соника не составляло абсолютно никакого труда. Да и кроме того, Соник являлся не только перегородкой на пути к славе для
Архипа, но и серьёзной угрозой. Он ненавидел Соника. Отсюда начали возникать подозрения, что он был как-то связан с Роботником.
Иначе, что он мог иметь против синего ежа? Ну, а после того, как Хогарт принёс Соника чародею, он больше стал не нужен ему и
волшебник решил посадить гепарда в каталажку. Конечно же, он боялся за свою жизнь, за то, что Хог, будучи довольно мстительным
созданием, безусловно бы попытался порешить с обидчиком, и его можно было понять. Это чувство вполне могло возникнуть из-за
несправедливого отношения к нему. Ведь Хог был для предсказателя лишь пешкой на шахматной доске. Без Хога, Архип бы никогда
не добился изумруда. Что вы чувствуете, когда видите, что вами управляют, подобно пешке, когда с вашей помощью пытаются
достигнуть своих целей? Да, кто-то может подумать, что это является вовсе не бездушным мошенничеством, а очень даже благородным
поступком. Вынужден не согласиться с этим мнением: благородным поступок может называться только тогда, когда человек
сознательно помогает другому, не требуя совершенно ничего в замен, а не когда его нагло используют в своих личных целях. Вот
именно это сейчас и чувствовал наш герой. Хотя насчёт того, за что Архип посадил Хога в тюрьму, гепард был не уверен. Он выпустил
из своей лапы коготь и выцарапал им на стене надпись: “Нет справедливости в мире”. Эта надпись стала одиннадцатой из тех, что
когда-либо оставляли на этой стене и она полностью отражала настроение гепарда…
      Тем временем, совершенно в другой камере, располагавшейся довольно далеко от той камеры, куда засадили Хога, Соник начинал
двигаться. Он очнулся. Раскрыв глаза, бедняга пришёл в глубочайшее удивление. Он не понимал, где он находится и как сюда попал.
Опомнившись, ёж попытался встать на ноги, что в конце концов получилось, хотя и не без усилий. Он был ещё достаточно слаб, для того
чтобы двигаться, но не смотря на это, ёж всё-таки попытался подняться и подойти к решётке. После пары неудачных попыток, ёжику
улыбнулась удача, и вот, спустя несколько минут, он уже стоял у решётки.
- Как я сюда попал? – спросил ёж у охранника.
- Хе.. Ну народ пошёл! Через вход, как же ещё? – шутливо произнёс охранник.
- Каким образом я имею ввиду? – сформулировал свой вопрос Соник.
- Тебя принёс сюда какой-то гепард. Ты тогда был без сознания. Да и вообще, не задавай мне таких вопросов. Я тебе не всезнайка, а
   охранник тюрьмы. Откуда я тебе буду всё про всех знать? – возмутился охранник.
      Соник потерял много крови и поэтому находился в полусонном состоянии. Все движения казались плавными, а все звуки
приглушёнными. Соник прислонился к стене и начал усиленно вспоминать, что же всё-таки произошло. Надо заметить, что потеря
крови наихудшим образом отразилась на провалы в памяти, которые так мешали Сонику вспомнить былые времена.
      Наступил следующий день. Хог встретил его с крайней неохотой. Ведь теперь он был лишён не только любви всей своей жизни, но и
святой свободы. Лучи солнца как-то боязливо заглядывали в окошко, наверное тоже боясь потерять свободу. И хотя они не были
живыми, их нельзя было потрогать, но с ними Хогарту становилось куда уютнее, чем наедине с самим собой. Вот яркий солнечный свет
упал на выцарапанную измученным жизнью гепардом надпись, словно подтверждая его слова. Буквы заблестели так сильно, что
начинали просто слепить глаза. Хог зажмурил глаза от столь яркого света. Вот он подошёл к решётке и, схватившись за толстые прутья
обеими руками, позвал охранника. Охранник не заставил себя долго ждать, он подошёл к Хогарту и спросил, что ему от него нужно.
Гепард попросил позвать колдуна и охранник, немного помешкавшись перед этим, удалился. Прошло около десяти минут, когда в
помещение вошёл хозяин здания.
- говори правду, - строго начал Хог.
- Какую правду? – с недоумевающим видом и вообще, не понимая, о чём идёт речь спросил маг.
- Да уж ту самую. Расскажи мне о том, зачем ты меня сюда посадил, и зачем украл Аду, - в ярости начал объяснять гепард.
- Хм.. Я вижу, ты  раскусил меня, как грецкий орех. Браво, мои поздравления, - с лёгким удивлением произнёс чудотворец.
- Я требую правды! – не мешкая, заревел Хог.
- Хочешь правды. Что ж, нет ничего проще, - сказал чародей, усевшись поудобнее, - я давно хотел заполучить изумруд Хаоса, можно
    даже сказать, почти всю свою жизнь. Но мне мешали разные нехорошие обстоятельства, то и дело встречавшиеся у меня на пути.
- Рассказывай, как можно подробнее. Я хочу знать всё о том, почему ты решил наказать меня таким образом, - высказался Хог.
- Так вот… Тринадцать лет назад, когда я был ещё совсем молод и только делал первые шаги в покорении миров, я впервые узнал об
    изумрудах Хаоса, способных дарить чудовищную энергию. Ещё за семнадцать лет до этого я посетил тёмный алтарь, нечто вроде
    вечного алтаря, только направленный на получение тёмной энергии, в отличие от вечного, чья сила была направлена на получение
    светлой энергии. Сейчас, правда, этого алтаря уже не существует. Его испепелили дотла союзники вечного алтаря, а клан тёмного
    алтаря был найден и публично повешен за злодеяния. И перед тем, как умереть, древние пророки сказали мне, что чуют во мне
    большую мощь…
- Погоди. Ты состоял в этом клане? – перебил Архипа наш гепард.
- Да, я был одним из его приспешников. И эти прорицатели рассказали мне о том, что я был избран, для того чтобы совершить великое
   зло и мне был нужен всего один изумруд, для того чтобы прийти к суперформе и привести в ход механизм тотального разрушения. Я
   не знал тогда, что это такое, не знаю и до сих пор, но постараюсь выяснить в скором времени. Изумруд, как видишь, у меня уже есть.
- Я понимаю, но как это связано со мной? – вновь перебил Архипа своим вопросом наш герой.
- Потрепи. Всему своё время. Ну, значит прорицатели рассказали мне об огромной силе, покоящейся внутри меня. В начале я им не
    верил и считал все эти высказывания лишь глупой выдумкой, но теперь начал понимать, в чём состоит вся истина. И перед тем, как
    закончить свой пророк, духи предупредили меня. Они сказали мне, что через тридцать лет, когда заветная цель будет уже так близка к
    исполнению, у меня на пути встанет некий “двенадцатый спаситель” и разрушит все мои коварные планы. Вот уж не думал, что им
    окажешься ты!
- И ты решил заманить меня к себе с помощью Ады, так? Получается, что она тебе нужна только из-за этого? – догадывался Хог.
- Именно.
- Если ты такой избранный, то почему сам побоялся достать изумруд и расправиться с Соником?
- Видишь ли, чужими жизнями рисковать куда проще, чем своей собственной.
      Здесь Хог не сдержался и, резко просунув руки через решётку, попытался достать своими наточенными когтями волшебника. Но
волшебник находился на безопасном расстоянии от гепарда, и поэтому, как бы Хог не старался причинить магу боль, ничего не
получалось. Сам маг с любопытством наблюдал на истерику Хога. Минут через десять он успокоился и совершенно нормальным, может
даже слегка жалостливым голосом проговорил:
- Архип, я знаю, в тебе же есть хотя бы капля добродушия. Отпусти её. Отпусти Аду. Зачем она тебе нужна? Что она тебе сделала? Тебе
   нужен я, а не она. Вот и возьми меня, а Аду оставь в покое. Дай ей ещё раз почувствовать свободу, дай ей насладиться жизнью. Пусть
   хотя бы она будет счастлива.
- Эти тигры в клетке – все они марионетки…, - напевая эту фразу, покинул помещение чудотворец.
      На этом их разговор окончился. Хог ещё долго сидел на кушетке, вспоминая те чудные дни, когда Ада была вместе с ним, когда не
существовало никаких забот, когда слово “грусть” было не знакомо им двоим…
      А тем временем, Соник услышал знакомый рёв мотора. Это был Тейлс. Каким-то образом нашёл Соника и торопился к нему на
помощь. Самолёт приземлился около всем уже давно знакомого здания. Спустя пару минут, “пассажиры” ворвались в дом и окружили
Архипа. Волшебник был вынужден поднять руки, так как на него уставились одиннадцать пар недовольных глаз. Спасать Соника
пришли все: Наклз, Биг с Фрогии, Шэдоу, Руж, Эспио, Вектор, Эми, Крим с Чизом, е-123 Омега. Но во главе стоял Тейлс, так как
именно он учредил это “освободительное движение”. Они без труда нашли камеру, в которой сидел Соник и вызволили его оттуда. А на
вопрос о том, как же Тейлс узнал про его похищение, лис с гордостью ответил, что видел этот момент с птичьего полёта. Прощё говоря,
в тот момент, когда Соник был похищен гепардом, Тейлс как раз летел по своим делам, и совершенно случайно, ввязался в эту историю.
Всё это произошло довольно быстро. Но вот, к Хогу подошёл, уже поправившийся к тому времени Соник. Его вид был очень печальным.
Он так странно посмотрел на гепарда и дрожащим голосом сообщил ему, что они не успели спасти Аду…
      Взгляд Хогарта, до этого момента привязанный к персоне синего ежа, вдруг резко упал вниз. Было видно, что он не ожидал таких
известий. Хог попросил оставить его в покое. Он снова закопался в своих мыслях. Его тело начало заметно трястись. Он сел на корточки,
облокотившись на стену и задрал голову прямиком вверх, глядя прямо в потолок.”Её больше нет”, - думал он и лишь от одной этой
мысли на его глазах наворачивались слёзы. Его глаза, ставшие уже совсем стеклянными, наполнялись презрением к жизни. Хогарт
окончательно потерял своё стремление обрести свободу, присутствовавшее в нём пять минут назад. Он покачал головой в знак
несогласия с распоряжением судьбы. “Так не должно быть”, - говорил он про себя. И после этих слов, слёзы, одна за другой, покатились
по его щекам. Ах, как это больно, потерять надежду на светлое будущее! Как больно осознавать, что жизнь прожита зря, и что былого
счастья уже не испытать вновь! Однако, минуту спустя, от грустных глаз не осталось и следа. Теперь они были наполнены злобой и
ненавистью. Они были полны жажды мщения. Под покровительством злобы, Хог разогнул решётку камеры и рванул на свободу. Но
зачем ему была нужна эта свобода без Ады? Зачем?
Ночь. Жёлтая-жёлтая луна украшала небо своим неповторимо ярким сиянием. Звёзд не было видно: они боязливо укрылись за могучими
тучами, словно их что-то дико напугало. Да и сами эти тучи на фоне сумеречного неба выглядели как-то странно, можно даже сказать
по демонически. Дул сильный холодный ветер. Он безжалостно трепал листву деревьев, он хотел вырвать их с корнем и унести с собой.
И вода в лужах, появившихся на земле после очередного проливного дождя, довольно необычно бурлила, словно кипела. Озорной буран,
сломя голову, нёсся по этому сногсшибательному ландшафту, поднимая песок и пыль, а затем нагло кидая их обратно. Вся атмосфера,
которая окружала Мистические руины просто не могла не тревожить человеческие сердца своим кошмарным стилем. Было сложно
представить, что буквально несколько часов назад эти самые Мистические руины были наполнены светом и донельзя пропитаны
добродушием. Никто не мог даже и подумать, во что мог превратиться этот чудесный уголок Мобиуса.
      Среди этих гор и равнин бежал без оглядки наш Хогарт. Но в его быстром беге не ощущалось совершенно никакой тревоги. Скорее
здесь присутствовало другое, отнюдь не лучшее чувство. Глаза гепарда так и искрились красными огоньками ненависти. Да, в его теле
присутствовала страшная сила злобы. Зло одержало контроль над его беспомощным к этой силе мозгом, он не мог контролировать свои
поступки. Им управляла неведомая мощь. Его шерсть вставала дыбом. Но это было не от испуга, напротив, почти не существовало в
мире таких вещей, которые бы могли вызвать реакцию испуга у Хогарта. Вообще, не было ясно, отчего она так вставала: может быть от
бешеной скорости, с которой бежал гепард, а может быть и от чудовищной ненависти, которая переполняла его тело. Она придавала
Хогу коварный, жестокий вид, какой было просто нереально передать словами. Его можно было запросто спутать со злодеем.
     Но вот Хогарт постепенно замедлил бег. Вскоре этот бег перешёл в шаг, а шаг в свою очередь превратился в простое “стояние”.
Встав, наш гепард осторожно огляделся по сторонам, наверное пытаясь понять, куда же он всё-таки забрёл. Буран продолжал поднимать
песок с пылью, нагло кидая впоследствии обратно; вода в лужах по-прежнему продолжала булькать, словно кипя – всё было тщетно.
Гепард не знал, где он находится. Казалось, всё ему ни по чём, его страшило что-то другое, что-то намного ужаснее всего этого. На
минуту Хогарт затих, он встал на одном месте, как вкопанный. Едва можно было заметить, как он дышит. Можно было подумать, что он
уже вконец успокоился, если бы не его свирепые глаза, так и искрящиеся злобой. Он сделал несколько глубоких вдохов, но даже это не
помогло ему привести себя в нормальное состояние.
     Тут он чуть не сбил дерево, стоящее неподалёку от него, размахом своей грозной лапы с острыми, как бритва когтями, и взвыв на все
Мистические руины, помчался дальше… Всё, что можно было увидеть из его улик, после его присутствия, так это глубокие кривые
шрамы на том самом дереве от знакомых нам когтей…
      Попытаемся вывести из этой истории один жизненно важный урок. Прежде всего, конечно, нужно оберегать своё счастье от
разнообразных недугов и прислушиваться к своим снам. Что ж, между тем жизнь сделала полный круг. Если бы Хог знал, что этот сон
действительно сбудется, он бы уберёг себя от всего этого. Но если бы он уберёг себя от этой истории, то сон бы не сбылся, и
следовательно, не приснился бы ему вообще! Парадокс, скажете вы? А испытал ли наш гепард своё счастье? Нет, он слепо верил в то,
чего в принципе не существует в природе. Но не один он допустил ошибку. Каждый совершает в своей жизни ошибки и учится на них
впоследствии, но есть такие ошибки, совершив которые можно испортить себе всю оставшеюся жизнь. Хогарт думал, что видел счастье,
  но на самом деле он видел только его силуэт…

0

11

Эпизод 4: монохромная печаль
Прошло уже два ме6сяца после того тяжёлого рокового дня, когда Хогарт узнал, вернее ещё раз убедился в том, что жизнь очень и очень
часто бывает несправедливой по отношению к живущим. Прошло целых два месяца с тех пор, когда все надежды на лучшее в этом мире
покинули его душу и он полностью разочаровался во всём том, во что свято верил до сей поры. Этот роковой случай поделил всю его
жизнь на две совершенно разных по своему составу части. И если ранее Хогарт был уверен, что правильно делил на прожитую часть, то
есть на ту часть жизни, которая была уже у него за плечами и часть непрожитую, то есть ту часть жизни, которую он только собирается
пережить, но ещё не прожил, но теперь он начал понимать, что жизнь – это не игрушка, с которой можно поиграть и отставить в угол
после того, как надоест играть с ней, и она не любит шуток. Теперь его жизнь разделилась на две другие половины: на ту часть, когда он
был счастлив с Адой, когда он мог видеть её манящий облик и слышать звонкий радостный смех, когда он мог ловить чудесный аромат
её духов и чувствовать сладкий вкус её губной помады, и на ту часть, когда всё это было в прошлом. И честно говоря, эта часть жизни не
сулила ничего хорошего. После случившегося гепард стал вконец замкнутым в отношениях с окружающим миром. Он переживал
большой стресс. Первые несколько недель он даже не выходил на улицу, чтобы прогуляться да и просто подышать свежим воздухом. Он
перестал вступать в любые контакты с окружающим его обществом. Правда последнее время он, так сказать, начал приходить в себя и
постепенно оправляться от всех этих тяжёлых последствий. Тоска по уже несуществующей на белом свете возлюбленной со временем
начинала спадать. И если вид у него казался вполне спокойным, то где-то глубоко внутри себя он всё же был взволнован. Поэтому, даже
если бы Хогарт вышел на улицу и прошёлся по людным местам, эти люди, которые видели бы его, ни за что бы не подумали, что он
чем-то сильно обеспокоен. Но как вы понимаете, главное внутри, а не снаружи. Хог проводил часами у окна. Он сидел и смотрел на
окружающий его мир. Он считал каждый автомобиль, проезжающий мимо его дома; следил за каждым человеком, показывающемся его
цепкому взору; запоминал каждый звук, раздающийся в небе. И делал он это не потому что ему действительно это казалось интересным –
- он хотел забыться, отвлечься от тех, терзающих душу воспоминаний. Каждый день всё повторялось снова и снова. Эти дни жизни
Хогарта не приносили ему практически никакой пользы. Они текли так медленно, один за другим, что вконец надоели Хогу и ему уже не
хотелось так продолжать свою жизнь. Он просто не представлял себе своё дальнейшее существование в этом мире. Но делать
самоубийство было ещё рано – Хогарт ещё не перестал искать покой души. Он пытался всеми силами изменить свой теперешний образ
жизни, иначе от такого однообразия, можно так свихнуться, что ни одна больница тебе уже не поможет. И вот, тот судьбоносный день,
которого так ждал Хогарт, наступил.
     Всё началось с обычного времяпрепровождения у окна. Хогарт уже утратил желание жить и последнее, что он хотел сделать –
-  попрощаться с миром. Он вышел на улицу. Царила ночь, но от соответствующей ей ночной тишины не оставалось и следа. В шумном
мегаполисе безостановочно ревели автомобильные моторы и ни на секунду не прекращался бессмысленный топот людей. Шумели
фабрики и заводы. Вся эта атмосфера очень действовала на нервы Хогу. Он не понимал, как можно вообще заснуть при таком шуме. Вот
послышался отдалённый гул сирены. Снова пожарная машина едет тушить, вновь загоревшийся дом. А надо сказать, что в  то время,
стояла довольно сухая, жаркая погода и из-за этого в городе постоянно загоралось много лесов и деревянных сооружений. И этот самый
гул пронзал барабанные перепонки Хога. Он бил в голову всё сильнее и сильнее по мере приближения самого транспорта. Это просто не
могло не раздражать гепарда. Вслед за этим звуком, раздражительней которого, казалось, нет, послышался ещё более противный. Он был
слышен с воздуха. Его создавал самолёт, летящий по своему предначертанному маршруту. Рейс этого самолёта был уже давно знаком
Хогарту. Более того – он знал его наизусть. Вроде всё стихло. Но не надолго. Расслабиться Хогу не дал резкий и протяжный “свист”
парохода, обозначающий его отплытие. Но куда может отплыть судно ночью? Хогу казалось, будто все эти автомобили, пароходы и
самолёты сговорились, чтобы помешать ему обрести покой души и тела. Этот бесконечный шум заставил Хогарта найти другое, более
спокойное относительно центра города, место для своего свободного времяпрепровождения. Все эти невзгоды совершенно не давали
Хогарту сосредоточиться, поэтому он решил прогуляться по парку. Во всяком случае, он думал, что там должно быть спокойнее, чем в
центре города. Он гулял по этому зелёному местечку и вдыхал свежий воздух, казавшийся как-то по-особому свежим после дождя,
который ещё совсем недавно нахально хлестал своими каплями по окну Хога. Для полноты позитивных ощущений не хватало тёплых
солнечных лучей, которые бы ласкали своим светом тело гепарда. Вместо него на небе светилась лишь холодная луна, напичканная
горами и впадинами, и прочими неровностями, которые были так хорошо видны отсюда. Так же небо было усеяно множеством звёзд.
Какие-то из них были более яркими, какие-то менее, и их разнообразность создавала некую атмосферу, надвигающую на положительный
ход мысли. Но все эти мысли не могли быть положительными без Ады. Тем более в эту чудесную ночь. Сейчас Хогарту, как никогда не
хватало её, но не смотря на всё своё желание вернуть Аду, он всё равно не мог ничего поделать, так как являлся не Богом, не царём мира,
а лишь простой его составной частью, обычной, как и все. Земля была сырой, она впитала много влаги. Из ям получались лужи. Трава
была слегка скользкой. Было не очень приятно ощущать её под ногами. Однако, маленькая неприятность – это ещё не конец света.
     На улице было довольно темно, а на часах довольно поздно, но это ни сколько не волновало нашего гепарда, так как ему не зачем
было возвращаться домой, да и спать он тоже не мог. Его переполняла энергия,  но не просто энергия, а энергия мщения, не просто
мщения, а мщения за отобранную любовь. И эта жажда не давала ему уснуть. К сведению, Хогарт шёл по парку совершенно один. За всё
время хождения он не встретил ни одной живой души. Это не было таким странным случаем, ведь часы Хогарта давно перевалили за
полночь. Но как только Хог повернул за угол, он наткнулся на двух личностей, выясняющих отношения. Хогарт не счёл нужным влезать
в их разговор, и поэтому аккуратно встал за дерево, тем самым спрятавшись от незнакомцев. Да, он понимал, что подслушивание и уж
тем более подсматривание чужих разговоров не влезает в рамки приличия и не соответствует правилам морали, но тем не менее
любопытство взяло верх над ним и он решил взглянуть на происходящее со стороны зрителя, а не участника. Его интерес рос, как на
дрожжах. Глазам Хогарта привиделось следующее: в углу у кирпичной стены стоял тигр, держа в своих руках какую-то бумагу, а
напротив него в своей летающей посудине сидел какой-то усатый старик, изображая довольно грозное лицо. Его брови были нахмурены
и он всё время показывал указательным пальцем, что-то крича при этом, на ту самую бумагу, которую держал в руках тигр. Одна рука
тигра была полностью железной и один глаз его светился кроваво-красного цвета огоньком. Вот старик внезапно громко рассмеялся,
что-то пробормоча себе под нос и тигр прижал бумагу, которую до этого держал с своих лапах, к груди. Видимо, старый злодей хотел
отнять её у него.
- Ты не получишь этой карты. Я никогда не отдам её в твои грязные руки. Можешь убить меня, но этого добра тебе не видать! – смело
произнёс тигр с железной лапой.
- В твоём смелом голосе, как ни крути, а капелька боязни-то проскакивает. Что ж, скоро я завладею всем миром, после того, как ты
    отдашь мне эти карты. И все твои попытки обхитрить меня будут напрасными, - сказал в ответ старик.
- Подойдёшь ближе – и я порву их, - угрожающе произнёс тигр.
- Не порвёшь! Хватит мне голову морочить. Всё это – лишь пустые слова. Ты просто  не способен на такое, и поверить в то, что ты
    сейчас сказал – значит быть полным идиотом. Увы, я не из их числа, - проговорил старик и перешёл в наступление.
     Хогарт понял, что нужно срочно что-то предпринять. Он больше не должен был стоять на месте. Он чувствовал, что тигру нужна его
помощь. Откуда ни возьмись, появилось полчище роботов, с такими грозными лицами, как и у того старика, что сидел в посудине. Они
стояли так, как будто чего-то ждали. Роботы были все на одно лицо, в самом прямом смысле этого слова, что на самом деле не очень
удивило Хогарта. Больше его удивляло количество ботов. Они были чудовищно спокойны. И это их спокойствие очень сильно пугало
гепарда. Это было, как затишье перед цунами. Все роботы, как один, смотрели в одну точку. Их руки были собраны по швам и шеи
приподняты. Они ничем не отличались от живой армии людей. И вот злодей поднял правую руку вверх. Мгновенно, роботы сменили
позицию, а точнее сделали шаг назад и согнули руки в кулаки. Несколько секунд царила идеальная тишина. Даже порывов ветра не было
слышно! Глаза тигра бегло рассматривали эту армию. Его взгляд так куда-то торопился, что даже порой казалось, что он хочет успеть за
эти несколько секунд обойти взглядом всех их. Испуг и волнение очень хорошо подчёркивались в этом взгляде. Вот, спустя
сравнительное небольшое количество Мобианского времени, старик резко опустил руку и роботы ринулись, как по команде, в сторону
того несчастного тигра. Все их движения были совершенно одинаковыми и, что самое интересное, все они двигались в один такт. Хог
сразу понял, что они настроены враждебно. От гробовой тишины, царившей в этом парке ещё несколько секунд назад, не осталось и
следа. Ритмическое побрякивание металла наполняло своим шумом весь парк. И среди этого шума, Хогарт смог расслышать одни лишь
слово: “Эггман”. “Похоже так его зовут”, - подумал Хогарт и выбежал из своего укрытия. Старик, управляющий посудиной, заметил
новое лицо, участвующее в кровопролитной схватке. Он был очень удивлён этим. От неожиданности, он на некоторое время потерял над
собой контроль, а проще говоря, растерялся.
- Ты что здесь делаешь, путник? Тебе своих проблем мало, что ли? – недопонял ситуацию Эггман.
- Может я конечно чего-то не понимаю, но я знаю одно – то, что всегда должно быть наказано и сейчас ты получишь по заслугам, - как
можно внятнее произнёс Хогарт.
- Мой тебе совет, путник – лучше не вмешивайся, - презренно выкинул старик.
- Бог отнял у меня всё добро в жизни, так пусть оно останется, хотя бы у других. Я сам вершу свою судьбу и никто не праве мне этого
    запретить. Только истребив зло по всей земле, можно жить в мире и добре, - произнёс Хог, принимаю боевую позу.
     В тупике начал раздаваться звон металла. Тигр, с точки зрения Хогарта, стоящий на стороне добра, начал отбиваться от постоянно
прибывающих ботов. Устремив свой взгляд вдаль, можно было подумать, что эти твари никогда не станут прибывать, что их несметное
количество. Их атака напоминала регулярный наплыв морских волн при сильном шторме. И с каждым разом они становились всё
сильнее, хотя быть может это было лишь обманчивым ощущением. Может это просто резвый тигр слабел с каждым разом всё больше и
больше? В любом случае, с армией ботов драться становилось всё сложнее и сложнее. Сложнее в одиночку. После того, как Хогарт
подключился к этой неблагоприятной для него самого затее, битва стала немного проще, более того, она даже стала веселее в какой-то
степени! Звон металла, рушившегося прямо на глазах, становился всё более учащённее. Роботы ложились на поле боя, один за другим.
Хогарт старался пробраться через толпу машин к тому тигру и помочь, и пока, как это ни странно, ему это удавалось. Если бы роботы
были бы наполнены кровью, а не маслом, то я думаю, что вся зелень сего парка уже давно бы окрасилась в красный цвет. Итак, Хогарт
таки пробрался к своему союзнику. Было бы правильно хотя бы протянуть ему руку и представиться, но ни у того, ни у другого не было
на это времени. Да уж что там говорить про представление себя друг другу, когда у наших героев нет времени даже чтобы глотнуть
воздуха!? Надо признать, что тот тигр обладал неплохими боевыми искусствами и разбирался с легионами ботов ничуть не хуже самого
Хогарта. Так же он не уступал ему и по ловкости. Ведь когда он пускал в ход свою железную руку, роботы отлетали на такое расстояние,
что место их приземления едва можно было разглядеть невооружённым глазом. Но вот, внезапно роботы прекратили наступление и стали
строиться вокруг них. “Они явно что-то задумали. Но нужно действовать осторожно. Без паники”, - думал Хогарт, оценивая ситуацию.
Роботы вновь обрели какой-то спокойный вид и это спокойствие, точно так же, как и предыдущее, не внушало ничего хорошего. Хог
смотрел на них и с его лба тёк холодный пот. С замиранием сердца он ждал самого необычайного разворота событий. Его руки, а вслед за
ними и тело, слегка затряслись в предвкушении чего-то страшного. Тигр тоже видел, что что-то не так, но никак не мог понять, что
именно. В то время Эггман, по-прежнему находящийся в своём эггмобиле как-то странно развёл руками, словно готовил своих ботов к
чему-то. Тут Хога осенило и он что-то быстро шепнул на ухо своему союзнику. Тот кивнул головой в знак готовности к операции. Вот,
Эггман что-то прокричал и роботы, со всех сторон окружившие наших героев кинулись рвать их на куски. Но как только они понеслись
ломать кости нашим героям, они внезапно пригнулись и роботы набросились друг на друга. Таким образом Хог и его друг заставили
ботов уничтожить самих себя. И пока шла эта битва, Хогарт со своим напарником на коленях пробирались на свободу. Однако, сверху
не было видно, как они ползут, их образы скрывали роботы, колотящие друг друга. Эггман думал, что роботы избивают его врагов,
повалив на землю и закрыв своим стальным телом, и поэтому злостно хохотал в предвкушении победы. Но трудно себе представить. Но
трудно себе представить, какой шок он испытал, когда увидел их целыми и невредимыми , да ещё и за своей спиной! Злодей понял, что
пора бы капитулировать и приказал своим роботам отступить. Но перед этим один бот сбил с ног тигра. Едва Хог успел предупредить
своего напарника о надвигающейся опасности криком: “Сзади”, как робот повалил его на землю и начал бить. Но тут как тут подоспел
наш несравненный гепард и сломал бота, тем самым, спася тигру жизнь. К парочке подлетел Эггман.
- Сейчас я улетаю не потому что вы меня победили. Совсем нет. Просто… Ну… Просто я… Я вспомнил, что забыл выключить свет в
    моей лаборатории… И мне нужно поторопиться, чтобы не нагорел счёт за электричество… Вот. А ты, - он посмотрел на Хога, - лучше
    не связывайся со мной, а не то…
- А не то, что? Маме пожалуешься? – шутливо проговорил Хогарт.
- А не то я стану самым страшным твоим ночным кошмаром. Те ещё вспомнишь меня и пожалеешь, что связался со мной, - продолжал
Роботник.
- Лети уже, - поторапливал его Хог.
     Злостный старик покинул Хогарта и его нового друга. Гепард ещё долго смотрел вслед, уходящему из поля зрения Эггману с ехидной
ухмылкой на лице. Затем он окинул взглядом ландшафт и увидел уйму металлолома, беспорядочно раскиданного на протяжение всего
парка. Затем он неодобрительно покачал головой, словно ответив самому себе на заданный “вторым я” вопрос. И в конце концов он
вернулся к делу.
- Приветствую тебя, боец за свет, - сказал Хог, протягивая лапу, лежащему на земле тигру.
-  Здравствуй. Послушай, зря ты влезал в эту передрягу. Я бы и сам мог прекрасно справиться без всяких напарников. Можно подумать,
    Что этот толстый клоун сможет причинить мне вред. Да это же просто смешно! – сказал, отряхивающийся, но не принявший помощи
Хогарта, тигр
- Значит, теперь ты отрицаешь мою помощь? И ты даже не хочешь сказать мне спасибо за то, что я спас твою шкуру? А тебе не кажется
    это несколько грубоватым поступком? Ведь я не прошу большего, - вскипятился Хог.
- Спасибо за помощь, - выдавил тигр, - но никто не просил тебя помогать мне. Ты сделал это добровольно. Я – Дальт, не нуждаюсь в
    помощниках.
- Значит твоё имя Дальт? Я Хог. И я вижу, ты не очень рад тому, что тебе спасли жизнь. Я пытался заработать счастье своей кровью –
   - ничего не вышло. Потеряв последнюю надежду на своё личное счастье, я решил дарить его другим людям – но тщетно. Я не получил
   ни единого слова благодарности. И при каждой попытке сделать для мира что-то хорошее, ты получаешь лишь ругань и недовольство в
   свой адрес. Ну почему этот мир так несправедлив?
- Ты мне задаёшь этот вопрос?
     Сказав что-то вроде: “Да пошёл ты”, Хогарт развернулся в обратную сторону и направился к себе домой. Его мозг был загружен
разными мыслями о справедливости в мире. После того, как у него отняли Аду, он вообще сомневался, что она существует. Хогарт был
разбит. Он не ожидал такой самовлюблённости от Дальта и злился на него. И он проклинал всех людей, такого же характера, как и тот
эгоистичный, с его личной точки зрения, тигр. По его лицу было видно, что всё его настроение опустилось так, что хуже некуда. Нет, он
вовсе не считал себя оскорблённым или униженным, он просто полагал, что он не заслуживает такого обращения с ним. Он считал это
высшим проявлением хамства. Мысли о случившемся никак не хотели оставлять Хога. Они словно впились в мозг, словно их кто-то
навечно туда припаял. Они никак не выбивались из головы гепарда. Тем не менее, на часах было уже четыре часа утра, а бедняга ещё не
ложился спать. Хог многое перенёс за сегодня и сейчас спать ему хотелось, как никогда. Вот, он вошёл в дом и улёгся на кровать, в
скором времени заснув мёртвым сном…

0

12

Эпизод 5: бессмертие души
Утро. Будильник показывает 12 дня. Солнце давно встало и уже во всю жарит Стейшн Сквер. Люди ходят в одних шортах и футболках.
Кто-то гуляет в солнцезащитных очках. Одним словом, на улице лето. Хог медленно поворачивается с бока на бок и с усилием открывает
глаза. Затем водит взглядом по комнате, пытаясь выяснить таким образом, а в каком это месте он сейчас находится? Неожиданно
раздаётся звонок в дверь и Хогарт мигом вскакивает с постели. Его реакция, думаю, нам будет понятна, ведь ему никто не звонил, вот
уже как целый год! Он открывает дверь и видит перед собой вчерашнего тигра, с которым побеждал Эггмана и его войска роботов. Хог
мгновенно приходит в себя после такого “гостя”.
Прости меня за вчерашнее. Я не хотел тебя обидеть этими словами, просто я был не в настроении, если можно так выразится. На самом
   деле, я бы ни за что не справился без тебя. Ты действительно спас мне жизнь, Хог, и сейчас я пришёл поблагодарить тебя за твою
   заботливость и отвагу, - раскаивался Дальт.
- Да не напрягайся ты так, Дальт. Я уже и забыл давно про твой поступок. Не волнуйся, я не злопамятный. А вообще, пройди лучше, -
пригласил зайти к себе Дальта Хогарт.
     От “вчера” ни осталось и следа. Будто вчерашний Дальт с Хогом и Дальт с Хогом сегодняшние – совершенно разные люди. Быть
может это раскаяние сможет послужить началом хорошей дружбы между ними? Кто знает…
     Хог провёл Дальта на кухню, где кипел чайник. Из его носика шёл пар и он пыхтел, словно паровоз.
- Чувствуй себя, как дома, - обратился он к тигру.
- Хорошо, - ответил Дальт.
- Ну так что тебя привело сюда? И главное, как ты узнал, где я живу? Я хотел бы получить подробный рассказ об этом, - недоумевал
Хогарт.
- В общем… В общем я выследил тебя. Я шёл за тобой всё это время. Я подумал, что грубо обошёлся с тобой и решил взять все слова
    назад, сказанные вчера мною, - объяснялся Дальт, опустив глаза вниз.
- Получается, что ты пришёл сюда только ради того, чтобы просто извиниться передо мной? Что ж, весьма благородно с твоей стороны, -
сказал Хог, наливая горячий чай в чашку и протягивая её собеседнику.
- Ну, вообще-то у меня были ещё на то причины, - неловко произнёс тигр, - я думаю, ты видел, из-за чего, собственно, началась та
    заварушка с Роботником?
- Подожди, дай подумать. Это та бумага, да? – попытался угадать Хог.
- А ты, оказывается, догадливый! Так вот, эта бумага – план уничтожения мира. Объясняю доступным языком: Эггман решил сделать
   новую пушку неведомой мощи и разрушить с помощью неё всё в пух и прах. Он уже начал работу над сим проектом и даже нацелил
дату стопроцентной готовности пушки. Главной опорой в этом деле ему служили эти бумаги, с изображёнными на них схемами. Если
    бы я не украл их из его лаборатории, то всем бы нам рано или поздно пришёл конец. А теперь у нас есть хотя бы лучик надежды. Пока
    схемы у меня, он не сможет достроить эту адскую машину и напасть на беззащитных людей, - разъяснял ситуацию Дальт, медленно
попивая чаёк.
- Да, я начинаю понимать, в какую историю ты влип. Всё это, конечно, интересно, но ты так и не ответил на вопрос. Создаётся такое
    впечатление, что ты просто уходишь от темы.
- Ничего подобного. Я наоборот, к этому как раз таки и веду. Надо иметь терпение, дружище. В общем, Эггман сейчас меня наверняка
    ищет, ведь у меня в руках сейчас находится нужные ему файлы. И я знаю, он обязательно попытается сделать всё возможное, чтобы
    отнять их у меня и воплотить свою грандиозную, и в то же время дьявольскую идею в реальность. Вот я и решил временно пожить у
    тебя, спрятаться и переждать некоторое время, пока всё не уляжется. Думаю, ему не придёт в голову искать меня здесь, - продолжил
разъяснять ситуацию тигр.
- Да не вопрос. Места вполне хватит, ведь я живу один. Вот только ты не сможешь вечно бегать от опасностей. Рано или поздно, тебе
    всё равно будет необходимо встретиться лицом к лицу с этим злодеем, - ответил гепард.
- Большое спасибо тебе за то, что оказал мне такую услугу. Мне сейчас нельзя никому доверять, нельзя ни на кого положиться, а если
    где и можно, то в безопасности там я уж точно не буду. И я же тебе сказал, что мне нужно переждать лишь какое-то время. Я не
    собираюсь жить у тебя всю оставшеюся жизнь. Мне просто сейчас непременно надо набраться сил и придумать дальнейший план
    действий. Глупо идти в бой без тактики, - закончил тигр.
     Хог показал комнату Дальту, отведённую для его жилья. Здесь были самые необходимые для жизни а Дальту большего было и не
надо. Его и это вполне устраивало. После того, как тигр распаковал свои вещи, Хог решил устроить своему другу экскурсию по своему
скромному, но уютному жилищу. Он прошёлся с ним буквально по каждой мелочи, по каждой пылинке дома. И каждый раз, когда он
останавливался около какого-нибудь серванта или указывал пальцем на какой-нибудь портрет, вслед, как правило, шло очень длинное
повествование. Каждая мелочь в доме наводила его на определённые воспоминания, о которых он мог говорить и говорить. Дальт со
вниманием слушал каждое предложение, каждую букву, изрекаемую Хогом, и ему это нравилось. Во время каждой истории, перед
тигром возникала картина, соответствующая его рассказу. Он так ярко всё это себе представлял, что ему порой даже казалось, что он сам
участвует в этой истории. Знакомство Дальта с обиталищем Хогарта шло довольно долго, но устать от этого было невозможно. И вот,
подойдя к очередному серванту, Дальта заинтересовал портрет, стоящий на самой верхней полке среди самых дорогих Хогу вещей.
Красноватого цвета лисица была изображена на нём.
- Кто это? – спросил Дальт Хогарта, указывая пальцем на портрет.
- Это? Это… Никто, - сказал Хог, убирая из вида фотографию лисы.
- Да брось. Это твоя возлюбленная, да? А она ничего. Зря ты так реагируешь на этот вопрос.
- Её зовут Ада. Она была единственным существом, которое могло осчастливить меня. Никто не понимал меня так, как она. Была…
    Теперь её нет, ровно как и счастья в моей жизни. Я могу многое. Я могу бежать быстрее ветра. Я могу красться тише травы. Я могу
    свернуть горы. Только одно я не могу – вернуть её.
- Неудачная любовь? Прости, что вызвал у тебя столь болезненные воспоминания. Я не знал, что всё так печально. И очень сожалею.
    Потерять близкого для тебя человека – нет ничего хуже, чем это. Но посмотри на это с другой стороны: жизнь идёт и нельзя
    задумываться о том, что уже прошло. Ты понимаешь, нельзя жить в прошлом
- Да зачем мне вообще теперь жить! Как можно жить без определённой цели? Жизнь теряет смысл, если не к чему не стремиться, как
    фильм без сюжета. Раньше моей целью в жизни было стремление обрести счастье. Но как я теперь могу его обрести, если её нет!?
- Эй! Остынь. Я думаю, ещё рано делать такие пессимистические выводы. Доверься мне, как другу. Ещё не всё потеряно. Я могу помочь
    тебе найти другую. И, вот увидишь, ты обретёшь с ней счастье. Я тебе гарантирую.
- Мне не нужны твои гарантии, Дальт. Ничто и никто не сможет заменить для меня Аду. Слышишь!? И не смей, даже не думай делать то,
    что ты мне только что предложил.
     На этой неблагоприятной ноте и закончился их разговор. Дальт хотел продолжить тему и свести Хога на более позитивные решения,
но тот не давался. Он уже начал жалеть, что задал тот дурацкий вопрос Хогу и тем самым ухудшил его настроение грустными
воспоминаниями об Аде. И чтоб смягчить обстоятельства, он пригласил его в казино. Вообще Дальт не очень любил шумные тусовки,
ему больше по душе приходилось полное одиночество, ну а уж если и в компании, то в такой компании, которая бы не насчитывала
много народу, а всего несколько человек, да и то, только с условием, если они были хорошо знакомы Дальту. Дальт не очень горел
желанием вступать в контакт с незнакомыми ему лицами. Но он говорил, что ко всему прочему, ему нужно было там кое с кем
встретиться, и только благодаря этому вескому аргументу, Хогарт согласился пойти туда. Надо сказать, что Хог с Дальтом были чем-то
сильно похожи, так как Хог тоже не признавал всяческих шумных мест. Он предпочитал просто пройтись по парку, цветущему фауной и
поразмышлять о серьёзном, о вечном. Он любил одиночество не меньше Дальта.
     На дворе стояло вечернее время. Хог с Дальтом направлялись в казино. Спустя десять-пятнадцать минут, они были там. Пройдя мимо
двух охранников, почему-то как-то весьма подозрительно покосившихся на наших посетителей, Дальт с Хогом зашли внутрь. Там,
словно процветала совсем другая жизнь, нежели снаружи. Да, казино было шумным местом. Игровые автоматы только и трезвонили,
каждый свой писк. Повсюду слышался звон железных монет. Яркие огни разнообразного рода неоновых реклам бросались в глаза сразу
же при первом появлении здесь. И, подобно всем этим бесчисленным огонькам, таким же желанием горели глаза тех, кто посещал это
беззаботное заведение. Даже те, кто уже неоднократно был здесь, всё равно удивлялись каждому новому появлению в этом царстве грёз
ничуть не меньше тех, кто только что узнал об этом месте и захотел посетить первый раз в своей жизнь. Здесь, любой уважающий себя
фурри, мог найти себе увлечение на любой вкус. И действительно, ассортимент “развлекательных штучек” в казино был просто на
редкость огромен. И не было удивительным то, что время здесь пролетало с необыкновенной скоростью. Однако, никому даже и в голову
не приходило жалеть, о потраченном тут времени. Но, как уже упоминалось ранее, Хог и Дальт были не из числа тех, кто любит
повеселиться в местах такого рода. После того, как они зашли сюда, они замерли на несколько секунд. Их ноги, руки, да и вообще всё
тело оставалось стоять на том месте, где до этого и стояли – двигалась лишь только их голова в желании осмотреть всю местность. Далее
Хог пустился к бильярдному столу с целью посмотреть на игру её участников, хотя сам не очень разбирался в этом. Поэтому при первом
же предложении принять участие в игре, он отказался. Нет, для него ничего вообще не значило публичное унижение, он не боялся
сказать, что плохо играет. Да и вообще, ему было безразлично, что думают о нём окружающие – есть правда и она одна. Люди могут не
верить этой правде, но от их недоверчивости эта правда никогда не превратится в ложь. Дальт тоже поначалу находился около Хогарта и
так же наблюдал за сей игрой, но потом он вспомнил о срочной встрече и отлучился. Он пошёл в сторону бара, а его приятель остался
досматривать партию. Кий ловко бил по шарам и с лёгкостью загонял их в угол. Видимо, в бильярд  играли профессионалы, а это
означало ничто иное, как то, что битва будет интересной. Оба участника были необычайно меткими и не пропускали просто так ни один
шанс забить шар в лунку. Ежеминутно со стороны игрового стола слышались звуки ударения кия по шару. А шаров становилось всё
меньше и меньше. Сложно было сказать, кто идёт впереди. Оба играющих были наравне  Один игрок закономерно сменял другого,
давая ему тем самым очередь ходить. Это продолжалось довольно долго. Так долго, что вскоре и вовсе наскучило Хогарту. Последний
шар, как назло, никак не хотел забиваться. Это злило участников игры и они начинали выходить из себя. Тут Хога привлекло внимание
одного из игровых автоматов. За ним стоял ягуар среднего роста и выглядел он очень нервным. Он совал монетку за монеткой в этот
чёртов ящик, после чего тот начинал прокручивать электронные цифры на дисплее. Затем ягуар начинал внимательно пялиться в экран и
ждать того момента, пока это прокручивание закончится и перед ним предстанет определённая комбинация, состоящая из трёх цифр.
Вот, автомат перестал крутить числа и остановился. Ничего не произошло – выпала неудачная комбинация. Слегка рассердившийся
ягуар, кинул вслед ещё монетку и операция повторилась. Когда числа перестали прокручиваться во второй раз, автомат продолжал
бездействовать. “И снова неудача”, - подумал за него Хог. Парень сунул в автомат третью, четвёртую, пятую монету. Безрезультатно. И
вот, в его кармане заблестела последняя деньга. Отчаявшийся ягуар, наплевал на всё и смело отдал её игровому автомату. Теперь терять
ему было нечего. Своими утомлёнными глазами он смотрел на дисплей автомата и ждал, пока он, наконец, выведет результат. Потом,
уже не надеявшийся ни на что хорошее парень, уже было приподнялся и повернулся к выходу, как его оглушил резвый звон монет, вдруг
посыпавшихся из автомата. Удивлённый и не менее обрадованный весьма и весьма приятной неожиданностью ягуар, мигом передумал
и сел обратно. Затем он быстро и усердно начал выгребать выигрыш и засовывать всё это состояние к себе в карман. Но после победы он
даже не думал уходить. Вовсе наоборот, он начал с новой силой пичкать автомат этими жестянками. Однако, больше автомат ничего не
выдавал в качестве выигрыша. Так ягуар простоял ещё долго, пока не кончилось всё, что только у него было. Затем, осознав, что он
потерпел полный провал в борьбе с компьютером, парень с грустным лицом покинул казино. Данный случай навёл Хога на
соответственные мысли. Ему было жалко не проигравшего, а всех людей его вида. Он не понимал, как можно каждый раз приходить
сюда и просаживать, заработанные потом и кровью деньги? Он просто не мог представить, до чего популярна алчность. Ведь после того,
как выиграешь немного денег, тебе непременно захочется завладеть ещё большим богатством! На удивительно, что заведующие такого
рода заведениями получают запредельные доходы, ведь таких людей много. И все они попадаются в эту мышеловку, сами того не
подозревая. Алчность губит мир. Только Хог начал мысленно обсуждать данную тему со своим “внутренним я”, как подоспел Дальт.
Наверное, он уже уладил все свои дела и решил вернуться к Хогарту. Ну, а так как делать здесь, таким людям, как Хог и Дальт было
нечего, долго они в этом месте задерживаться не стали. Перед тем, как уйти, они лишь на прощание взглянули на огромную, сделанную
из чистого золота, статую Соника. Она очень напоминала настоящего, живого Соника и, надо признать, была сделана на славу. Вот
только, чем так прославился Соник в казино? Ответа на этот, казалось бы глупый вопрос они не стали искать, так как у них не только не
было на это времени, но и желания. На улице казалось темно, как в космосе, хотя часы на руке Дальта показывали ни много, ни мало
десять часов вечера. Но и Хог и его новый друг прекрасно понимали, что такое вполне могло мерещиться из непривычки. Как ни как, а
в казино было много света.
     Этим же днём, четыре часа назад некий человек в чёрном пиджаке и шляпе направлялся к агентству Хаотиков. И, скажу прямо, его
вид был очень подозрителен, так как на улице в то время преобладал не дождь и даже не дождичек, а совсем наоборот, невыносимая
жара. И человек этот выглядел довольно глупо в такой душной для этого времени года одежде. Его нисколечко не волновал тот факт, что
люди, смотрящие на него и постоянно ужасающиеся его видом, за километр шарахались от этого типа в чёрном и считали его
сумасшедшим. Это было написано на их лице. Но человек этот шёл прямо к дому Хаотиков. Он шёл туда с определённой целью и это
было естественно. Ведь в такое агентство, как это идти без определённой цели, всё равно идти на футбольный матч, не зная правил даже
самих правил игры. Он забрался по ступенькам на крыльцо дома. Затем странный тип позвонил в дверь, предварительно оглядевшись по
сторонам, словно почувствовав, что за ним кто-то следит. Но кому это было надо! Вот ему открыли:
- Агенство лучших детективов Стейшн Сквер слушает вас. Проходите, садитесь поудобнее и рассказывайте, что вас заставило нас
   посетить. А мы сделаем всё возможное, чтобы помочь вам, - поприветствовал типа в чёрном Эспио, охранявший вход в агентство и, как
   всегда, заметив гостя первым, а потом добавил, - Да, и не волнуйтесь, рассказывайте все подробности, без сокращений. Вся
   информация, полученная от вас нами будет полностью конфиденциальной и не один лишний человек об этом не узнает.
- Здравствуйте. Меня привело сюда одно дельце, которое я ни за что не смогу прокрутить без вас, - ответил неизвестный.
- Минуточку. Мне нужно позвать главного следователя, - сказал Эспио, показывая пальцем на крокодила, сидящего за столом.
     Этого крокодила звали Вектором и он был самым безответственным из всех следователей на всём белом свете. Он даже не
подразумевал, что перед ним сейчас стоит клиент и взывает о помощи. Он просто, закрыв глаза и по-хамски закинув ноги на стул,
слушает музыку, доносящуюся из своих наушников.
- Вектор!!! – заорал Эспио, срывая наушники с крокодила, - Ты видишь, нас клиент ждёт? А ты чем занимаешься? Нет, честное слово, я
    когда-нибудь точно выкину твои наушники к чёртовой матери!
- И зачем нужно было так орать? Я всё прекрасно слышу. А если тут некоторые люди не умеют держать себя в руках, то я, простите,
    здесь не виноват. Знаешь, где держат таких, как ты, Эспио? В психушке! – высказал крокодил, оторванный от прослушивания своей
любимой музыки.
- Уж кого надо держать в психушке, так это только тебя, - возмутился хамелеон.
- Кхе.. Я вам не мешаю? – тихо, но внятно произнёс, забытый детективами клиент.
- Ах да! Гости. Ну, так зачем ты к нам пожаловал на этот раз, Роботник? – вспомнил Вектор.
- Откуда вы знаете, кто я? Как вы меня узнали? – недоумевал доктор.
- Всё дело в том, что кроме вас сюда почти никто не приходит. И почему вы всегда навещаете нас под разным видом? – вполне
доходчиво дал прямой ответ Эспио.
- Не важно. Короче, я пришёл сюда, чтобы заключить с вами сделку. Мне нужно выследить одного парня, который украл у меня ценные
    бумаги. Сейчас я не знаю, где он находится и поэтому поручаю разобраться с этим делом вам самим. Ну, а что я могу предложить вам
    взамен, корме денег? Разве что кучу денег, - сказал, разоблачённый тип в чёрном.
- Что ж, дело стоящее. Думаю, мы сможем вам помочь, - сказал Вектор с загоревшимися глазами, добавив только, - вы всегда можете
    положиться на Хаотиков. Мы будем держать вас в гуще событий.
     Сделка состоялась. Она стала законной с того момента, как Эггман и Вектор пожали друг другу руки в знак согласия. Затем,
довольный доктор быстро покинул кабинет…
     Вернёмся к повествованию настоящего времени. Дальт и Хог шли к себе домой через тот самый парк, где ещё вчера бились с
роботами Эггмана. Вокруг ни души, как такое часто бывает по ночам. У обоих друзей было не печальное настроение, но и не сильно
весёлое настроение. Лишь изредка они перекидывались фразами. Но их диалоги были короткими и лаконичными. Каждый из них думал
о своём. Но вот Хогарт внезапно остановился.
- Хог, почему ты остановился? Идём домой, - сказал частично роботизированный тигр.
- Тише… Прислушайся, - шепнул в ответ Дальту Хогарт.
     Дальт навострил свои уши и, действительно, он услышал странный шорох позади себя. Краем глаза он посмотрел на кусты, откуда
только что донёсся еле слышный шум. Затем он кивнул Хогу, а Хог кивнул ему и Дальт тихонечко начал подкрадываться к кустам. Они
поняли друг друга без слов. Шум повторился, но на этот раз он был более громким и тревожным. Теперь Дальт был уверен, что ему это не показалось и там на самом деле что-то есть.

0

13

Эпизод 6: судьбоносные моменты.
Вот, проделав ряд беззвучных шагов, тигр почти вплотную подошёл к растению. Оно слегка пошевелилось, но это вполне мог быть  всего лишь ветер. Дальт резко раздвинул лапой куст, но ничего такого, что могло бы его потревожить, он не нашёл. На земле лежала  лишь небольшая горсть сломанных сухих веток. Однако, Хог всё же не думал, что это было ложной тревогой. Его интуиция почти  никогда не обманывала его. И этот момент он не считал исключением. Когда Дальт с Хогом пришли в дом, было уже довольно много  времени и тигр сразу же завалился спать. Хог тоже заперся в своей комнате и уже готовился ко сну. Но вот он почувствовал что-то, что  не мог описать словами. Занавеска у окна чуть всколыхнулась и по стене скользнула чья-то тень. Всё это было очень странно, ведь Хог был один в этой комнате. Но этот силуэт принадлежал не ему. Он прекрасно видел, как мелькнула тень, но он не видел ничего, что могло
бы её отбрасывать. Затем он почувствовал лёгкое дуновение холодного ветерка, но не со стороны окна, а совсем с противоположного  конца комнаты, где ветра и в помине быть не могло. Да и тем более окно было закрыто. Хога осенило и он узнал знакомое поведение.
Это была Ада, точнее её дух. И гепард не сомневался в этом. Он сел на кровать и, склонив голову, проговорил:
- Я знаю, что ты здесь, Ада. Я чувствую твоё присутствие. Не знаю, слышишь ли ты меня или нет, но сейчас я должен высказаться.
   Вполне возможно, что это лишь плод моего воображения, что мне всё это попросту мерещится лишь оттого, что я хочу, чтобы ты была
    со мной… Как в те добрые времена. С тобой я чувствовал, что весь мир и вся жизнь на земле не напрасна, всё живое способно любить,
    но твоя смерть открыла мне глаза, Ада. Я понял, как я ошибался, думая, что счастье может продлиться вечность… Я люблю тебя,
    люблю искренне, люблю всей душой и сердцем. И я обещаю тебе, что мы будем счастливы с тобой вновь. Ты вновь будешь лучезарно
    мне улыбаться, а я вновь буду, обнимая твою хрупкую талию, шептать тебе нежные слова любви. Эти дни повторятся… Пусть не
    сейчас… Не в этом мире… Но мы будем вместе…
     На лице Хога появилась большая печаль. Его глаза безнадёжно искали лучик света в тёмной комнате. А губы безмолвно дрожали. И
вот он почувствовал, что его колени чуть-чуть потяжелели, словно кто-то положил на них свою голову. Хог был так счастлив, что мог
чувствовать её, но был так разочарован из-за того, что не мог видеть всей её красоты. И, откинув голову назад, он произнёс, глядя в
потолок:
- Вместе… Навсегда… И ничто, слышишь, ничто, даже смерть не сможет разлучить нас…
     Следующее утро. Похоже, что первым проснулся Дальт, так как в то время, когда проснулся Хогарт, он не обнаружил его в своей
комнате. Видимо, тигр куда-то ушёл, даже не сообщив об этом своему другу, чтобы тот был в курсе. Что ж, это был ещё один плохой
поступок в его биографии. Но Хог почему-то не думал, что Дальт был кем-нибудь похищен, так как тигр был слишком хитёр и умён для
того, чтобы вот так вот попасться на уловку. Он совершенно спокойно двинулся на кухню, но в итоге так до неё и не дошёл. Его
остановил звонок в дверь. “Дальт… Почему же наглец не предупредил меня, что ему куда-то нужно идти? Ладно, не буду гадать. Пойду
и выясню прямо сейчас”, - думал гепард, открывая дверь. Но здесь судьба преподнесла ему сюрприз. Вместо мускулистого тигра Дальта,
перед ним стояла невысокого роста тигрица, одетая в красную маечку. Её чёрные волосы красиво заплетались в длинную косу,
доходящую до пояса. На руке ослепительным блеском сияло жёлтое кольцо с переливающемся в солнечном свете бриллиантом. Хог
хотел спросить её, уверена ли она в том, что попала по адресу, но тигрица первой завязала беседу:
- Простите, здесь живёт тигр Дальт? – задала она вопрос, улыбаясь Хогарту.
- Ну да, он живёт здесь… То есть жил здесь… Нет, я хотел сказать… Ну, он живёт здесь некоторое время, но сейчас его нет на месте, -
- Начал было запинаться Хог.
- А вы не знаете, когда он будет? Просто, мне срочно нужно с ним поговорить, - продолжила беседу незнакомка.
- Я не знаю даже… Он мне не сказал, куда пойдёт… И настоль. Мне самому интересно, где же он пропадает? – ответил гепард.
- А можно я подожду его у вас? – застенчиво произнесла тигрица, теребя косу своими лапками.
- Хорошо, заходите. Но предупреждаю, что когда придёт этот Дальт, неизвестно.
     Он пропустил тигрицу к себе. Далее, будучи достаточно гостеприимным существом, Хог провёл девушку в гостиную и посадил на
диван, а сам куда-то ушёл. Оставшись в одиночестве, тигрица долго осматривала незнакомое помещение, не вставая с места. Каждый
уголок комнаты был интересен ей. Но вот, Хог вернулся с подносом, на котором покоились две чашки кофе. От жидкости шёл пар,
значит кофе был горячим. Он поставил его на столик и продолжил беседу:
- Так как вас зовут? Надо же мне как-то к вам обращаться, - спросил гепард.
- Кейт, - ответила тигрица, хватая чашку.
- Я Хогарт. Очень приятно, - сказал гепард, протягивая лапу собеседнице.
- Мне тоже. Так вы давно знакомы с Дальтом? – вдруг заговорила Кейт.
- Я-то? На самом деле, недавно. Если говорить грубо, то всего два дня. Но за эти два дня я сумел так хорошо его узнать, будто знал его с
    самого детства. Мы познакомились с ним в парке и, надо сказать, это знакомство было не очень приятным. Я спас ему жизнь, но не
    считаю его в долгу передо мной. А вообще, это довольно долгая история, хотя сам случай длился сравнительно недолго, - рассказал
    Хог, - а вы кто ему будете?
- О, я люблю слушать длинные и интересные истории о захватывающих приключениях со всякими экстремальными ситуациями, и
    спасением людей. А так, являюсь старой знакомой Дальта, - объяснила тигрица.
- Ну, Кейт, здесь ты, конечно, сильно преувеличила. Особо ничего такого интересного и захватывающего в ту ночь с нами не
    приключилось. Драка как драка, - смутился гепард, заметив, что Кейт подвигается к нему ближе.
- А мне Дальт многое рассказывал о вас, - сказала тигрица уже впритык пододвинувшись к Хогарту.
     Возможно, она была очарована им. Иначе как объяснить такое странное поведение? Хотя всё может быть и делать из этого какие-то  выводы было рано. Но самого Хога сейчас волновало совсем не это. Он широко раскрыл глаза, услышав последнюю фразу, которую  произнесла Кейт и зло что-то пробормотал. Затем он отрицательно покачал головой, назло своим мыслям. Хогарт мигом изменил своё отношение к тигрице, но, не забывая о рамках приличия, постарался, как можно вежливей её проводить, соврав, что сейчас ему срочно  нужно остаться одному и подготовиться к какой-то неотложной поездке. Он сделал это так профессионально, что Кейт нисколечко не  почувствовала подвоха и поверила каждому его слову. Через полтора часа после этого случая, приключившемся с Хогартом, звонок в дверь раздался снова. Хог поспешно открыл дверь и увидел перед собой Дальта. Встретил он его с довольно строгим, в какой-то степени
разъярённым видом. Он явно был нацелен на серьёзный разговор с Дальтом. Не сказав даже дружеское “привет” Хог без слов закрыл за
ним дверь и начал наступательное движение:
- Так. Мне интересно знать, где же тебя носило всё это время и почему ты не сообщил мне о своём уходе? А ты не думал, что я могу
   посчитать, что ты в опасности? Откуда мне знать, не схватили ли тебя роботы Эггмана или ещё что-нибудь? – начал докапываться Хог.
- Ну, видишь ли, тут такое приключилось со мной. В общем, нужно мне было срочно посетить музей восковых фигур. Я получил
    сообщение, что мол, приглашают меня туда за каким-то призом… - говорил тигр.
- Боже, Дальт, какую же ты гонишь пургу! Твой план явно был проработан не до конца. Но если ты решил обмануть меня, то скажу тебе
    прямо – ты напрасно потратил своё время. Вся твоя затея не удалась. Я раскусил тебя, подобно грецкому ореху, - продолжал
комнате, где оставил Дальта, как услышал тройное постукивание. Оно повторялось и повторялось. И оно доносилось как раз из той
комнаты, где сидел Дальт. Хог удивился: стук был не за дверью, а за окном! Подойдя к тому месту, откуда доносились эти стуки, Хог
узнал, кто их издаёт. И чуть не упал в обморок от неожиданности. Им был доктор Эггман.
- Дальт, выходи, подлый трус, - грозно говорил Эгг.
- А может, давайте жить дружно? – произнёс он в ответ.
     Эггман молча выбил стекло и взял за шкирку обоих “жильцов”. Надо пояснить, что он сидел в своём любимом Эггмобиле и только  благодаря этому парил над землёй. Зетам он опустил их на землю, и они снова оказались в окружении роботов. У Хога складывалось
такое впечатление, будто Роботник никогда и не куда не ходил без своих фирменных роботов, будто они являются его телохранителями. Но может быть, в какой-то мере так оно и было. Странно, но роботы не нападали на наших героев, а словно только старались держать их в страхе и ничего больше. Тут, Эггман отдал приказание своим роботам обыскать весь дом Хога на наличие нужных ему бумаг. И  гепарда это завело в странные рассуждения. Он тихо, почти неслышно, мыслил вслух, можно подумать, разговаривал сам с собой.  Почему же Дальт до сих пор не разорвал эти схемы? Он ведь не мог быть настолько глуп, чтобы не додуматься до этого? Или мог? А сели эти карты нужны ему, и он чего-то недоговорил, когда рассказывал об этих картах? Но ведь это карты ядерной пушки,  испепеляющей всё на своём пути! Получается, что если Дальту так же нужны все эти бумаги, то он тоже является злодеем и хочет  уничтожить мир? Такая версия была возможна, так как Хогарт потерял доверие к Дальту после того судьбоносного разговора. И он не  исключал того, что Дальт мог просто прислуживать Эггману, а все эти стычки между ними, которые, кстати, происходили на глазах самого Хогарта были обычной показухой! Но тогда зачем им это? Зачем им ввязывать в эту историю ещё и его? Глупо. Так, одна мысль  потянула за собой другую, а та в свою очередь третью и так могло продолжаться ещё долго, если бы не Дальт, который отвлёк Хогарта  от размышлений и вернул в реальность. С десяток роботов ворвалось в квартиру Хога и начали переворачивать вверх дном, всё, что в  ней находится. А за окном роботы медленно, но верно начинали приближаться к Дальту и Хогу. Они толпились и этим заставляли наших
героев пятиться назад, хотя и пятиться-то, собственно говоря, было уже некуда. Роботов было внушительное количество, и бороться с ними было абсолютно без толку. Сейчас лучше было не злить Эггмана и отдать ему то, что он хочет. За пять минут роботы переворошили буквально всё в доме Хога и оставались считанные квадратные сантиметры непроверенной площади. Роботы связали наших героев по  рукам и ногам. И вот тут, вдалеке, между деревьев, Хог увидел, как скользнул какой-то до боли знакомый сиреневый образ. У этого  существа был закручен хвост и виднелось несколько чёрных колючек на спине. Возможно, он был причастен к Эггману. Одного Хог не
мог понять – как же старик выследил Дальта? Но сейчас не было времени искать ответы на эти вопросы. Нужно было выбираться. Но  вот, в одно мгновение роботы отпустили пленников и, развернувшись, отправились туда, откуда пришли. Эггману не понадобились их  жизни, а точнее смерти. Видимо он нашёл то, что искал. И действительно, когда Дальт возвратился в дом и открыл своё потайное  местечко, никаких карт там не было. Это было чревато последствиями. Ведь теперь недобрый учёный может наконец-то завершить
постройку своего орудия массового поражения и уничтожить всё вокруг. Дальт отчаянно и безнадёжно склонил голову над пустым  тайником. А Хога тем временем осенило, и он вспомнил того сиреневого хамелеона. Он видел его, когда ещё был в тюрьме и был тогда
наслышан рассказами о неком детективном агентстве Хаотиков, где он работает охранником. И тут же его мозг воспроизвёл тот момент, когда они с Дальтом возвращались из казино и услышали весьма странный шорох. Да, теперь ему всё стало ясным. Этот хамелеон мог менять окраску и ему не составило труда перекраситься в цвет тех кустов, что заподозрили Хог с Дальтом. И он действительно наблюдал
за ними, а это значит, что интуиция не подвела Хогарта. Похоже, что его подкупил Эггман, попросив разыскать Дальта и выследить, где находится его укрытие, чтобы тот мог отобрать свои схемы обратно. И он без особых усилий сделал это, так как у него был уже довольно большой опыт в этом деле. Но, с другой стороны, можно было воспользоваться Хаотиками, как оружием отмщения Эггману за все его
злодеяния. Хорошо, что Хог припрятал адресок их агентства, который дал ему Соник, после того как он был спасён.
     Итак, Хогарт рассказал Дальту о своём плане, насчёт совершения контратаки с помощью Хаотиков и получил одобрение со стороны  тигра. Но действовать нужно было немедленно. В опасности находилась вся планета. Добираться до агентства приходилось долго, но в дороге особых приключений с ними не произошло, так что не стоит заострять на этом внимание. Через некоторое время они уже  стучались в дверь того самого агентства. Гостеприимный Эспио, как всегда первым услышал звонок и не заставил долго ждать  стучащихся. Открыв дверь и увидев наших героев, Хаотики замерли на какое-то время. Их застали врасплох. Но Вектор не дал себе  окончательно растеряться и, сделав спокойный вид, спросил их, зачем они пришли. Дальт прямо ответил, что пришли они, чтобы  разузнать, где находится база Эггмана, на что тот ответил, что впервые слышит такое имя. Но это было подлой ложью, ведь Хогарт  своими же глазами видел хамелеона на месте преступления. Поэтому он подошёл к Эспио и, подняв за шею, “прибил” к стене. Брови  хамелеона нахмурились от такого обращения с ним – он не желал сдаваться. Дальт подошёл к столу Вектора и со всей мощи, стукнув  железным кулаком по рабочему столу так, что тот разломился на две половины, закричал:  “Где Эггман?” Вектор упал с кресла. Пытки, особенно с таким сильным напором, долго продолжаться не стали и Хаотики, в конце  концов во всём сознались. Они дали карту того места, где находится Эггман  и наши бесстрашные путники покинули агентство. По  дороге Дальт всё злился, но непонятно на кого. Он не любил приступать к таким мерам, а если и приступал, то только в экстренных  случаях. И поэтому, скорчив недовольную мину, тигр проклинал всё и вся. Своим недовольным лицом он портил настроение не только себе, но и своему другу. И вот, он сказал особо интересную фразу, типа: “Да гори всё синим пламенем в преисподней”, которая затронула Хога. Он медленно поднял свою голову вверх, как бывает, когда в голову приходит идея, до которой раньше ты не мог догадаться. В
него снова вселилась надежда. Та самая надежда на всё хорошее, которая покинула его два месяца назад. Он понял, как вернуть Аду,  вернее понял, что  у него есть на это шанс.
- Ну да, кончено! Преисподняя! Я спущусь в царство умерших и достану оттуда её душу! И пусть дьявол только не согласится на сделку!
- проговорил Хог.
- Что ты такое говоришь, Хог? – не понял Дальт.
- Я спущусь в подземелье и достану Аду оттуда, - коротко объяснил гепард.
- Но как же чертежи? Согласись, ведь это тоже важно. Души бессмертны и ты всегда успеешь вернуть Аду себе, а пушка не будет долго
    ждать. Буквально через пару дней она будет палить по нам, - возразил Дальт.
- Ты уж извини, но здесь наши пути расходятся. Мне приятно было провести с тобой время. И вряд ли мы увидимся вновь, ведь остаться
    в живых и тебе, и мне будет достаточно сложно, - сказал Хог, протягивая лапу Дальту на прощание.
- Прощай, - вымолвил в момент расстроившийся из-за разлуки тигр.
     Больше он не сказал ничего. Гепард, набрав скорость, умчался прочь. Теперь он был снова один. Без друга. Никто себе и представить
не мог, что нашему мистеру одиночке будет так тяжело обходиться без друга. Похоже, что только теперь он начал ценить настоящую дружбу и понял, как был слеп до этого. Он спешил вернуть своей жизни смысл. Он бежал без оглядки, чтобы не терять времени, которое для него итак бесценно, на осматривание ландшафта, простирающегося за его спиной. Он не знал, куда он бежит, да и сейчас, честно говоря, для него это не имело большого значения. Ему просто было на это наплевать. Для Хогарта сейчас было важно лишь то, что он наконец-таки нашёл способ вернуть Аду. Он был рад, как никогда в жизни. Хог, словно носом чуял, что те счастливые дни, которые он по крайней мере таковыми считал, приближаются. Да, он чувствовал душой, что вскоре сможет вновь насладиться ими в полной мере. От одной лишь этой мысли сумрачные тучи превращались в перистые облака, а серая ночь казалась ярким солнечным днём. От одного
лишь упоминания её имени с души Хогарта слетал самый тяжелейший камень печали и ему сразу же становилось лучше. Хог мчался к вымышленному свету впереди, но как бы он не пытался добежать до него, та светлая точка продолжала отдаляться от него. Причём она отдалялась от него с такой же скоростью, с какой бежал Хог и даже если он начинал бежать быстрее, неважно насколько, ровно с такой же скоростью точка отдалялась от него и гепард не мог догнать её. Чтобы это значило? Неужели, наш герой не сможет достичь желанного? Неужели короткая вспышка надежды вскоре погаснет, подобно остальным неудачным идеям? Хог бежал долго, бежал до тех пор, пока не упал от изнеможения, но даже после этого он не переставал пытаться встать на ноги и бежать дальше. Ему так нравилось ощущать под собой молодую зелёную траву, щекочущую ступни. Но Хог был не из тех, кто мог предательски менять свои старые  духовные ценности на новые, пусть даже этой самой духовной ценностью являлось живое существо. Он никогда и ни перед чем не  отступал. И как он сам уже говорил раньше: “Ничто на свете не сможет заменить мне её”. Тут наш бесстрашный гепард вернулся в реальный мир, где сбываются далеко не все мечты, где жизнь заставляет на каждом шагу проливать слёзы, и понял, что совершенно не знает, как попасть в преисподнюю. От такого весьма непонятного оборота событий у гепарда на несколько мгновений застыло в груди  сердце и прекратила бежать по венам алая кровь. Его губы перестали шевелиться, а глаза перестали бегать и он замер сам, вместе со своим сердцем. Через эти “несколько мгновений” он встал и обратился к небу. Гепард поднял свою голову ввысь и раскинул лапы,  подобно птице, которая, чувствуя свободу, расправляет свои крылья и летит навстречу жизни. Он чего-то ждал. Хог явно молил Бога о наставлении его на верный путь. Он просил помощи, так как не знал, что делать. Впервые в своей жизни, Хог начал сомневаться, что из
всех ситуаций обязательно должен был быть выход. Прошло несколько часов, а Хогарт стоял в той же позе… И ничего не происходило.

0

14

Эпизод 7: возвращение к истоку.
Темно…Темно не так, как ночью. Не видно даже тёмного сумрачного неба, не видно вообще ничего, кроме тьмы. Она настолько густа, что было невозможно увидеть собственные ладони на расстоянии вытянутых рук. Но это не пугало, это лишь заинтересовывало своей странной мистикой. Казалось, что на самом деле не мрак не давал разглядеть, окружающую его обстановку, просто вокруг ничего не было. Сплошная пустота. Но тогда как, среди этой пустоты появился наш герой? Хог стоял на месте и никуда не падал – значит, ему  было на чём стоять. И он был почему-то уверен,, что даже если и сделает шаг, то всё равно никуда не провалится. Но что ему давало такую уверенность, никто, совершенно никто, включая его самого, не знал. Шагать в неизвестном направлении Хог счёл бессмысленным. Он стоял на своём месте и пытался разглядеть сквозь мрак, хотя бы что-нибудь знакомое… Тщетно. От этого не было совсем никакой пользы, но стоять на месте просто так, в ожидании неизвестно чего, тоже было не очень разумным поступком. Никогда в жизни Хог ранее не видел такой тьмы и не слышал такой тишины. Даже слабого ветерка не было слышно! Тут, гепард начал осознавать весьма нестандартные вещи, происходящие с ним. Он заметил, что его пульс остановился, а лёгкие перестали набирать в себя воздух. Гепард прижал к груди правую лапу. Сердце молчит. И как только он это сделал, послышался страшный хохот, и темнота куда-то быстро понеслась, словно водоворот, засасывая с собой всё вокруг. Хогарту было не за что уцепиться, так как тьму наполняла пустота, и поэтому он тоже попал в поток. Скорость поглощения тьмы увеличивалась с каждой долей секунды. Гепард не понимал, куда его несло. Вот, течение достигло такого высокого показателя, что будь наш герой на Мобиусе, его шерсть сразу бы задымилась. Хог даже начинал было слышать какой-то противный звук. Этот звук напоминал ему скрежетание по стёклам, только в двести раз быстрее. Хогарт точно не знал, слышится ли ему это на самом деле, или всё это – лишь игра его воображения. Вдруг, поток тьмы резко остановился, впрочем, остановился он так же резко, как и потёк. Хог не успел и моргнуть, как почувствовал громкое биение сердца в груди и открыл глаза. Тот мрачный мир загадочно исчез, и воспоминание о нём осталось лишь в подсознании Хогарта. Его тело лежало на кровати и перед ним
стояли двое. Дом явно был не его. Голова гепарда раскалывалась на части. Он осмотрел помещение, но не узнал ни единого уголка.
- Где я нахожусь? Кто вы такие? Как я попал сюда? – слабым голосом проговорил Хогарт.
- Возможно, у него частичная потеря памяти. Хотя, это не мудрено – вон какая шишка! Надо ещё постараться, чтобы так удариться, -
переговаривались те двое между собой
- Кто вы и как я здесь очутился? – настойчиво повторил свой вопрос гепард, после чего все тут же обратили на него внимание.
- Эй, эй! Не так много вопросов сразу. Поясню тебе пока самое основное, так как ты ещё довольно слаб для вникания в подробности
    дела. Я – Майлз Прауэр, но ты, как друг, можешь звать меня просто Тейлзом. Я занимаюсь изобретением всяческих механических
    штуковин, вроде этой, - лис показал на торнадо и далее начал долго и нудно описывать свойства своего самолёта.
     Рассказ был таким длинным, что мог продолжаться бесконечно. Хог слушал Тейлза без особого интереса – его вовсе не привлекали
высокотехнологические байки, да и вообще точные науки. Он сидел и удивлялся над лисом – как тот мог столько времени беспрерывно
болтать об одном и том же!? Гепард даже начал было уже сомневаться, живой ли это лис, или какой-нибудь робот, запрограммированный
на болтовню. Вот, прошло полчаса. Секунды медленно бежали на настенных часах и, один оборот сей длинной стрелки, казалось,
совершался вечность. Вот, Хогарту вконец надоело такое приветствие, и он всё же попытался вставить словечко:
- Ты вроде говорил, что расскажешь только самое основное?
- Ой, прошу прощения. Спасибо, кстати, что напомнил. Так вот, самое основное в моём “Торнадо”…, - продолжил лис.
- Тейлз, позволь мне объяснить пострадавшему, что да как. Я – Соник Хэджхог, и мы с тобою виделись несколько раз. Надеюсь, в
    скором времени память к тебе вернётся и ты вспомнишь меня. Думаю, пояснять тебе о том, кто ты, не нужно. А попал ты сюда ещё
    вчера. Мы с Тейлзом принесли твоё тело сюда, когда ты был без сознания. Не знаю, что с тобой произошло, но когда мы летели с этим двухвостым лисом  по своим делам на его супер-пупер самолёте, - сказал ёж с сарказмом, покосившись на лиса, - то заметили на поле
    какое-то тело, лежавшее без движения. От того места шёл чёрный дым. Мы решили спуститься и подобрать тебя. Ты неважно выглядел
    и я подумал, что тебе нужна помощь. Затем, Тейлз посадил тебя на самолёт, и мы благополучно доставили тебя до дома, где ты и
    лежишь до сих пор. Правда, после того, как мы тебя обнаружили, на тебе не было никаких признаков жизни. Ты был мёртв. Но тут
    отважный Прауэр не растерялся и начал возвращать тебя к жизни… Вроде получилось…
- Да, я начинаю вспоминать что-то…, - сказал Хог, потирая здоровенную шишку на лбу.
     перед его глазами начали мелькать какие-то события, о которых он не знал раньше. Словно мозг сам от себя прятал эту информацию. Хог вспомнил тот день, когда стоял и смотрел на небо, раскинув лапы в стороны. Погода была довольно ясной, чего нельзя было сказать в тот миг о настроении Хогарта. Он стоял так долго-долго. Но вот облака резко выстроились в какую-то стрелку. Это было так необычно, и гепард очень чётко запомнил  направление той стрелки. Она показывала на юг от того места, где стоял гепард. Но не успел Хог и вздохнуть со свободной душой, как злобные раскаты грома, а за ними и молния, пронеслись перед ним среди ясного неба. Не было
видно ни единой тучки. Все облака были мягкими и белоснежными. Между тем, молния ударила буквально в сантиметре от того места, где находился очевидец происходящего, и, естественно,  отбросила его на добрые сто метров. Этим ударом и был тот знак, которого так ждал наш Хогарт, но он не понимал: то ли Бог хотел наградить гепарда смертью, чтобы тот смог увидеть свою возлюбленную, и зажить с ней долго и счастливо, то ли хотел придать ему сил для борьбы со всеми бедствиями, встречающимися на его пути, опять же к спасению возлюбленной. Так или иначе, Хог получил сильное ранение в грудь, а трава под ним была насквозь выжженной. И в то же время, было очень хорошо, что несчастный запомнил направление той стрелки в небе, которая указывала какой-то путь. Откинув в сторону все эти нудные размышления, Хог попросил отвезти его на то место, где он получил ранение. Ему нетерпелось разгадать загадку того странного небесного указателя. Лис, заведующий “Торнадо”, с удовольствием согласился испытать (в который раз) свой самолёт, приговаривая, что ещё один полёт будет только на пользу. Он не хотел терять квалификации, да к тому же и показать своё мастерство высшего пилотажа
было неплохим шансом заслужить уважение к себе. Тейлз по-быстрому собрал всех и разместил в салоне самолёта, не смотря на то, что почти все жители этого дома напрочь отказались от очередного приключения. Затем он сам сел за штурвал и начал усиленно давить на разные кнопки. Закрутились пропеллеры и самолёт начал набирать высоту. Хогарт сидел на заднем месте самолёта и наслаждался всеми прелестями полёта. С высока было видно практически всё. Огромные деревья и дома отсюда казались крошечными игрушками. С этой высоты особенно ощущалась вся объёмность, величина мира. Ведь порой бывает так, что ты не задумываешься о том, что ты – всего лишь ничтожная песчинка на дне огромного моря, однако, даже такая песчинка может изменить весь этот мир. Ты ничтожен и могущественен одновременно. Куча улиц проносились над Хогом и компанией, одна за другой. Все эти машины, кажущиеся большими на земле, особенно грузовики, сейчас были лишь муравьями в огромном царстве людей. Возникало ощущение власти над миром, господством над планетой. Однако, это чувство – не из числа добрых. Стремление к управлению над чем-либо порождает зло. Такие вещи расцениваются как алчность и эгоизм в одном флаконе. Соник спал весь полёт. Похоже, что он не одну сотню раз летал на “Торнадо”, и поэтому сам процесс полёта уже не приносил ему никаких впечатлений. Он привык видеть всё с высока. Смотреть на  крошечные дома и машины, быстро проплывающие мимо. И, казалось, что движется не самолёт, а всё вокруг. Казалось, что всё вокруг летит, а сам “Торнадо” стоит на месте. Вот, спустя некоторое время, самолёт начал сбавлять скорость и постепенно приближаться к  земле. Наши герои снижались. Хог начал замечать знакомые места. Под ногами простиралось ярко-зелёное поле. Но вот, кое-где гепард заметил выжженный след – здесь трава была чёрной. Он приказал Тейлзу лететь сюда. Спустившись с самолёта, Соник и Тейлз глубоко извинились перед Хогартом за то, что им срочно нужно куда-то спешить, и они не смогут сопровождать его в дальнейшем, и удалились. Хог снова остался один на том поле, точно как в тот раз. Благодаря своей отменной памяти, гепард сумел быстро сориентироваться, куда ему идти. Выжженный молнией след тоже являлся своего рода знаком, ведь без него Хог бы не нашёл то место, где он увидел указатель. Солнце палило в тот день необычайно сильно, и идти куда-то под открытым небом было просто самоубийством. Хогарт шёл прямо на юг, никуда не сворачивая, и если даже перед ним показывалась река или озеро, которое можно было обойти, сделав несколько сотен шагов на запад или восток, упрямый странник всё равно пересекал этот водоём вплавь. Без сомнений, Хог хотел как можно быстрее прийти к указанному месту, но если бы он начал бежать со всех ног, то в довольно скором времени выдохся бы и не смог бы
продолжать свой путь дальше. Конечно, рано или поздно он всё равно бы выдохся, но так он сможет пройти большее расстояние, чем при беге. Сейчас, время для него не играло совершенно никакой роли, ему был важен только результат. Какого же было его удивление, когда он увидел, что прямо по курсу находится дом волшебника! Да не просто дом, а входные двери были расположены прямо напротив него. “Архип”, - подумал гепард, поёжившись. Знак в небе привёл его сюда не просто так. И в самом деле, вся головоломка сложилась в единую картину. Теперь она была ясна Хогарту. Ведь этот человек, хоть и злодей, но волшебник, и только он может помочь нашему гепарду отправиться в преисподнюю на поиски Ады. С другой стороны, идти добровольно в руки этому типу было очень рискованно. А где гарантия, что он снова не обманет Хогарта? Вдруг, он опять посадит его в клетку? Но делать было нечего и наш Хог всё-таки прошёл
внутрь дома. Прошло очень много дней с тех пор, как он был здесь в последний раз. По крайней мере, Хогарт не считал два с половиной месяца, таким уж большим промежутком времени. Мало что изменилось за всё это время. Те же красные факелы стояли на том же месте, что и раньше. Стены были покрашены в тот же цвет, что и раньше. Вокруг по-прежнему витал еле видный туман, словно всё помещение было прокурено с головы до ног. Но у этого тумана не было запаха. В зале царила такая же мистическая атмосфера, тревожащая дух, что и раньше. На этот раз Хога никто не звал – он сам ворвался в комнату, где обычно находился чародей. Колдун был там и на этот раз. Он
совершенно спокойно отреагировал на такой, казалось бы, Внезапный приход гепарда. Хотя это лишь мерещилось на первый взгляд. Тело мага нисколько не зашевелилось, зато голос дрожал достаточно сильно. И Хог сразу же это заметил. Да и кто бы мог подумать, что двум ярым врагам придётся встретиться снова, да не просто встретиться, а оказать друг другу самую настоящую помощь!?
- здравствуй, Хогарт. Я сильно удивлён твоим приходом. Помнится мне, что в последний раз мы с тобой разошлись не в очень хороших
    отношениях. Так почему же ты решил навестить меня снова? – поприветствовал Хога чародей.
- Да, я тоже это помню. Заметь: наши отношения испортил ты, только ты и никто другой! Ты отнял у меня то, ради чего я жил и теперь я
    пришёл вернуть это. Ты убил её только ради того, чтобы испортить жизнь мне, но души бессмертны и тебе никогда не удастся
    победить меня окончательно. А сейчас мы по-мирному выясним с тобой, где находится дверь в подземелье и все останутся
    живы-здоровы, - сказал Хогарт.
- Ты меня за идиота держишь? Думаешь, я соглашусь на какую-нибудь там сделку без выгоды себе? – разъярился чёрный маг, переменив
    лицо, а через несколько минут, вспомнив что-то, сразу подобрел, - Стой! А ты ведь тот самый “Двенадцатый спаситель”! Мне
    следовало бы тебя опасаться, так как древние пророки предсказывали мне смерть от руки “Двенадцатого спасителя”, но я знаю, что
    человек сам творит свою судьбу, и поэтому я могу обезопасить себя. Я много наслышан от предсказателей про твои уникальные способности. Парень, тебе сказочно повезло. Я соглашаюсь на твою сделку, вот только, услуга за услугу. Я говорю тебе, как попасть в
царство мёртвых, а ты говоришь код своего сейфа, где ты хранишь браслет, обладающий силой телекинеза. Идёт?
- Как ты узнал о сейфе? Я ни одной живой душе не рассказывал о нём, - недоумевал гепард.
- Какая тебе разница? Тебе нужна душа твоей девушки, или информация о том, как я узнал про сейф? Нет времени на лишние разговоры, - довольно серьёзно произнёс чародей.
- Хорошо-хорошо… 43453476… теперь говори, - сказал Хог.
- Хе.. Давно бы так. Теперь ты не сможешь помешать моим коварным замыслам. Я всемогущ и ты будешь уже не способен помешать мне. Знаешь, я сегодня добрый и поэтому сдержу своё слово. Портал в преисподнюю находится на вершине красной горы. Там ты сможешь найти небольшую пещеру, где и открывается портал. Учти, что дверь туда открывается ровно в полночь на десять секунд. Это происходит каждый месяц и с помощью этих врат сюда из иного мира могут перемещаться души умерших. Именно оттуда я питаю всю тёмную энергию. Закрыть врата невозможно, так же как и открыть в любое время. Всё происходит лишь в полнолуние каждого месяца, - рассказал Архип.
     Хог прекрасно понимал, что он только что поставил под угрозу не только свою собственную жизнь, но и жизни всего Мобиуса. Однако, он пытался успеть вернуть Аду из царства мёртвых ещё до того, как злой колдун найдёт тот сейф. Код, который сказал Хог был действительно верным, к великому его сожалению. Ведь гепард мог солгать, сообщив колдуну неверный пароль и выиграть время, а нет. Все люди ошибаются и в этом нет ничего сверхъестественного, но когда ошибаешься по-крупному – всё-таки чувствуешь на себе ощутимую вину. Ведь ты мог принять другое решение… Мог, но не принял… А тем временем, Хог отправился в путь. Теперь, когда ему нужно было добраться до вершины красной горы к полуночи, каждая секунда была на счету. Гепард вышел из дворца и сразу же увидел огромную гору, пожалуй, самую высокую из тех, которые он когда-либо видел. Почему-то раньше он даже не обращал внимания на неё,
а быть может до этого момента, её и вовсе тут не было. Как бы  там ни было, а до подножия этой горы Хогу нужно было идти и идти. Путник ещё раз пристально посмотрел на макушку горы, пытаясь разглядеть ту самую скалу, о которой говорил чародей и отправился в дорогу. Он был твёрдо уверен в том, что это именно красная гора. Здесь он не мог ошибаться. Но не прошло и пяти минут ходьбы, как жара дала о себе знать. Солнце к тому времени уже было высоко и вступало в самую обильную фазу. От этой жары очень хотелось пить
и наш герой решил зайти в ближайший магазин за прохладительными напитками. Проходя мимо стройки, перед носом Хогарта упала здоровенная плитка, едва не убив его. Естественно, Хог начал долго и громко ругаться на горе-строителей, но вспомнив что времени у него итак в обрез, побыстрее убежал дальше. В помещении магазина было ничуть не прохладнее, чем снаружи. Дело заключалось в том, что все кондиционеры внезапно отказали и не могли охлаждать магазин. Кроме того, в заведении не было ни одного напитка! Продавец говорил, что всё уже продано, хотя в то, что можно продать абсолютно всю воду, Хогу верилось с трудом. Ему больше ничего не
оставалось, как уйти отсюда ни с чем. Однако, упорный гепард не захотел сдаваться и наведался в соседний магазин за водой… каким бы странным явлением это не казалось, но и там не было ничего такого, чем бы можно было утолить жажду. Далее последовал третий, четвёртый магазин – безрезультатно. И вот, только впустую потеряв время, наш хищник решил напиться воды хотя бы из реки. Он торопливо подбежал к берегу, но как назло, вся вода в реке высохла, было видно лишь влажный песок. “Проклятье”, - подумал про себя гепард. И в самом деле, неудачи преследовали его так, словно он был кем-то проклят. Со временем, Хог начинал видеть эту закономерность прямо у себя на глазах. И такой расклад событий начинал сильно волновать. Создавалось впечатление, будто кто-то
хочет, чтобы Хог непременно опоздал и не добрался до вершины красной горы к полуночи. Убедившись в том, что быстрее к подножию будет доехать на трамвае, чем идти пешком, Хогарт подошёл к остановке. Людей, желающих прокатиться на этом виде транспорта, оказалось немного – человек пять. Трамвай прибыл без опоздания и Хог зашёл внутрь. Он сел на самое крайнее сидение самого последнего ряда, у окна. Он любил наблюдать за дорогой, видеть, как проносятся, один за другим, фонарные столбы. Трамвай тронулся. Хогарту было по пути, иначе бы он просто сюда не сел. Ему было необходимо пройти всего около пяти остановок, но не тут-то было. Проехав пару километров, транспорт судорожно затрясся, а потом и вовсе остановился. Водитель сказал, что электропровода оборвались из-за того, что на них обрушился фонарный столб, простоявший до этого добрых 25 лет. Провода просто не выдержали такого веса. Как
следствие, в трамвае началась паника, так как трамвай не мог ехать дальше, а двери не открывались без электричества. Наш гепард не мог терять ни секунды своего времени, он рисковал всем. Окно трамвая было открыто, и Хог пролез наружу через него. Как ни крути, а приходилось идти до подножия красной горы на своих двоих, да и тем более в такую жару.

0

15

Эпизод 8: одно за другим.
Дорога проходила через лес… Хогарт осторожно шёл по этому месту, оглядываясь оп сторонам, как бы чего не случилось вновь. Надо заметить, что по дороге к леску, его чуть не сбила машина. К слову – это именно водитель нарушил правило дорожного движения, а не Хог. Только наш герой спокойно вздохнул в надежде на то, что все беды позади, как услышал громкий хлопок. Перед ним рухнуло десятиметровое дерево, но самое противное это то, что оно загорелось. Дерево было достаточно толстым и то, как оно могло так просто упасть на землю, остаётся загадкой и по сей день. Проклятый ветер заразил инфекцией пожара ещё несколько деревьев, находя0щихся поблизости от Хогарта. Все они упали и окружили гепарда. Но наш отважный хищник не растерялся и, хорошенько разогнавшись, перепрыгнул через то дерево, где было меньше огня. Однако, это было ещё не самое страшное… Посмотрев направо и прилично разинув рот, Хог без оглядки помчался вперёд.  Правда, по пути от несколько раз споткнулся о корни деревьев и порядочно разодрал себе лицо, но по крайней мере остался в живых. Дело в том, что в двухстах метрах от очага возгорания находилась бензоколонка. Несколько минут спустя, он услышал душераздирающий взрыв за своей спиной, но предпочёл не оглядываться. Никто не знал, что будет дальше. В результате, с небольшим опозданием от собственноручно составленного графика, наш путешественник всё же добрался до подножия красной горы. Теперь оставалось лишь только достигнуть её вершины. Хог не был скалолазом и поэтому у него не было специальных приспособлений для лазания по горам. Впрочем, его вполне устраивали собственные когти. Погода была сухая и лапы не скользили по камням, что заметно ускоряло сам процесс поднятия в горы. Такая работа требовала излишней осмотрительности и аккуратности, ведь даже в безоблачную и благоприятную для похода в горы погоду, неудачно схватившись за камешек, можно было сорваться и кубарем покатиться вниз… С продвижение поднятия в горы ветер начинал усиливаться. Постоянно усиливающиеся порывы ветра, не только создавали холодок, но и мешали забираться наверх. Для Хога эта затея была не легка, но в то же время её нельзя было назвать и самой сложной в жизни нашего гепарда. Когда он добрался до середины и решил сделать привал, солнце уже медленно закатывалось за горизонт. Наручные часы показывали восемь вечера – эта цифра заставила Хогарта передумать по поводу остановки. Больше всего его сейчас пугало то, что он может опоздать, и поэтому из последних сил наш путник не переставал покорять гору ни на секунду. Он спешил
и эта спешка сыграла с ним злую шутку. Один раз Хог чуть ли не сорвался из-за своей неосторожности. Он наступил на непрочный выступ и в результате, под этим выступом послышался весьма неприятный шум сыплющихся камней. За секунду до того, как выступ
обрушился, Хог успел перебраться повыше и, таким образом спасти себя от недоброжелательных последствий. Данный случай послужил ему хорошим уроком в жизни. Спешка была очень нужна, но до добра она явно не доводила. Нашему герою повезло – когда он наконец, залез на вершину, было ещё только без десяти двенадцать. И то, что увидел Хогарт, просто поразило его. Он пару раз протёр глаза в ожидании того, что увиденное окажется лишь глупой галлюцинацией, но все его ожидания даже и не думали оправдываться. Прямо перед входом в пещеру стоял Архип и пристально смотрел на него. Старик снова обманул его… А Хог снова повёлся… На кисти руки чародея блистал какой-то браслет… Хог догадывался, что это был за браслет.
- Я снова обвёл тебя вокруг пальца, Хог. Вижу, ты уже заметил, что твой браслет у меня. Теперь я владею огромной силой и мне не
    составит труда покончить с тобой, - сказал колдун.
- Ну, кончено. Ты завёл меня сюда, чтобы убить… Ты боишься меня… Если бы не боялся, то не стал бы убивать. Хотя, теперь я не вижу
    следов испуганности ни на твоём лицо, ни в твоём голосе. Я покажу тебе, что зло никогда, и ни при каких обстоятельствах не в силах
противостоять добру, - сказал Хог и ринулся в бой.
     По сути, гепарды – быстрые звери. Но даже этот факт не смог помочь Хогарту в битве со злодеем Как только он пустился на волшебника, тот направил на него руку, на которой был надет браслет, и рука засветилась слабым светом. Из его ладони вылетело что-то прозрачное, словно воздух, но на секунду Хогарту показалось, что он видел это “что-то”. В то же мгновение, Хог упал наземь, как будто его кто-то сильно ударил в живот. Некоторое время он держал руку неподвижно, и всё оставалось на своих местах. Создавалось впечатление, будто кто-то сделал стоп-кадр. За те несколько мгновений гепард сообразил, что все проклятья, случившиеся с ним ещё до того, как он забрался сюда исходили именно от волшебника. Так как тот был колдуном, то запросто мог навести на Хогарта проклятье. Но зачем он это сделал, если хотел расправиться с Хогом прямо здесь, на вершине? На этот счёт молодому гепарду приходила только
одна мысль - быть может, он хотел обезопасить себя вдвойне и попытался убить Хога, ещё до того как он доберётся сюда путём порчи. А ждать здесь он собирался лишь на тот случай, если Хог всё-таки выживет и к положенному сроку прибудет на это место… Все эти взрывы и пожары были подстроены заранее. Как стыдно было ощущать нашему герою, что он был обманут во второй раз одним и тем же лицом! Как только в его голову пришла сия мысль, Хог, встав, и не отряхиваясь от крупинок песка, кинулся на Архипа и тут же получил ещё один удар. Стоило магу грозно взмахнуть рукой, как несчастный уже лежал на земле. На этот раз удар был много сильнее и Хог не только упал, корёжась от боли в области живота, его ещё и оттолкнуло на пять метров! Да, чародей был силён, нечего сказать и тактика “бей, круши” здесь не помогала. Необходимо было включать свой ум и действовать логически. Коварный волшебник всё приближался, и всё дальше отталкивал от себя врага. Он хотел сразить Хога наповал, однако наш герой не думал, что его смертный час близок. Между двумя врагами ещё было какое-то расстояние, и это расстояние заполнял жёлтый круг Луны. Она была словно зрителем всего происходящего на красной горе. Не мудрено, что Архип выбрал именно это место для совершения своих злодеяний. Здесь не было ни одной живой души, которая могла бы стать свидетелем убийства. И даже если бы Хогарт позвал на помощь, его всё равно никто бы не услышал. А полночь он выбрал для большей мистики, чтобы Хог действительно поверил его словам. Так и случилось – он поверил. То, чего больше всего боялся наш несравненный гепард, случилось. Он был предан… Пусть не другом и даже не приятелем… Но был предан… С каждым новым ударом чародей ощущал всё большую могущественность. Он чуял прибывающую силу. Скорее всего этот браслет-телекинез, вдобавок ко всему, ещё и высасывал силы из уничтожаемого объекта, так как он становился сильнее ровно настолько же, насколько слабел Хогарт. Вдруг Хог резко поднялся с земли и поднял вверх правую лапу. На этой лапе он носил свои серебряные часы. Они отразили свет Луны, и луч этого света попал прямо в глаза колдуну. Тот был вынужден на несколько секунд зажмуриться, но и этого времени вполне хватило, чтобы Хог успел нанести ему ответный удар. Браслет слетел с руки Архипа и упал на камни. Он не разбился, однако сильно поцарапался. Утратил ли он свою способность к телекинезу или нет, было неизвестно. Маг хотел подобраться к украшению и подобрать его, но разъярённый Хогарт не отступал. Теперь волшебник был бессилен против гепарда. Его план обломился. Со своей скоростью и силой, Хог нанёс ему два железных удара так, что того вынесло с поля боя.
Горизонт был чист, а это означало победу. Чтобы удостовериться в её действительности, гепард подошёл ближе к краю скалу. На самом её конце он увидел того самого волшебника, ухватившегося за выступ. Сейчас он был беспомощен и жалок. От ярости, гремевшей в нём минуту назад, не осталось и следа. Он молили о пощаде, и вся его жизнь в данный момент полностью зависела от Хога. Хотя и тот выступ казался вполне прочным, магу не хватало сил взобраться наверх. Постепенно силы покидали его, и долго продержаться чародей не мог.
- Пощади меня, прошу. Я скажу тебе, как достать твою возлюбленную, только дай лапу, - говорил колдун.
- Ты хочешь чтобы я доверился тебе в третий раз? – сказал Хог с иронический ухмылкой.
     Однако, вопреки своим собственным словам, Хог вытащил злодея из беды. У него не было другого выбора, ведь оставив мага наедине
с судьбой, он бы вообще никогда не нашёл дверь в подземелье. Хотя, быть может, здесь сыграло человеколюбие. Хог не мог смотреть на нуждающегося в помощи зверя и отказать ему. Он был не способен на это, тем более, когда знал, что может помочь. И если бы он всё-таки отказал этому человеку, то тот бы погиб по его вине, а этого уже наш Хогарт не смог бы пережить. Его бы замучила совесть… Замучила до смерти… С другой стороны, Хог знал, что протянул руку своему врагу, который лично дважды его подставил… И он осознанно шёл на этот поступок. Так почему же бедняга всё-таки помог чародею, ведь тот мог запросто обдурить его снова? Ответом на этот вопрос нам послужит слово из четырёх букв. И это слово – риск. Да-да, порой нужно рисковать, как мелочью, так и жизнью. Порой судьба-злодейка сама заставляет нас рисковать, не оставляя других, обходный путей. И нам приходится туго… Не надо забывать, что риск порождает экстрим, так как в любой экстремальной ситуации, ты всегда чем-то рискуешь, иначе бы она не называлась экстремальной. В свою очередь, экстремальные ситуации придают хороший заряд адреналина, укрепляющего организм. Выходит, что риск – это неотъемлемая часть жизни, и то, что только что сделал Хог, просто не может осуждаться. Колдун долго отряхивался от песка после того, как Хогарт вытянул его оттуда. Впервые в жизни, наш герой услышал добрые слова  в свой адрес от этого злодея! По крайней мере, он больше не помнил таких случаев, где маг бы благодарил его  за спасение от смерти. Затем Архип рассказал, что на самом деле, для того чтобы попасть в ад совсем не нужно куда-то идти. Было достаточно лишь нарисовать знак дьявола на определённом участке земли и, встав в нарисованный круг со звёздочкой, произнести особое заклинание. По словам колдуна, после этого перед Хогом должна появиться пещера. Она должна была быть чем-то вроде портала в другой мир. Её совсем не нужно было искать – её нужно было вызвать. А сделать всю эту процедуру можно было в любое время, так что Хог тут же приступил к работе. Он отломил у рядом стоящего дерева ветку и начертил ею на земле дьявольский символ. После этого, аккуратно встав на этот символ обеими ногами, Хог сосредоточился. Архип дал ему какой-то листочек и приказал прочитать написанное. Честно говоря, произнести то, что было написано на бумаге, было не так-то просто. Всё дело в том, что заклинание было написано на латыни, но Хог к великому счастью немного разбирался в этом языке, что смягчало обстоятельства. Получалось у него хоть и коряво, зато действовало. Такой разворот событий никак не мог не радовать. Как только Хогарт произнёс первые несколько предложений, окружающая среда начала сменяться на другую, совсем незнакомую ему, неизведанную. Это происходило постепенно. Всё такое представление выглядело, как будто один мир начал  растворяться в другом. Изменялись даже такие мелочи, как воздух. Он стал более теплее и можно даже сказать обжигающим в какой-то степени. Здешний воздух сжигал лёгкие Хогарта, и поэтому нашему гепарду было весьма и весьма трудно дышать. Тоже самое случилось и с землёй под ногами. Она была гораздо жарче, чем та, на которой стоял Хог меньше минуты назад. Можно было подумать, что наш герой стоял на бурлящей лаве, то и дело извергающую огненные пузыри. И действительно, если хорошенько присмотреться, то можно было заметить слабый пар, идущий из под земли. Деревья, мирно живущие на красной горе, в миг превратились в деревянные колы, с насаженными на них черепами. Ну, а темнота ночи приобретала красноватую окраску. Туман же остался безвкусно-серым. Он медленно
начал обвиваться вокруг Хогарта, словно приветствуя его в новом мире. Пожалуй, живым здесь было не место, и царство мёртвых вполне оправдывало своё название. Только сейчас Хог понял, что, посетив загробный мир, может уже не вернуться обратно. Впрочем, ему было плевать на свою жизнь. Он хотел спасти жизнь Ады. Конечно, было несправедливым отдавать свою жизнь за неё, чтобы она могла дожить, оборванную на середине жизнь, до конца, но уж если такая несправедливость преобладает в нашем мире, то чего уж говорить о преисподней? Долго находиться в этом аду Хог не мог, и вследствие этого он сразу направился искать дьявола. В подземелье было мрачно и днём и ночью. Те, кто обитал здесь, не знали такого понятия, как солнце. Они не нуждались в нём. Их обогревала кровавая земля. Здесь никогда не было холода. И в местной энциклопедии не было этого слова, так как никто не знал, что оно обозначает. Хог не мог спокойно ходить по здешней земле – его лапы буквально чернели от её температуры. Поэтому, он каждые десять секунд начинал подпрыгивать и шипеть от боли. Первое время в путешествии, Хога сопровождали дикие пронзающие крики. Кому принадлежали эти крики он не знал, но был уверен, что такие ужасные крики могут быть только от боли… От жуткой боли, намного сильнее самой страшной боли на земле. И он не мог даже себе представить, что же могло причинить им такую боль. Хотя, некоторые говорят, что мёртвые уже не чувствуют боли, что после смерти это чувство оставляет их. Это не так. В крайнем случае, эта цитадель кошмаров является живым исключением из вышеописанных догадок. Видя всё это, Хогарт приходил в ужас. Он знал, что и его душа непременно попадёт сюда, если не сейчас, то когда-нибудь… И после смерти она будет находиться здесь целую вечность… И что бы он не делал, ему не удастся избежать этой участи. Об этом не хотелось думать, но мысли сами лезли в голову. Они язвили сознание и вызывали
панический страх. Не страх перед смертью. Страх перед неизбежностью. Хог подбирался к какому-то водоёму. У самого берега стояла лодка. Однако, она не была пуста. В ней сидел один человек, пугающий своей внешностью. Хотя, на деле он не был настроен
по-вражески. Чудовищно бледная кожа покрывала всё его тело. Да и сама кожа была настолько тонкой и облегала так, словно под ней не было ни мяса, ни вен, а только кости. На старика он не походил, так как кожа на его лице была идеально натянута и ни одной
морщинки не было заметно. Если смотреть издалека, то его можно было счесть за ходячий скелет. Вёл он себя довольно вяло и, что Хог приметил с самого начала, так это то, что лодочник не дышал. Он был мёртв, и его сердце не билось. Оно забыло, когда последний раз перекачивало, плескавшуюся в венах кровь. Однако, гепард перестал изумляться этому чуду, когда вспомнил, что находится в загробном мире, где умершие не меньше изумляются живым… Перестал изумляться, но не пугаться. Лодочник беззвучно поманил к себе пальцем нашего героя, предлагая составить ему компанию. А река была так широка, что не было видно ни конца, ни края. Понимая, что другого выбора у него нет, Хог сел в лодку с тем странным типом. Она лишь слегка покачнулась, создав при этом небольшой всплеск воды. Не сказав ни слова, странный лодочник начал грести вёслами в сторону, противоположную берегу. Только сейчас Хог заметил, что у лодочника зашит рот нитками. Он внезапно отдёрнулся и слегка попятился назад, вытянув перед собой лапы. Тот лишь уныло посмотрел на Хогарта и продолжил грести дальше. Здесь Хог снова убедился, что лодочник не намерен делать ему ничего плохого и начал постепенно успокаиваться. Он не представлял, каково быть одному живым во всём царстве! Теперь было ясно, почему лодочник всё время молчал. Но за что? За что его постигла такая жестокая участь? Хогарт не стал расспрашивать его об этом и не потому, что тот всё
равно бы не смог ответить, а потому что он не хотел наводить его на грустные мысли, печальные воспоминания. Между тем они уже достаточно далеко отошли от берега, так, что его было еле-еле видно невооружённым глазом. Спереди, сзади, а так же со всех остальных сторон плескалась вода. Она была жутко зелёной. От неё шёл неприятный трупный запах. Она лилась в быстром течении, будто постоянно куда-то спешила. Вокруг летали полупрозрачные призраки. Все они когда-то были живыми и обитали на земле… Всех их постигла одна и та же участь. Теперь же от них остались только силуэты. Они летали так же беззвучно, как текла река. Однако, тишина была не полной. Изредка её нарушали капли воды, падающие с каменных сосулек, растущих сверху всего этого места, прямиком вниз. Попадая в реку, они разводили круги, словно рисуя на ней схему солнечной системы. Это повторялось вновь и вновь. Такая закономерность начинала раздражать Хога. Вот они уже проплывали мимо небольшого островка. Он проходил по левую сторону от лодки. Хог устремил туда свой взгляд, пытаясь изучить здешнюю природу. На возвышенности островка было некое существо. По своему голосу оно напоминало волка, но уж точно не по виду. При этом вое существо высоко приподнимало голову, словно ища в небе Луну, и из его пасти торчали гигантские клыки. Обратив внимание на них, животное можно было бы причислить к виду диких свиней, если бы не
странноватой формы череп. Насколько помнил Хог, ни у одного животного такой формы черепа не было, и этот факт ставил его в тупик. Глаза сего чудовища горели страшным пламенем. Они сверкали во тьме так ярко, что просто не могли не пугать живых. На подбородке того существа виднелось много крови. Само существо, как понял Хогарт, было так же бескровно, но питалось исключительно кровью. Оно чувствовало запах живого за десятки миль, и только как Хог осознал это, он почувствовал на себе чей-то дерзкий, внушающий страх, взгляд. Хорошо, что они были не на этом островке, а в лодке, проплывающей через него. Зверь мигом ринулся в сторону Хогарта и остановился лишь у самого края островка, едва не плюхнувшись в воду. Затем он начал злостно и долго лаять и всячески рычать на Хога, тем самым, выражая всё своё недовольство. Хог очень сомневался, что тот зверь был один в этом царстве.

0

16

Эпизод 9: Новый мир
Вот островок был уже позади, а впереди красовался причал. Лодка плыла, хоть и медленно (не смотря на довольно быстрое течение, как это ни странно), но зато плыла, а не стояла на месте. Пять минут спустя, Хог уже высаживался. Перед тем, как сойти с лодки и отблагодарить лодочника, гепард склонил голову над водой и посмотрел на своё отражение. Но вместо своего лица он увидел какую-то страшную морду, с коварной ухмылкой, глядящей на него. Это был явно не Хог. От неожиданности он на пару секунд закрыл глаза, а когда раскрыл их, то увидел в воде уже знакомую физиономию гепарда. Хогарт всё-таки сошёл с лодки, но вспоминая о том случае, верить в то, что ему всё это только привиделось, отказывался. Ступив на землю, Хог сразу же заметил, лежащую под ногами красную ковровую дорожку. Она простиралась на сотни метров вперёд. Наш герой решил следовать по ней… И правильно сделал, потому что в конце этой самой ковровой дорожки располагался высокий-высокий трон… А на троне этом восседал сам дьявол. Сам король ада был не так велик ростом, как думал раньше Хог, однако, могущество никак от роста не зависело.
- Рад приветствовать новое лицо у себя в обители. Зачем ты явился сюда, подданный? – прогрохотал сатана.
- Меня зовут Хогарт и я не твой подданный. Во всяком случае, я пока жив и ни от кого не завишу, - довольно грубо произнёс Хог.
- Тогда что ты здесь делаешь? – разозлился дьявол, никак не ожидая такого ответа.
- Я телепортировался сюда с помощью одного чёрного мага. Ну, вообще-то, я пришёл поговорить о другом. Видишь ли, есть одна душа, которая попала сюда раньше положенного срока, и я хочу забрать её обратно. Её зовут Ада. Она была убита неким злодеем, а не умерла сама. У неё отняли жизнь в то время, когда она могла бы прожить ещё очень много лет. Я считаю несправедливым это и хочу, чтобы ты вернул ей жизнь, - сказал Хог.
- Послушай, как тебя там, ты что, серьёзно думаешь, что её срок ещё не пришёл? А ты знаешь, сколько людей ежеминутно умирают такой вот смертью? Где-то кого-то подстрелили, что-то взорвали – ты же знаешь, что сейчас творится наверху. У меня тут такой поток новичков, что в аду просто не остаётся места! – сказал сатана, доставая какую-то толстую книгу, - Здесь написана дата смерти, причина, имена всех, обитающих тут душ с незапамятных времён. Я завёл её тогда, когда умер первый человек на Мобиусе и сейчас она насчитывает около семи сиксилионов душ. Как ты говоришь её зовут, Ада? Хорошо… Ага, нашёл. Ладно, давай так: я возвращаю тебе её никчёмную жизнь, но взамен ты стираешь с моего тела вот этот знак. Сам я стереть его не могу, так как он защищён от стирания недобрыми руками. Идёт?
- Если по-другому спасти Аду нельзя никак, то я согласен, - твёрдо произнёс Хог.
Он прикоснулся к огненному телу дьявола. Знак, о котором говорил сатана, изображал из себя что-то наподобие креста. Чем он был выведен, Хог так и не понял, однако, для него это было и не важно. Буквально двумя резкими движениями Хог содрал странный символ и получил награду. Повелитель царства мёртвых лишь что-то перечеркнул в своей книге пером и перед Хогом тут же начал появляться до боли знакомый образ. Сначала он был едва заметен, но потом стал более различим, и, наконец, Хог вновь увидел свою любовь. Она ничуть не изменилась с того момента, как они последний раз виделись. Ада всё стояла на месте, видимо, думая, что Хог по-прежнему не может её видеть и, что она до сих пор находится в обличие призрака. Хотя, с другой стороны, быть может, она просто была ошарашена приятной неожиданностью? Как бы там ни было, но, убедившись в обратном, Ада со всех ног побежала к Хогарту и бросилась ему на шею, а затем их безумная радость выплеснулась в длинный и жадный романтический поцелуй.
…По своей сущности Ад – это место слёз и боли. Здесь нет места радости и счастью… И желания тут, вместо того, чтобы исполняться, заставляют навсегда забыть о них. Так случалось со всеми, но не с Хогартом. Он оказался первым исключением из правил за всю историю подземного мира. Его мечта осуществилась. Ада была жива и находилась с ним. Ему не хотелось оставаться в этом месте больше ни на минуту. Хог хотел вернуться к своей прежней жизни. Боже, как он хотел сейчас просто открыть глаза и удостовериться в том, что вся эта заварушка была лишь дурным сном! Но, увы… Хог и Ада спешно покинули дьявола, и направились к выходу.  Для этого им снова было необходимо пересечь подземную реку. Лодочник оставался на том же месте, где и проводил Хогарта два часа назад, будто знал, что он точно придёт обратно. Гепард и лиса сели в транспорт и, покачнувшаяся лодка, начала отходить от берега. Только сейчас Хог увидел, что в днище лодки были проделаны огромные дыры. Не смотря на это, лодка плыла, как ни в чём не бывало, и вода не заливала её. Хог поделился своим удивлением с Адой, на что та довольно спокойно ответила, что успела повидать на этом свете и не такое, так как просуществовала здесь два с лишним месяца. В лодке было четыре весла, но лодочник управлял только двумя из них. Два остальных работали сами по себе! Довольно много ещё странностей заметил Хог, но я думаю, их не стоит описывать. Когда наша пара пересекла реку, они увидели нарисованный на песке дьявольский знак. Именно отсюда Хог переместился в сей кошмарный мир. Он встал ногами на символ, держа за руку свою любимую, начал читать заклинание. Всё было точно, как в прошлый раз. Вся окружающая среда постепенно начала превращаться в гористую местность. Штыки с черепами вновь обратились зелёными деревьями. Правда, луны на небе видно не было. Не мудрено, ведь на дворе преобладал день. Однако и солнца было не видать – его закрывали тучи, делая столь приятную картину заметно мрачнее. Вместе с помрачнением неба ухудшалось и настроение обоих героев. Ловко используя момент, пока наша пара вместе, они искренне во всём признались друг другу. Всё наболевшее за эти долгие дни разлуки было высказано и услышано. Проведя, лёгкий романтический привал, Ада и Хог решили спуститься с горы и вернуться домой. Само собой, спускаться с горы было гораздо проще и быстрее, нежели подниматься. Спустя некоторое время, наши герои уже находились у подножия горы. Хог продолжал ворчать на постоянно сгущающиеся тучи. Вскоре, они дошли до такой степени, что было невозможно отличить ночь ото дня. Гепарду не нравилось это, но он не мог ничего изменить. Вдруг послышался треск. Хог навострил ухо. Звук слышался под его ногами. Ещё один. Треск походил на тот, что слышится при хождении по тонкому льду. У него было плохое предчувствие на счёт всего этого. Он крепче сжал руку Ады… И правильно сделал, потому что в этот же момент земля, на которой стояла лиса, провалилась в тартарары и бедняжка чуть не упала следом. Если бы не потрясающий инстинкт, чутьё Хогарта, то она бы вряд ли сейчас находилась рядом с ним. Земля продолжала трескаться дальше. От этой дыры пошли толстые трещины. С каждой секундой они начинали расширяться всё больше и больше. Началось землетрясение… Землетрясение неведомой силы… Хог кинулся бежать в произвольном направлении, ни на минуту не разжимая лапы Ады. В этом беге Хогарт прокричал Аде что-то вроде: “Не оборачивайся”, наверное, предупреждая её о возможной опасности. А сзади за ними по пятам тянулась огромная чёрная бездна. С каждой минутой она нагоняла их, и было глупо бежать вперёд, стараясь превозмочь силы природы, было всё равно, что стоять на одном месте и ждать своей смерти. Хог и Ада были не одни – рядом с ними бежали ещё люди, так же пытавшиеся уйти от этой напасти. Они так же не знали, что делать и полностью доверялись своему сердцу. Ада предложила укрыться в кафе, которое встретилось на их пути. Других мыслей по поводу, где можно найти безопасное мест, у Хога не наблюдалось, так что он согласился с предложением Ады. Они забежали внутрь и сели за ближайший столик с целью просто перевести дух. Перед стойкой заказов, стояла небольшая очередь проголодавшихся. Видимо, они и знать не знали, что тем временем происходило на улице. По крайней мере, вели себя эти люди более, чем спокойно. Через несколько секунд помещение неожиданно пошатнулось.
- Нам нужно держаться вместе. Погибнешь ты – погибну и я, - сказал Хог.
И сразу же после этих слов, как по команде, все окна заведения разбились. Стёкла просто взорвались! Тысячи мелких осколочков вонзались в кожу бывших там в то время посетителей. Началась всеобщая паника. Они бежали, кто куда, со своими израненными лицами и окровавленными руками. Раздавались крики, причём, как взрослые, так и детские. Хог и Ада успели прикрыть свои лица руками, отдав на растерзание свои лапы, вместо глаз. В итоге кровожадные прозрачные пули исцарапали нашим героям все лапы. Вслед за этой бедой, на них наступила ещё одна. Моментально дом разъединился на две части. Пол дал гигантскую трещину, а за ним и стены с потолком. Здание разломилось, и все столы со стульями тут же попадали в бездну. Хог понял, что если они останутся здесь хотя бы ещё на секунду, то просто умрут. Они с Адой выбежали на свежий воздух и пустились туда, где, по словам Хогарта, было меньше всего зданий. Опасения гепарда подтвердились – кафе тут же рухнуло и четь не раздавило их. На его глазах погибла половина населения Стейшн Сквер. Несчастные, ни в чём неповинные люди, умирали на середине своего жизненного пути, а некоторые вообще на начале! Куда бы он ни повернулся – везде он видел смерть. Но он не переставал бежать, оставляя кровавые следы на траве. Вот, Хог вышел в чистое поле. Было тихо. Он вспомнил, как на этом самом месте они с Адой ещё не так давно игрались в траве, догоняя, и кидая друг друга на спину. Вспомнив это, он посмотрел ей в лицо и увидел мечтательную улыбку. Похоже, она то же вспомнила этот момент. Они переглянулись и то, что творилось между ними, можно было объяснить без слов. Мертвая тишина никак не хотела покидать нашу влюблённую пару. Она насторожила Хога. Он замер… Он прислушивался к тиши… гепард нагнулся к земле ухом вплотную и сделал озабоченный вид… Он ловил беззвучие. Но вот, Хог медленно начал выпрямляться, устремив свои обеспокоенные очи в сторону изумрудного моря и слегка приоткрыв рот.
- Я боюсь, - со слезами на глазах произнесла лисичка.
В ответ Хог прижал её к своей груди и осторожно погладил по голове. Он пытался утешить её, но что ему было сказать? Он не мог сказать, что сейчас выглянет солнышко, тучи рассеются и всё будет хорошо, потому что это было бы наглой ложью. А врать любимому человеку – всё равно, что обманывать самого себя. Над морем поднималась многометровая волна. Цунами это было или нет, зовите, как хотите. Главное заключалось не в названии, а в действии. Неважно, как называлась эта волна – важно то, что она сеяла кругом смерть. Хог тихо прошептал на ушко Аде только одно слово: “Бежим”. Гепард снова крепко сжал руку  Ады в своей руке и помчался на пристань. Тем временем, волна как-то медленно и вяло начала расползаться по суше, не круша всё таким образом, а просто затопляя. Однако скорость затопления поражала! Бедные людишки, поначалу не придававшие этой волне никакого значения, бежали со всех ног на возвышенности, но исход был один… На пристани началась толкучка. Она началась из-за того, что люди поняли, что если они останутся на земле в ближайшие пять минут, то эта волна заберёт их к себе. В результате много людей свалилось в воду – их столкнула, сама того неподозревающая толпа толкающихся. Хогарт, очень кстати, использовал свою ловкость и хитрость, и протиснулся на корабль. Из-за бешеной спешки, судно отплыло полупустым. Было ли умным шагом, прятаться от воды в воде? Быть может, это было и не очень логично, однако, именно эта мысль первой пришла в голову Хогарту. Человеку некогда обдумывать все возможные ходы, как в шахматах, когда он в растерянности… И Хога нельзя винить за это. Бурный поток воды подхватил судно и понёс по течению, словно бумажный кораблик по ручейку. Гепард с сожалением смотрел на бедных существ, взобравшихся на самые вершины местности и ждущих своей смерти. Больше им было некуда бежать. Они бегло глядели вниз на медленно, но верно поднимающийся уровень воды и вспоминали лучшие моменты своей жизни. Хог с Адой то же могли быть на их местах… И они знали это… И не было фактом, что все беды уже позади, и что дальше всё будет хорошо. А тем временем, на море поднимался ветер и шторм. Он рос и рос, пока не достиг предельных отметок на шкале. После этого корабль начало очень сильно качать. Хог и Ада держались за поручень, возлагая на него роль спасителя. Многих пассажиров, стоящих по краям судна, нагло выбрасывать за борт. Капитан не мог справиться с управлением. Корабль стало носить в разные стороны. Волны начали добираться до палубы и затоплять сам корабль. Они тонули. Многих, выпавших за борт людей, засасывало в турбины корабля. Как бы сильно они не пытались спастись, превзойдя силу течения, получалось это лишь у считанных единиц. Людей разрубало на части и вся вода постепенно окрашивалась в алый цвет. Запах крови мог призвать к себе нежданных гостей, вроде стаи пираний, чего Хогу хотелось меньше всего. Наглый ветер начал вырывать доски из палубы корабля. Куски дерева с гвоздями летели прямо в пассажиров судна. Они за считанные секунды набирали молниеносную скорость и влетали в людей своим остриём. От этой скорости не мог спасти ни один бронежилет. Пригодиться могла лишь ещё более молниеносная ловкость… Но возможно ли было развить её до такой степени? Точного ответа на данный вопрос пока нет и все предположения на этот счёт весьма и весьма сомнительны. Коварные шипы впивались в грудь, насквозь протыкали руки и ноги, попадали в глаза и лоб. Зрелище было гораздо страшнее любого ночного кошмара, тем более, происходило оно наяву. В конце концов, судьба постигает каждого, и если ты должен умереть – ты непременно умрёшь. Вся твоя жизнь заранее расписана по минутным часам, словно какой-то план, который никто не составлял. С самого твоего рождения, он уже был написан. Однако если посмотреть на это с другой стороны, то можно подумать, что человек сам творит свою, судьбу. Он может изменить что-то, но зачастую мы совершенно не имеем представления о том, какой именно выбор следует сделать, чтобы ступить на правильный путь. Жизнь – лотерея, и, порой, необходимо ставить абсолютно всё, что имеешь, на билет. Так что судьбу можно изменить, хотя под силу это не каждому, ведь для этого нужно знать наперёд все свои правильные и неправильные решения. Стоя на перекрёстке, ты не можешь быть уверенным в том, что если ты повернёшь направо, то тебя может сбить машина. Ведь эта же машина может встретиться тебе с любой другой стороны дороги. Избежать своей участи можно только в том случае, если знаешь будущее… Хог не знал своего будущего, и поэтому боялся сделать неправильное решение. В его руках была не только его жизнь, но и жизнь Ады, так как она бы не смогла выжить без него в этом бессердечном жестоком мире. Она с сожалением смотрела на плескающихся в воде людей, взывающих о помощи. Помочь им никто не мог… Вот, что-то сбило с ног девушку и уже через секунду она лежала полу, обезображенным ветром. Ада, словно на несколько мгновений потеряла сознание. Вскоре, обернувшись, она увидела около себя Хогарта. Он успел столкнуть её вниз за долю секунды до того, как на то место, где она только что стояла, упала мачта. Падение было громким в обоих смыслах этого слова. Деталь разломила корабль на две части , и доски, обрушившиеся в результате этого происшествия, посыпались в воду. Теперь снизу стало доноситься ещё больше криков. Наши герои стояли рядом с этим местом и не могли предвидеть такого разворота событий. Не долго они держались за доски судна. Через небольшой промежуток времени, доски, не выдержав веса Хога и Ады, обломились и упали в воду. К счастью, гепард не выпустил лисичку из своих лап и они повисли в воде, опираясь руками только на жалкие деревяшки, которые ещё совсем недавно принадлежали кораблю. Их молодые тела обжигали ледяные потоки воды. Хог удивлялся, как среди всего этого моря ещё плавали льдинки. Итак, температура воды была всё-таки выше нуля, однако, это не снимало опасность смертельно простудиться. Ветер, между прочим, то же был не намного теплее воды. К тому же, он был так быстр, что наши герои не успевали ловить его и вдыхать кислород, необходимый для жизни. Огромные волны ежеминутно накрывали их с головой. Они как будто бы глотали их… И не только их. Несчастью подвергались все люди, которые находились в воде. Ада устремила свой взгляд ввысь… Теперь и они были вместе с остальными. Уже другие люди так же смотрели на них с оставшихся кусочков судна, как и они несколько минут назад. Тем не менее, Хог не переставал сражаться за жизнь с силами природы. Но было ли всё происходящее силой природы? Нашего гепарда волновало то, что на его глазах Ада два раза чуть не погибла. Создавалось впечатление, будто кто-то хотел её забрать… Забрать к себе… К себе в ад… Только в этот миг Хог понял, что натворил. Он заключил самую настоящую сделку с дьяволом. А такие сделки, как правило, ни к чему хорошему не приводят. Видимо, тот самый знак на теле сатаны непозволял ему вырываться из подземелья и сеять вокруг хаос. Он был чем-то вроде тюрьмы, а его изображение играло роль замка. И теперь, когда Хог освободил его, он вышел на свободу и, почувствовав вольный воздух, решил устроиться на земле, подчинив к себе наземный мир таким образом. Разумеется, он отдал душу Ады нашему герою, потому что знал, что, когда он обретёт непоколебимую власть, то запросто сможет отобрать её обратно. Сатана сделал две попытки, но пока не получил душу… Однако, кто знает, что будет дальше… Через час у Ады и Хога уже отнялись ноги. Они не могли ими двигать и не ощущали их, как будто они были отрезаны. Губы Ады сильно тряслись. Они были страшно-синими. Ей было жутко холодно. Хог же более-менее свыкся с температурой воды и почти не замечал этого холода. Ада посмотрела вокруг. Большинство людей уже не двигалось. Они просто плыли по течению. Все из лица были синими. На губах были заметны льдинки. Глаза смотрели в одном направлении, а зрачки напоминали бездушные куски хрусталя. Все они были мертвы. Надо сказать, что корабль к тому времени уже давно пошёл ко дну, а шторм спал, и волны утихли. Более того, изумрудное море было таким ровным, что его можно было бы спутать с асфальтом! Деревяшка, за которую держались Ада и Хог, уже полностью покрылась толстым слоем льда. И, видимо, это же ждало и наших героев. Носик Ады сильно покраснел. Ресницы накрылись инеем. Ещё пара минут и она бы не выдержала. Вот, вдалеке, Хог увидел очертания какого-то твёрдого объекта. Сим был дом Тейлза, а точнее, его крыша, так как остальные части дома были уже глубоко под водой. Узнав здание, Хог оживился и начал грести в ту сторону. Он вспомнил, что при первой встрече с компанией Соника познакомился с чёрным ежом. Тот рассказал ему о своей чудо-способности путешествовать во времени. Хог думал, что если он не может победить дьявола, то всё ещё можно поправить, если он вернётся с Адой в тот день, когда сатана ещё сидел в тюрьме. Они смогут предотвратить все беды и зажить счастливо.  Он рассказал об этом Аде, но та лишь с трудом смогла обратить на гепарда свой взгляд. Ждать было нельзя. Одна лишняя минута пребывания в воде могла стоить ей жизни. Когда Хог с Адой приблизились к крыше, они заметили, стоящий на ней самолёт. Какой-то двухвостый лис копался в его передней части. На заднем сидении тоже сидели какие-то лица. Похоже, что у Тейлза была небольшая поломка, и он не мог завести свой “Торнадо”. Вода подбиралась всё выше. Тут, синий ёж, сидящий сзади, заметил движущихся в их сторону людей. Он был ежом с большим сердцем и, поэтому сразу же нырнул в море, чтобы спасти бедолаг. Когда он вытащил их из воды на сушу, ёж изумился. Какая неожиданность – перед ним стоял тот же гепард! Хотя, все места на самолёте были заняты, наш добрый ёжик заставил всех потесниться и таки посадить Аду и Хога в “Торнадо”. Между ними завязался тёплый разговор, хотя сама тема разговора тёплой не была. Выяснив, что случилось с Хогом в подземелье и как он спас Аду, Соник рассказал гепарду, что они как раз сейчас собираются лететь к Шэдоу и спасать его команду. Ну, а дальше, как изъяснился сам Соник, они хотели лететь в поисках суши, чтобы начать там новую жизнь. Вот самолёт зажужжал и его пропеллер начал вертеться. Довольный лисёнок сел в свой “Торнадо” и натянул штурвал на себя. Они вовремя взлетели. Через пару минут, после того, как они взлетели, дом Тейлза полностью погрузился в воду. В дороге Хог попросил лиса включить печь, дабы согреть Аду. К счастью, она уцелела и смогла избежать участи той ледяной деревяшки. Летя и смотря вниз, гепард не прекращал удивляться: все места, которые он знал до этого, находились под водой. На земле не было ни кусочка суши. Этих мест больше не существовало. Изумрудное море превращалось в океан. Лететь в такую погоду было нелегко. Сама погода была нелётной. Освещающие путь фары, приделанные к самолёту, работали нестабильно и при такой видимости, герои могли врезаться в первую же скалу. “Да, сколько людей погибло в этот день. Я должен вернуть им жизни. Я должен постараться уничтожить этот день, заменив его другим”, - думал Хог. Однако случиться могло всё. Шэдоу мог быть уже мёртв. Изумруд мог быть безнадёжно потерян. Не успел наш Хогарт довести эту мысль до конца, как Тейлз крикнул, что “Торнадо” идёт на посадку. Дом Шэдоу был цел, однако, вода постепенно делала своё дело. Лис снова спутал кнопки шасси с ускорением, и команда с грохотом упала наземь. Самолёт летел в последний раз. При посадке у него отломилось левое крыло, и взлететь он уже не мог. Герои были в ловушке. Теперь Хогарт был их последней надеждой. Сражаться против дьявола Соник даже и не думал. Он знал, что зло бессмертно, и если Хог и Ада не попадут в прошлое, то этот день будет последним в его жизни. Шэдоу сам вышел встречать гостей. Не теряя времени, Хог попросил помощи у чёрного ежа. Шэдоу хоть и был роботом, но сердце у него всё же было, поэтому он не отказал гепарду в помощи. Вовсе наоборот, он одобрил эту идею, как единственный шанс на спасение. Шэдоу достал изумруд хаоса и передал в руки Хогу. Тут же с дома сорвалась крыша. Ветер усилился до предела. Теперь его даже можно было назвать ураганом. Хог взял за руку Аду и окинул взглядом всех присутствующих. Соник показал гепарду большой палец в знак одобрения и сделал свою фирменную улыбку. Руж ловко подмигнула ему правым глазом. Шэдоу серьёзно кивнул головой, убеждая Хога, что он стоит на правильном пути. Хогарт посмотрел на Аду. Ада посмотрел анна Хога. Затем гепард тяжело вздохнул и произнёс волшебную фразу. В тот же миг, изумруд ослепительно ярко заискрился зелёным и потяжелел. Казалось, за одно мгновение, он прибавил сто килограммов в весе. Хог использовал все свои силы, чтобы удержать его в руках. Ада так же почувствовала эту тяжесть. Но вдруг послышался резкий протяжный писк, словно на бешено несущемся паровозе кто-то нажал на экстренный тормоз. Всё застыло. Хог убрал руку, в которой только что удержал изумруд, но тот остался висеть в воздухе. Гепард оглядел обстановку. Он не переместился ни на секунду назад. Ада то же заметила кое-какие странности. Волна, набежавшая на изумрудном море, оставалась в одном и том же положении. А Соник всё так же показывал большой палец. Никто не двигался. Ничто не двигалось. Кроме Хога и Ады. Видимо, энергии хаос контроля не хватило, чтобы перенести наших героев в прошлое, и вместо  этого они застряли во времени. Мир предстал перед ними неживой картиной… И картина эта была нарисована довольно тусклыми красками. Хог понимал, что теперь уже никогда для них не наступит новый день, пока они сами не предпримут что-нибудь. Ада то же понимала это. Они одни могут двигаться во всей вселенной. И их любви уже точно ничто не помешает. Тут, Хог осторожно взял Аду за талию и повёл к воде. Они шли по ней, как по льду. Шагов их не было слышно. Да и кто их мог слышать? Все часы в мире остановились для них. Отойдя на приличное расстояние от берега, наша пара начала кружиться в медленном танце. Их больше ничего не волновало… Порой, жизнь устраивает нам сюрпризы. Многие из них лучшие обходить стороной. Если научиться разобраться в этом, как следует, можно заполучить счастье в свои руки. В противном случае, мы заполучим лишь его силуэт. Однако и силуэт может привести к счастью. В любом случае, Ада была спасена и Хог был с ней. Были ли они по-настоящему рады такому развороту событий или это только казалось на первый взгляд? Смогут ли они прожить в таком мире? Есть ли шанс вернуть всё на свои места? Увы, вопросов в нашей реальности куда больше, чем ответов. Чтобы найти ответы на некоторые из них, приходится тратить всю свою жизнь. Бывает и так, что целой жизни оказывается мало. И в заключение хочется сказать – никогда не упускайте своего счастья или хотя бы держите в виду его силуэт.
--------------------------------------Конец-----------------------------------------------------

Бонус
СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ
------------------------
И словно все слова на свете
Вдруг стали мне не так важны
"Гуманный отблеск в силуэте"
Мне очертания видны.

Весь мир был счастлив вместе с нами
Тут всё казалось безупречным.
Здесь солнце ласково лучами
Обогревало наши плечи.

Угрюмый свет прослыл фиаско
Укор он сделал сам себе.
Судьба по принципам опасным
Готовит всех опять к войне.

Как будто рвением к мечте
Как малахитовой цитатой
Я всё крушил, стремясь к тебе
В погоне за скупой отрадой.

0

17

Эпизод 10: незваный гость
Ненавижу людей! Да, честно говоря, мне плевать, что я сам являюсь таковым. И кто сказал, что этими словами я хочу показать себя не таким как все, уникальным? Я этого не говорил, более того, даже не смел подумать себе подумать об этом. Возможно, я не отличаюсь от других экземпляров, но ведь я стал таким не по своей воле. Меня вынудила безысходность, безвыходность положения. С каждым днём они теряют все свои положительные качества, меняя их на отрицательные. Если сравнить человека, каким он был две тысячи лет назад и каковым он является сейчас, даже незрячий может увидеть, что в нынешнем “наиразумнейшем” существе, царе природы, ни осталось ничего божеского. Мы почитаем войну, агрессивность к окружающему миру, принимаем зло за светлую сторону, за сторону добра. Мы смеёмся над недостатками других людей, высмеивая все их самые сокровенные желания, забывая о том, что они в какой-то степени являются нашими братьями и сёстрами. Нас не волнуют проблемы наших близких - мы думаем только о себе. Люди эгоистичны… Куда пропадают души этих существ? Почему человек с каждым днём всё больше отделяется от мира? Возможно ли прекратить этот психологический хаос? Именно такие вопросы приходили в голову Наклзу в эту ночь. Нельзя было сказать, что эта ночь была какой-то особенной, вовсе наоборот, она была точной копией прошлой и позапрошлой ночей… Может быть и сегодняшняя ночь будет точной копией завтрашнего, послезавтрашнего дней. Но почему эти мысли пришли ему в голову именно сегодня, а не, скажем, три-четыре дня назад? Сегодня Наклз был как-то странно серьёзно настроен. Он сам не знал, почему пребывая именно в таком настроении, он медленно обдумывал эти вопросы. Быть может, это было просто случайным совпадением, ибо серьёзные мысли могут прийти только пребывающему в серьёзных раздумиях человеку. Ведь не зря, когда на землю начинают капать капли дождя и разгорается ливень, мы сразу вспоминаем, пусть даже ненамеренно, самые печальные моменты своей жизни: какие-либо разлуки, потери… Так же и слушая медленную, грустную музыку, неторопливо льющуюся из колонок, человеку просто не могут прийти весёлые, радостные воспоминания из своей жизни. Рано или поздно, на его глазах появляются слёзы, но тяжело понять, счастлив ли он в этот момент времени или огорчён. Глаза хранителя медленно переводили свой взгляд с одного места на другое, останавливаясь на какое-то время на определённом объекте, и затем, внимательно приглядываясь к нему. Во взгляде ехидны явно не было определённости. Вероятно, таким образом, он пытался найти ответ на заданный им самим вопрос, как бы беззвучно вопрошая им этот объект. Он выглядел слишком отчаянным, чтобы понимать ход своих же действий, раз просил помощи у неодушевлённых предметов. На острове Ангела царила божественная тишина, не нарушавшаяся абсолютно ничем. Не было ни тихого пения птиц, ни звуков ездящих по проспектам автомобилей, ни громогласного шипения турбин самолётов, ни звонкого “чириканья” кузнечиков, ни даже раздражительного тиканья часов, о которых вы наверняка сейчас подумали! Что же касается ландшафта острова, то, сказав, что в ночное время он неинтересен, вы бы сильно ошиблись. Да, он был не таким, каким казался днём, да и восприятие его было другим, но от этого он не был хуже. Это было, словно два совершенно разных острова, и, увидев его в дневное время, вы бы никогда не подумали, что он способен так выглядеть ночью! Кристально чистые реки блестели в скромных лучах луны, переливаясь и тихо-тихо журча, как будто переговариваясь с кем-то. Подойдя к самому берегу и взглянув в эти удивительные воды, можно было без особого труда поймать своё отражение в них, ничуть не искажённое и не смазанное. Течение в реках острова было довольно гладким, таким гладким, что порой казалось, что данные участки земли были просто-напросто покрыты зеркалами, отражающими всю красоту местности. Где-то далеко присутствовал страшный шум дикого течения этих, на первый взгляд, совсем спокойных рек. Он наблюдался по краям островка, где собирались все воды, образуя гигантские водопады. Само собой, издалека всё это зрелище веяло манящей красотой и безобидностью. Хаотично разбросанные по всему ландшафту камни идеально вливались в пейзаж. Так же некую изюминку ко всему прочему дополняли огромные горы и просторные леса острова. Среди всего вышеописанного Наклзу было так уютно, так спокойно и хорошо, что он считал остров Ангела лучшим из мест, которые только можно было сыскать на белом свете. Вот он снова перевёл свой вопрошающий взгляд на новый объект: может хотя бы он знает, где найти ответ на его вопрос? Его длинные космы едва заметно развивались при полуночном ветре. Он стоял, уверенно сложив руки на своей груди и смотрел на сумрачное небо куда-то вдаль. Оно было полностью усеяно звёздами. Какие-то из них светили более ярко – другие наоборот, были недоступны невооружённому глазу и светили совсем тускло.  Небесные светила в некотором роде тоже походят на людей… Каждую секунду умирают миллионы человек, и каждую секунду рождаются миллионы новых. Звёздам тоже свойственно умирать, рождаясь вновь. Вся наша жизнь устроена одинаково в самом общем смысле. А для чего мы рождаемся и зачем умираем? Эх, ещё один вопрос в копилке человечества. Ещё один повод для раздумий. Переводя, свой взгляд с одного небесного светила на другое, Наклз заметил странную закономерность – все они находились друг от друга на относительно близком расстоянии. Только одна единственная звезда располагалась отдельно ото всех. Обратив на неё своё внимание, ехидна сердито хмыкнул и быстро убрал свой взгляд от неба, опустив его наземь. Теперь он стал более оживлённы, по крайней мере об этом давал знать его резко изменившийся вид. Вероятно, он хотел отвлечь своё сознание от внезапно пришедших нежелательных мыслей. Он боялся думать об этом. В это же мгновение чувство внутреннего спокойствия окончательно нарушилось в нём. Он перестал слышать тишину, предавшись внезапно нахлынувшему веретену раздумий. Наклз пытался выбрать из них самые невинные, самые утопические, чтобы, наконец, отвлечь себя от нагрянувших боязненных мыслей. Но беспокойство взяло верх – хранитель так и не смог ничего с собой поделать. Спустя несколько минут, ехидна ещё раз напоследок взглянул на Луну и отправился к алтарю… Служба не могла заставлять себя долго ждать. Поднимаясь по ступенькам алтаря, ехидна не переставал отрывать свой взгляд от земли; его глаза всё также беспокойно бегали из стороны в сторону, не находя себе места. Голова начинала болеть от переизбытка мыслей. Слишком много вопросов, чтобы найти на всё ответ… Похоже их может хватить на всю оставшуюся жизнь, пусть даже не только какого-то отдельного человека, а всего людского рода. Вот показалось зелёное сияние Мастера Изумруда – он узнал своего хозяина. При виде его, сердце Наклза начало успокаиваться, он начал постепенно обретать гармонию и приходить в счастливое состояние. В лучах драгоценности всё блистало необыкновенными красками. Хранитель неторопливо подошёл к камню и погладил его. Может я сейчас говорю что-то совсем странное и непонятное, но в данной сцене Мастер Изумруд был для Наклза его лучшим другом. Только с ним он мог разделить все свои мысли и идеи, высказать всё наболевшее за долго время. Более того, ехидне казалось, что изумруд не только внимательно прислушивается к каждому его слову, но и пытается его понять, хочет поделиться мыслями, своими рассуждениями на этот счёт. В компании с Мастером Изумрудом Наклзу уже не было так одиноко. К слову сказать, он и не боялся остаться один, но это самое отсутствие страха было вызвано скорее непониманием серьёзности  всех последствий одиночества, чем откровенным и сознательным шагом на риск. Наклза не страшила даже смерть, если он отдавал свою жизнь во имя спасения Мастера Изумруда. Чудовищная преданность! Ещё мгновение и наступил бы долгожданный сон, но судьба распорядилась иначе. Вдруг, вблизи алтаря послышался резкий звук, как будто кто-то резко пробежал мимо на всех парах. Это немного насторожило ехидну и вконец развеяло его сон.  Первой его мыслью была фраза: “Какого чёрта? Последние две недели здесь не было ни одной живой души”! Наклз приподнялся и решил последовать за этим странным существом, но что-то подсказывало ему, что нужно предостеречься, поэтому перед тем как начать преследование , он надел свои любимые железные кастеты. Объект двигался не очень быстро и Наклз не боялся отстать от своей цели. Основной проблемой было не спугнуть его. Нужно было выбрать момент… Любой неосторожный шаг мог привести к нежелательным результатам, но времени на раздумья не хватало.  Необходимо было действовать… Ехидна старался быть как можно незаметнее. Неожиданно. Объект замедлил свой ход. Может быть он почувствовал постороннее присутствие? Да и вообще, что ему было здесь надо? Поскольку главным достоянием острова Ангела являлся алтарь с Мастером Изумрудом – одной из самых великих драгоценностей Мобиуса – Наклз предполагал, что неизвестный пришёл сюда именно для того, чтобы украсть этот изумруд. Этим неизвестным мог быть кто угодно, начиная от Сонника и заканчивая Бигом. Вскоре объект совсем остановился и принялся осматривать местность. За этот промежуток времени страж изумруда успел приблизиться к гостю. Один шаг, ещё один, и ещё – с каждой секундой фигура и лицо неизвестного становились более понятными, но тут, как назло, под ногами ехидны прозвучал весьма неприятный треск, который заставил объект прекратить передышку. Наклзу надоело играть роль секретного агента и с криком: “Стой!” он ринулся вдогонку. Жажда как можно быстрее разобраться с этим делом нарастала всё быстрее и быстрее. Вообще, хранитель не любил никаких тайн и неопределённостей – всё это, по его мнению, слишком отвлекало человека от истинного предназначения его жизни, то есть тратило его бесценное время впустую. Наклз не был Сонником и поэтому, как бы он ни старался настигнуть существо, ничего не выходило. Вовсе наоборот, с каждой секундой ехидна всё больше отставал. Эта занимательная гонка продлилась недолго – через минуту другую объект совсем исчез из поля зрения хранителя. Упрямый Наклз не останавливался и на этом – он хотел знать , куда держал путь незнакомец и пошёл  по его следам. Форма следов слегка удивила ехидну. Ни у одного из знакомых ему жителей Мобиуса не было такого отпечатка ноги. Так кто же это мог быть? Почему он двигался не в сторону алтаря, вопреки всем догадкам Наклза? Новые вопросы встали на его пути. И пока он раздумывал над только что происшедшими событиями, ехидна не заметил как забрёл в тупик. На этом месте следы обрывались. Удивлённый страж изумруда подумал, что сбитый с толку потоком мыслей, он попутался в своих слежениях  и взял не тот след, но тщательная повторная проверка убеждала его в обратном. Как такое могло произойти? Всё это было похоже не сон, но не было им на самом деле, ведь ущипнув бы себя за руку, ехидна бы почувствовал резкую боль. После этого случая Наклзу надо было немного отойти. Красный хранитель бросился назад, к алтарю. В его голове созрела страшная мысль: “А что, если этот тип всё продумал с самого начала? Что, если всё это было лишь частью его плана? Он мог специально пронестись мимо алтаря в надежде на то, что разбудит этот шум и я пойду за ним. И, что самое интересное, я повёлся на этот глупый трюк! Возможно, он уже давно наслаждается ярким блеском изумруда у себя дома, пока я тут копаюсь! Нужно немедленно возвращаться”! Ко всеобщему удивлению, на этот момент, когда Наклз прибыл на место, Мастер Изумруд оставался нетронутым. Так что же ему было тут нужно? Довольно суетливо прошла ночь на острове Ангела. Ещё до того момента как на землю упал первый лучик солнца и поднялся ветер, ехидна несколько раз просыпался в надежде увидеть это существо вновь, но все его попытки сделать это обращались бессмысленной тратой времени. Все шорохи были лишь плодом его воображения. Однако воспоминания о только что прошедшей ночи не покидали его. Ему с новой силой хотелось если не разгадать, то хотя бы приоткрыть занавес правды. Так как наш ехидна совершенно не умел выслеживать противников, то, хотя он и любил действовать в одиночку, но на этот раз он не мог обойтись без постороннего вмешательства. Нужна была помощь со стороны и помощь не просто дружеская, а чисто профессиональная. Ему нужен был кто-то, кто очень хорошо знает все секреты все секреты шпионажа… Искать решение сложившейся ситуации Наклз решил в агентстве Хаотиков, так как по части расследований они были самыми опытными людьми, обитающими в данном районе. Однако судьба распорядилась несколько иначе. Когда хранитель проходил мимо мистических джунглей, перед ним, сверху упала летучая мышь. Ею была Руж. Что она делала там, наверху, было, увы, неизвестно. Зато Наклз сразу же передумал идти к Хаотикам. “Вот она-то мне и нужна”, - подумал ехидна и подошёл ближе к мыши. Ему не очень хотелось сотрудничать с ней, скажу даже больше, он просто не представлял себе этого, но она, как ни крути, бесспорно, занимала первое место среди шпионов и шпионок. Падение оказалось далеко не мягким, но и Руж была не из тех, кто бросается в дикий вопль от каждой царапины, поэтому она отделалась лишь слабым ушибом. По её выражению лица было понятно, что никак не ожидала встретить красную ехидну здесь. Наклз тоже пребывал в некоторой растерянности от этой встречи. Он понимал, что для того, чтобы добиться от Руж сотрудничества, ему нужно было не вступать с ней не в какие конфликты и держать себя более-менее адекватно, но рядом с особой такого характера сдерживать своё спокойствие и сохранять вежливость было до невозможности тяжело. Между ними завязался острый, как бритва, и холодный, как лёд, разговор:
- Интересно, что эта тупоголовая ехидна пытается найти здесь? – непонятно кому задала вопрос, пристально глядящая на Наклза мышь.
- Это остров Ангела и я здесь живу! Это я должен спросить тебя, что ты здесь делаешь! – грубо ответил хранитель, при этом поймав себя на мысли, что уже первые секунды их диалога начинают его раздражать.
- Что я здесь делаю? По-твоему, это запретная зона, где можешь находиться только ты? Дожили… Одинокой девушке уже и полетать свободно не дают, - с какой-то неестественной улыбкой на лице произнесла Руж.
- Прекрати испытывать моё терпение! Я прекрасно знаю, что по этим местам без чётко определённой цели ты летать не будешь! – громко произнёс страж изумруда.
В ответ летучая мышь только невинно улыбнулась. Непонятно почему, но это ещё больше разозлило ехидну и он уже был готов к очередной драке, как вдруг вспомнил о своём намерении. Лишь это смогло удержать Накса. Временно это было или нет – покажет дальнейшее развитие событий. Он сделал ещё одну попытку уладить их отношения, подойдя к Руж и протянув ей руку, чтобы она смогла подняться. Как ни странно, мышка не отвергла помощь и, поднявшись на ноги, начала осматривать свой внешний вид.
- Пусть даже если и не без цели, что тут такого. Одним изумрудом больше, одним меньше, - заговорила Руж после непродолжительной паузы.
- Я не позволю тебе красть у меня изумруды! – вновь закипел Наклз.
- А кто тебя будет спрашивать? – задрав нос, произнесла мышь.
- Только попробуй! – грозно произнёс Наклз и они оба кинулись в бой.
Это были достойные противники. Пусть Накс обладал немыслимой силой разрушения, Руж же могла действовать хитро, и ей ничего не стоило обвести соперника вокруг пальца. Но даже один прямой удар разъярённого ехидны мог навсегда, если не убить, то уж точно травмировать бедную мышку. Противники выкладывались по полной. На все удары Руж Накс умело ставил блоки, но и сама Руж в свою очередь довольно легко отбивалась от атак хранителя. Правда, вскоре Наклз начал уставать и становиться менее сосредоточенным. Это давало Руж шанс к победе. Но и она постепенно начинала уставать. Особенно сильно это сказывалось на её атаках. Они становились уже не такими эффективными, как ранее. Первый удар пропустил Наклз. Удар каблуком сапога в грудь отнёс бедного зверька на добрых пять метров назад, где он прочертил ещё столько же на своей спине. После  этого удара его как будто парализовало на несколько секунд. Руж приблизилась к нему, видимо, с целью добить, но соперник вовремя подставил подножку, и она с грохотом рухнула на землю. Так продолжалось ещё довольно долго , пока наши герои вконец не обессилили. А когда это случилось, от окружающей их местности остались стоять одни руины… Наклз лежал, облокотившись на ствол дерева, а в пяти метрах от него, облокотившись на какой-то лесной пенёк лежала летучая мышь. Они смотрели друг на друга усталыми глазами и не могли понять, кто тут победитель, а кто проигравший. Ни та, ни другая стороны ничью не признавали. У них не хватало сил даже чтобы подняться. Может это удивит вас, но после драки ненависть между нашими героями почти бесследно пропала! После нескольких минут немой тишины хранитель изумруда вновь начал падать в бездонную пропасть мыслей и воспоминаний. Охваченный своими бесконечными раздумьями, страж совершенно случайно остановил остановил свой взгляд на Солнце. Оно уже не стояло так высоко и не пылало так ярко как в тот раз, когда он в последний раз смотрел на него. Время летело с необыкновенной скоростью и размышление об этом заставило Наклза вспомнить о его миссии, ради которой он держал этот путь.
- У меня есть к тебе предложение, - серьёзным, но волнительным голосом выдавил из себя он, глядя куда-то вдаль, словно обращался не к Руж, а говорил сам с собой.
- О, какой резвый парень, ты погляди! Хочешь сделать мне предложение? А не рановато ли? – ответила та с насмешкой.
- Хватит придуриваться! Это серьёзное дело и для него нужна серьёзная подготовка, - сказал, немало смутившийся Наклз.
- Похоже у тебя серьёзные намерения, - продолжала мышь.
- Заткнись! Ты не даёшь мне сосредоточиться, - произнёс, изрядно покраснев и без того красный ехидна.
- Неужели ты забыл, куда дел обручальное кольцо? – никак не успокаивалась Руж.
Наклз начинал предчувствовать, что вот-вот начнётся новая драка и пытался сделать всё возможное, чтобы предотвратить это. В конце концов, летучая мышь поняла, что её собеседник хочет сказать что-то действительно важное и перестала издеваться. Сам же Наклз всё это время старался пропускать её реплики мимо ушей для их общего блага.
- Мне нужен кто-то, кто очень хорошо знает все секреты шпионажа. Сравнительно недавно на этом острове время от времени стал появляться странный тип. Он постоянно что-то ищет, притом, если бы этим “что-то” был Мастер Изумруд, он бы уже давно его похитил. Я хочу проследить за ним и узнать, что ему здесь надо, и пока я не узнаю ответ на этот вопрос, я не успокоюсь, - объяснил хранитель.
- И с чего ты решил, что я стану тебе помогать? Ты бы сам помог себе без выгоды? – спросила Руж.
- Хорошо, я вознагражу тебя и ты не пожалеешь о заключении сделки со мной. Пусть это будет… Хаос изумруд, - сказал Наклз, осознавая, что иногда приходится рисковать всем.
- Идёт. Но только услуга за услугу. В последнем бое против роботом Эггмана я потеряла дар ощущения изумрудов, а так как кроме меня ощущать изумруды можешь только ты, то тебе и флаг в руки. Сегодня в десять часов вечера состоится выставка драгоценностей Стейшн Сквера. Я не могу пропустить такого события. Твоя задача будет состоять в похищении гигантского бриллианта. И я не хочу слышать никаких “но я не могу” и тому подобное! – с напором произнесла мышка.
Это существо было последним шансом узнать всю правду о незнакомце с острова и именно поэтому Наклз, не раздумывая, дал своё согласие. Так как ограбление было назначено на поздний вечер, это означало, что Наклзу уже не суждено было разгадать так волнующую его тайну сегодня. Вообще, заключать какие-либо сделки с Руж было откровенным риском. Эта хитрая особа могла так заговорить зубы, что обкраденный и обманутый союзник долгое время бы не догадывался о том, что его обманули. Был ли этот случай исключением, неизвестно. Почему-то именно сейчас Наклз вспомнил Соника и остальных. Какие ассоциации заставили его подумать о них? Последнее время он вообще стал слишком часто погружаться в серьёзные мысли. Что это могло значить? Так как летучие мыши – ночные существа и ведут ночной образ жизни, то Руж решила в оставшееся время вздремнуть; Наксу же оставалось быть наедине с собой. Уйти никуда он не мог, потому что обещал помочь, а ехидны – благородные существа и им не присуще бросать слова на ветер. Вновь оставшийся один, хранитель принялся рассуждать вслух, говоря с небом и травой. Но ведь они и вправду были живыми и, наверняка, слышали его. Только ответить ему им было не дано. Ох, как же ему бы сейчас завидовали простые суетливые люди; как бы они хотели оказаться на его месте! Он не считал минуты и был счастлив этим. Люди разучились радоваться жизни; они лишь умеют жаловаться на её недостатки. Они перестали быть счастливыми и вряд ли научатся этому вновь. Наклз не был счастлив – он был в смятении. Но он, по крайней мере, делал попытку найти его, чего нельзя сказать о нас с вами. Вот, уставший от безделья, ехидна принялся смотреть на небо, каждую минуту всё сильнее и сильнее мрачнеющее, приближая тем самым к себе вечер…

0

18

Эпизод 11: там, где не слышен бой часов.
Центральная площадь Стейшн Сквера была сегодня как-то по-особому оживлена. Толпы людей сновали туда-сюда в разных направлениях с разными целями. Почти у всех преобладало счастливое лицо, впрочем, как и само духовное состояние. Это было и неудивительно – ведь в городе проходил праздник. На каждом шагу продавались самых разных цветов и форм воздушные шарики. Отовсюду слышался детский восторженный смех и отклики удивления. Не смотря на то, что на город уже давным-давно опустился вечер, народ продолжал свободно разгуливать по его проспектам, не чувствуя времени. Кое-кто уже прикупил фейерверки, чтобы запустить их в воздух в один из самых торжественных моментов и сделать тем самым этот вечер ещё более красочным и незабываемым. Кто-то другой, кто пришёл на это грандиозное представление не один, уже сидел на лавочках, комфортно расставленных по краям улочек, и взирал на эту картинку, одновременно с этим обсуждая самые последние новости моды или сплетни. В небе кружили дирижабли, украшенные многочисленными светящимися в темноте надписями и логотипами. Да и вообще, казалось, каждый огонёк, освещающий этот город, дарил людям тепло и радость. Иными словами, атмосфера в центральном Стейшн Сквере выглядела очень воодушевляюще. Основная часть уличных зевак собирались около главного здания – виновника торжества. Сим был новоиспечённый музей драгоценностей. Сегодня был день ежегодного показа выставки камней со всего мира. Даже самые обеспеченные люди, которые могли позволить себе и не такое, съезжались со всех сторон, чтобы хоть краем глаза взглянуть на всю эту красу. Всё меньше времени оставалось до официального открытия вечера. Никто не нервничал, вовсе наоборот, люд вёл себя на редкость расслабленно. Везде шумела музыка и от её перемешивания в воздухе начинала болеть голова. Кроме того, это сильно действовало на нервы… Действовало только тем, кто не желал принимать праздник; другие же были настолько увлечены происходящим, что попросту не замечали никаких лишних звуков, какими бы громкими они не были. На этот день все автомобильные дороги, ведущие к сердцевине Стейшн Сквера, были перекрыты, что давало детям прекрасную возможность разгуливать по шоссе без опасений. Среди уже описанной выше толпы и шли наши не то друзья, не то соперники. Атмосфера города не могла не завораживать. Казалось, здесь нет места для грустных чувств. И Наклз с Руж, с их серьёзными лицами, никак не вписывались в этот общий вид. По ним было заметно, что они пришли сюда совсем с другой целью, и такое несовладание с собой могло выйти им боком. Часы на местной башне показывали без десяти десять, и это могло означать только одно – время для торжества уже почти наступило. Почти наступил тот долгожданный момент, ради которого и создавалась данная шумиха. Чтобы не показаться совсем уж подозрительными экземплярами, Накс и Руж попытались затеряться в толпе. Они старались вести себя как все, правда все их попытки сделать это были неестественными. Вот прозвенел гонг – торжество вступило в силу. Откуда ни возьмись, с неба на всех посыпалось конфетти, и эта приятная неожиданность добавила ещё больше позитива всем присутствующим… Затем все желающие поглазеть на выставку собрались около входа в музей и какой-то тип, по всей видимости заведующий данным зданием, занял трибуну и начал толкать речь. В его выступлении промелькнули короткие рассказы об истории создания музея и о прогнозе на его будущий успех. После, своего рода выступления, в этот праздничный вечер, управляющий музеем откуда-то достал здоровенные ножницы и разрезал ленту, отделяющую людей от входа в музей. Толпа мигом рванулась внутрь, неоправданно толкая и обгоняя друг друга. На улице остались лишь наши герои. Они переглянулись и поняли, что настало время для активных действий. К счастью, снаружи музея охрану поставить ещё не успели – это заметно облегчало задачу. Практически одновременно наши сообщники забрались на крышу. Вот здесь-то и начинались первые трудности. Крыша здания состояла наполовину из чистого стекла, и передвигаться по нему нужно было как можно осторожнее, иначе существовал риск провалиться и переломать себе все кости. На другом конце здания торчал, неуклюже сделанный вентиляционный люк. Руж подала Наксу знак, что он лезет первым. Возражать ехидна не стал, тем более против летучей мыши это было бесполезным занятием. Через несколько секунд хранитель был уже внутри. Его окружала кромешная тьма. Боже, как же он тогда пожалел, что не отодрал с первого попавшегося под руку рекламного щитка неоновую надпись! Шахта была такой запутанной, что по ней можно было сутками ходить кругами, даже не догадываясь об этом! Нет, конечно, периодически стражу изумруда попадались освещённые выходами участки шахт, но это мало чего меняло. Первым выходом на пути Наклза был выход на склад, но, как вы наверное уже догадались, там ему делать было нечего, поэтому он, не задумываясь, отправился дальше. Второй раз ехидна ошибаться не мог – он следовал по инстинкту ощущения драгоценностей. Так как этот парень был отлично натренирован, то без труда смог выследить напарницу к драгоценности. Как назло, вокруг понадобившегося Руж бриллианта проходила экскурсия, так что пока нашим похитителям оставалось лишь любоваться им. Глаза Руж бешено загорелись и здесь Наклз уже начал беспокоиться: ведь если она не сможет держать себя под контролем, то завалит всё задание. По ходу экскурсии, экскурсовод рассказывала много лестных вещей о драгоценности, чем привела в восторг слушателей. Но этот шестидесятикаратный бриллиант был не единственной достопримечательностью музея, поэтому экскурсия вскоре перешла к другим его достояниям. Наклз удобно использовал этот момент и, открыв люк, тихо спустился на то место, где только что были люди.  Здесь надо пояснить читателю, что ехидна пообещал на свою голову не только показать дорогу к роскошному бриллианту, но и похитить его для своей сообщницы, а так как существа его вида, как уже упоминалось раньше – благородные создания, то он всеми силами пытался сделать то, что обещал. Как это ни странно для такой дорогущей штучки, но её даже не подумали отгородить от злоумышленников хотя бы элементарными средствами защиты, витриной например. Напротив этому, он невинно лежал не пьедестале и блистал своей изящностью, как будто говоря: “Возьми меня. Чего ты ждёшь”? Такой разворот событий облегчал работу Наклза до минимума. Удивительная простота пугала хранителя – он чувствовал, что здесь таится какой-то подвох. И, возможно, он уже совсем бы передумал браться за похищение, если бы не поторапливающий голос Руж, который раздался в самый неожиданный момент из выхода вентиляционного люка. Ехидна, не торопясь, сделал один полный вдох и со всей доступной скоростью понёсся туда, откуда пришёл, предварительно забрав бриллиант с собой. Не прозвенело никакой тревоги. Не шелохнулся ни один охранник. Больно проста оказалась миссия Наклза. Тем не менее, Руж с истерическим криком вопила, что-то вроде: “Отдай его сюда немедленно” и выхватила драгоценность из лап хранителя. Затем мышь начала длительно и тщательно судорожным взглядом рассматривать бриллиант, то и дело вертя его в руках. Она бы могла заниматься этим ещё долго, если бы смышлёный Накс не напомнил, что нужно поскорее выбираться из данного места. Первым выход нашёл именно он… Правда, в скором времени, ему пришлось сильно пожалеть об этом. Выбравшись на улицу, первое, что увидел ехидна – это дуло пистолета в количестве пятидесяти штук. Практически вся охрана музея грозно смотрела в его глаза. Нашему герою ничего, кроме как поднять лапы вверх и не делать резких движений. Он видел, что сопротивление в сложившейся ситуации было действительно бесполезным, так как, даже если бы он и кинулся в одну сторону, чтобы разорвать в клочья всех, кто там стоит, то в тот же миг получил пулю с другой. Ехидна посмотрел на чёрное сумеречное небо – всё, что он увидел там, лишь исчезающий силуэт летучей мыши среди большого числа звёзд. Вот к нему подошёл лейтенант и, надев наручники, провёл в какое-то здание. Накс мог использовать свой шанс и бежать, но тогда бы все точно сочли его за преступника. Действительно, с чего бежать невинному человеку? Несколько минут спустя, Наклз уже видел на стуле перед шагающим туда-сюда лейтенантом. После длительного молчания он спросил ехидну, брал ли он тот бриллиант? Хранитель ничего не сказал, а лишь отрицательно помотал головой. В ответ на это, допрашивающий попросил поставить плёнку. На небольшом куске показанного было ясно видно тот момент, когда Наклз похищал драгоценность. По всей вероятности, в том зале стояли скрытые камеры, фиксирующие и записывающие происходящее, а сигнал тревоги был внутренним, то есть его не мог слышать никто, кроме сотрудников охраны. Наклз был взят с поличным…
- Что вы на это скажете? – задал вопрос лейтенант.
- Я не хотел… Меня вынудили, - начал было оправдываться страж изумруда.
- Хорошо, слушай меня внимательно. Тебе повезло, что об этом ограблении знает пока только определённый круг людей. Отдай награбленное обратно и я сокращу срок твоего десятилетнего заключения до шести месяцев. Соглашайся пока я добрый и никто в обиде не будет, - предложил допрашивающий.
- Поймите, у меня нет никаких драгоценностей, пусть я и обокрал музей. Я вообще делал это не по своей воле! Во всём виновата Руж и только она! Это ей нужны были драгоценности, а не мне, - объяснил ситуацию Наклз.
- Я же по-хорошему спросил… Так почему ты, урод, не хочешь говорить правду? Ты хотя бы знаешь, что я могу сделать так, что остаток своей никчёмной жизни ты проведёшь в клетке? Ты ещё не знаешь моих полномочий, Ты ещё не до конца осознал, с кем связался. Я последний раз предлагаю тебе во всём сознаться и закрыть тему, -  не верил лейтенант.
- Это и есть чистая правда, и если вы не верите мне – не верьте, - коротко и ясно сказал Наклз.
После этих слов допрашивающий был вне себя. Конечно, он не выставлял эту свою ненависть напоказ, но было видно, что внутренне он очень разозлён. Очевидно, это был конец разговора. Так, в молчании, разгневанный лейтенант нарезал ещё пару тройку кругов. Всё это время он тихо бормотал, что-то себе под нос. После, допрашивающий осторожно подошёл к своей жертве и со всей силы вдарил каменным кулаком по животу несчастного. Тот тут же свалился, в агонии корчась от боли. Наклз хоть и был достаточно сильным парнем, так и не решался ответить обидчику – ведь его могли судить за избиение. Глаза врага пылали злобой, и на первом ударе он не желал останавливаться. Чувствуя, что ненависть не проходит, допрашивающий вдарил ещё несколько раз ногой в живот, лежащему на полу Наксу и, слегка отдышавшись, приказал отвести его в камеру. Изнемогающий от вступившей боли хранитель., никак не мог понять, почему жизнь так наказывает справедливых? Неужели, сказавший правду, должен расплачиваться своей кровью лишь за то, что выслушавший счёл эту правду ложью? В любом случае, даже не каждая ложь заслуживает такого наказания. Как ни крути, Накс был крепким орешком и поэтому мог вынести эти удары более, чем достойно… Он должен быть благодарен судьбе за то, что способен чувствовать ход времени; за то, что он живёт в живом мире. Кое-кто из наших героев был напрочь лишён этого удовольствия. Ими были Хогарт и Ада. Давно забывшие о времени, они проживали свою жизнь в бездушном пространстве, которое и миром-то было назвать сложно. Эти двое уже совсем забыли, как выглядит Солнце и что такое “тепло” – уже которую неделю, а то и месяц они круглыми сутками наблюдали вечер. Как и следовало ожидать, за прошедшее время здесь ровным счётом ничего не изменилось. Всё тот же мрачный ландшафт, как накануне апокалипсиса, всё те же, застывшие в воздухе волны. Всё это казалось Хогу лишь страшным сном, увы, проснуться от которого было невозможно. Правда, этот сон в какой-то степени мог выглядеть даже очень приятным. Не смотря на всю эту убивающую атмосферу, он был не один. Создавалось впечатление, будто вся вселенная вдруг прекратила своё движение для того, чтобы эти двое могли устроить счастье. И на этот раз уж точно, никто не сможет помешать их святой любви. Всё, что было нужно гепарду для его счастья, находилось рядом, так почему же его до сих пор терзали сомнения? Глядя на кроваво-красное небо, обволакивающее полгоризонта планеты, Хогарту не могли прийти в голову положительные воспоминания. Сейчас перед ним в непонятных отрывках проносилась вся жизнь… И жизнь эта была слишком тяжёлой для обычного смертного существа. То, о чём сейчас пойдёт речь, не являлось ярким моментом в жизни гепарда, но почему-то очень сильно и надолго врезалось ему в память. В одну из ночей одного из месяцев, не так давно по его собственным меркам, Хог шёл по улице в северном направлении. Он направлялся к фонтану, где его должна была ждать Ада. Настроение в тот день не было на высоте, однако не ползло по земле – преобладало нечто среднее. А вообще, он помнил каждый возглас, каждый запах и каждого человека, встречавшегося на его пути в тот день. Уже вечерело и маленькие дети покидали уличные песочницы, расходясь по домам. Начинали загораться белым светом фонарные столбы, элегантно расставленные по тротуарам. Город менялся прямо на его глазах. Вот показался фонтан и красивая фигура, стоящая около него. Но она была не одна – рядом находились ещё две. Хогарт подошёл ближе, чтобы попытаться понять, в чём здесь дело. Двое молодых парней приставали к красноватого цвета лисичке. Было видно, что даме не нравилось такое обращение с ней, но противостоять им она не могла. Они превосходили её не только по силе, но и по количеству. Вот, один из типов вырвал сумочку из её рук и занялся рассматриванием её содержимого, а второй, успокаивая, заломил ей лапы. Видимо, тот, что отнял сумочку, искал что-то ценное, что можно было бы выгодно продать. Всё это происходило на глазах Хогарта, и он, не будь дураком, конечно же вступился в защиту лисицы. Окрикнув парней тем словами, каких они по праву заслуживают, он обратил на себя внимание всей команды, а команда эта была далеко не маленькая и состояла аж из восьми человек. Мгновенно прореагирующие бандиты медленно пошли в его сторону. Отважного Хога это не испугало. Он просто не мог видеть, когда люди, вроде этих, издеваются над беззащитными женщинами, вроде Ады. Наконец, один тип из банды подошёл к гепарду вплотную и, толкнув, сказал, чтобы тот не совал свой нос, куда не надо. Хог не потерял чувство собственного достоинства и, толкнул, по всей видимости главаря банды, ещё сильнее, заявил, что как раз это и является его личным делом. Толчок был такой силы, что противник повалился наземь и секунд десять не мог подняться обратно. Естественно, данный ответ нанёс серьёзное оскорбление банде и остальные участники, без особых раздумий, принялись мстить. Семеро крепких парней запросто повалили Хога на землю и начали жестоко избивать ногами. Надо заметить, что все, кто был причастен к этом банде, носили мощные шипованные ботинки с железными вставками, и поэтому, удары были гораздо сильнее и безжалостнее, чем ожидал сам гепард. Обнаглевшие изверги даже не давали Хогарту перевернуться на другой бок – такова была их ненависть к мирному обществу! Испуганная от увиденного, Ада быстро кинулась бежать за помощью в людное место. От всего только что пережитого слегка кружилась голова и клонило в сон, но обеспокоенная лиса твёрдо решила бороться до последнего. Было не слишком поздно и люди всё ещё бродили по тротуарам и мостовым. Правда толку от них всё равно было мало. Все, к кому она не обращалась за помощью, судорожно тряся их тела и говоря невпопад, что только что произошло, либо сразу пятились от неё в обратную сторону, принимая за сумасшедшую, либо отказывались от просьбы помочь, боясь, что их постигнет участь гепарда. Замученная безвыходностью лисица, вдруг медленно сбавляя свою скорость, совсем остановилась посреди автострады и, громким диким криком наслав проклятье на весь мир, упала на колени. Сейчас она пребывала в таком состоянии, что ей уже было совершенно неважно осознавать, что она стоит посреди дороги и, что в любой момент её может сбить машина. Бандиты избивали свою жертву столько времени, сколько им хотелось. Пожалуй, от смерти гепарда спас только срочный звонок, пришедший на мобильник босса. Если бы не он, кто его знает, сколько бы ещё они пропинали его. Когда Ада вернулась, на гепарде уже практически не осталось живого места. Бедняга с трудом мог открывать глаза! Взволнованная, лисичка быстро склонилась над ним и с жалобным выражением лица спросила его о том, как он себя чувствует, на что тот ничего не ответил, ибо не мог. Весь израненный, Хог лишь с трудом приоткрыл правое око и, посмотрев на её несчастное личико, подумал: “Какая разница, как я себя чувствую? Я не дал тебя в обиду – большего мне и ненужно. Если несчастлив я – будь счастлива за двоих”. После этого наш герой потерял сознание, скорее всего, вызванное значительной потерей крови. Не удивительным было то, что на этой минорной ноте его воспоминание обрывалось. Хог, конечно, мог бы вспоминать и дальше, но его оторвал чей-то плач, доносившийся из-за его спины. Гепард обернулся и увидел Аду, сидящую на прибрежном камне и уткнувшуюся головой вниз. Она находилась шагах в восьмидесяти от Хогарта. Ему показалось, что лисица вспомнила тот же самый вечер, что и он несколько секунд назад, что и навеяло ей такие неприятные мысли. Разжалобленный Хог подошёл к лисе и, присев на камень рядом, завязал разговор:
- Что случилось?
- Хог… Ты же сам прекрасно понимаешь ситуацию. Да, мы остались вдвоём. Остались навсегда. Но разве это счастье? Разве мы можем быть счастливы здесь? – слёзным голосом проговорила лисица.
- А разве можно жить там? Вспомни прошлый мир – нас постоянно пытались разъединить, поссорить, развести друг с другом. Там опасно жить! Стоит ли скучать по миру с миллиардами алчных,  жестоких людей, забывших понятие настоящей, истинной любви? Достойны ли наших взоров люди, убивающие друг друга ради богатства и первенства? Неужели ты хочешь вернуться туда, где совершенно размыта чёткая грань между добром и злом? – выступил против Хог.
- Оглянись и посмотри вокруг. Ты видишь что-нибудь новое здесь? Я уверена, что ты уже много раз подряд наизусть изучил каждый уголок этого безвременного мира. А теперь задумайся: сколько раз ты просыпался в надежде наконец-то увидеть солнечный день вместо серого вечера; сколько раз ты желал почувствовать ветер? Неужели, тебе не хочется вернуться? – вопросила Хогарта Ада.
- Я прекрасно понимаю тебя. На один и тот же мир можно смотреть с разных позиций и, в зависимости от выбранной, складывается совершенно разное впечатление. Тебе хочется увидеть живой мир, а не бездушную вселенную, в которых обитает только два живых существа; ты соскучилась по миру, к которому привыкла с детства, но что мы можем сделать, чтобы воплотить это желание в реальность? – сказал Хог.
- Ах, если бы ты знал, как я хочу вновь оказаться там. Ведь нас никто не вспомнит, когда мы умрём; никто даже не будет знать о нашем существовании! Получается, жизнь прожита зря, - подвела невесёлый результат Ада и, заплакав, бросилась на руки гепарду.
Оказывается, добиться счастья было куда сложнее, чем предполагал Хог. Он утешал лисицу, медленно разглаживая её густые длинные волосы. Она была права – нельзя было терять жизнь, пребывая здесь, - было необходимо действовать. Но что нужно было предпринять? К великому сожалению,  Хог не знал даже приблизительного ответа на этот многозначимый вопрос. Само собой, он сказал переживающей лисе, что всё будет хорошо, хотя сам точно знал, что абсолютно всё никогда не бывает хорошо. Вновь спустившись на грустные мысли, гепард крепче обнял лисичку и, в который раз, с какой только мог уверенностью, повторил, что с ним ей не о чем волноваться. Поверила ли Ада в эти слова – неизвестно. По крайней мере, было видно, что эти слова придавали ей надежду на по-настоящему светлое будущее. Взглянув сквозь заплаканные глаза на Луну, она представила на её месте Солнце и сильнее прижалась к Хогу, чтобы хотя бы частично ощутить теплоту солнечного света. Несколько минут спустя, на землю спустился долгожданный сон.

0

19

Эпизод 12: счастливая грусть.
Нет, Хог не мог заснуть. Бесконечные тёмные воспоминания терзали его бедную душу. Он не мог смириться с мыслью, что Ада так и не будет счастлива, что он не сдержит обещания и тем самым нагло предаст её. Этой ночью он был неузнаваем – ни одной оптимистичной черты на лице героя не было. Казалось, он сдавался и продолжал бороться одновременно. Быть может, он просто ещё не выбрал окончательного решения; не полностью проанализировал ситуацию, чтобы делать какие-либо выводы. Хогарт тысячу раз отчаивался, но каждый раз, смотрев на мирно спящую лисичку и представляя её внутреннее состояние, когда он скажет её о безисходности положения, мгновенно передумывал и продолжал искать шанс на осуществление мечты. Ещё не одна ситуация в жизни не заставляла его так сильно волноваться. Он понимал, что счастье Ады напрямую зависит от него, и эта мысль ещё больше заставляла его беспокоиться. Как же хотелось навсегда уйти от этих грустных мыслей, но они сами лезли в голову. Черты лица лисички были отнюдь не напряжёнными; она была спокойна; она верила словам Хога, даже не подразумевая, что тот сам не был уверен в сказанном. Ну разве мог Хог её подвести? Замученный постоянно мелькающими перед глазами отголосками прошлого, гепард поднялся с того места, где только что лежал, и двинулся в неизвестном направлении. Интересное ощущение дежавю стояло перед ним. Хогарту казалось, что именно такую ночь, преобладая именно в таком настроении, он уже видел. Ему захотелось проверить, действительно ли всё то, что он сейчас видит, повторяется. Честно говоря, гепард даже и не знал куда шёл – можно сказать, ноги сами вели его. Все звуки, сопровождавшие его, были почему-то неясными и “размытыми”, иными словами, приглушёнными, как во сне. И это заставило Хога ещё раз задуматься – а не спит ли он? Не только эта ночь, но и последние несколько месяцев жизни гепарда походили на страшный сон, выбраться из которого было нереально. Чудовищно хотелось забыть этот отрывок времени, но сделать это не предоставлялось возможным. Хог шёл, и от усталости его ноги заплетались. Гепард падал на землю и, вставая с неё, шёл дальше. Он уже давно забыл о времени. Да и хотел ли он вообще его вспоминать? Когда человек знает своё время, он торопится везде успеть; он соблюдает определённый график… Не зная своего времени, мы не беспокоимся куда-то опоздать; не успеть что-то сделать… В нашем с вами случае встречается парадокс – гепард не знал, сколько времени осталось у него в запасе, от чего и торопился изо всех сил, причём он сам недоумевал, куда идёт! Неожиданно для себя, Хог начал замечать в ландшафте детали, которые он уже где-то встречал… Встречал давно, ещё за долго до того, как время остановилось и он оказался здесь. Ощущение дежавю усиливалось. Ему уже начинало казаться, что он чувствует на себе лёгкие порывы ветра, которых просто не может быть в этом бездыханном мире. Конечно же, это было лишь глупым суеверием, но зато как поднимало духовное состояние героя! Момент  предвкушения истины… Тот самый миг, когда тайна вот-вот будет разгадана и все мечты станут явью… Именно это сейчас чувствовал наш гепард. Тут, он набрёл на какую-то пещеру. Выглядела она совсем неприметно. Интуиция Хога вела его прямиком внутрь. Это место так идеально сливалось с пейзажем всей картины, что невозможно было его заметить. Пробираясь вглубь, Хогарт отчётливо слышал каждый свой шаг; с необычным чувством ощущал каждый свой вздох. Он шёл вперёд, не видя света, но это, тем не менее, не заставляло его задуматься о том, чтобы бросить начатое и повернуть обратно. Каждый раз, когда ему приходили в голову мысли такого рода, он вспоминал Аду, представлял, что же будет с ней, если он ничего не сможет сделать и мгновенно передумывал отступать. В эти моменты в его глазах и дыхании особенно сильно чувствовался прилив уверенности, но, как правило, долго эти моменты длиться не могли – уже вскоре, Хог снова возвращался к колеблющемуся состоянию. Так как в пещере было достаточно темно, приходилось двигаться на ощупь, а идти быстро таким манёвром было нельзя. Под ногами могло быть что угодно, поэтому, Хогарт решил не рисковать и сконцентрировать всё своё внимание на темноте. Кошачья натура не заставила себя долго ждать – довольно скоро гепард окончательно приспособился к видению во тьме и с осторожного, тихого шага перешёл в лёгкий бег. Пещера была глубока. Видимо, тот, кто прорыл сюда путь, собирался провести здесь значительную часть жизни. Но вот, помещение начало постепенно увеличиваться в ширине и сокращаться в длине. Это был тупик. Дальше путь отсутствовал. Наш герой внимательно осмотрел местность. Среди увиденного царила наскальная надпись. Она гласила следующее: “Выход всегда есть. Нужно лишь увидеть”. Прочитав эту фразу несколько десятков раз, гепард не остался разочарован – он понял, что не зря попал в сие место. Ему как будто кто-то подсказывал, что даже из такой ситуации, когда навек останавливается время, есть выход. В первые секунды после прочтения этого загадочного письмена, Хог получил такой заряд уверенности, словно сам нашёл выход. Одного он не мог понять: так кто же мог сделать эту надпись в мире, где только два живых существа? Кто ещё мог написать это, если не Хог и Ада? Значит было ещё не всё потеряно. Ситуация не была безнадёжной. Но тогда возникал второй вопрос, идущий на поводу первого – а как он сюда попал? Как вообще можно переместиться в безвременное пространство? Включив трезвую голову, можно догадаться, что отовсюду, куда можно войти, разумеется, можно и выйти. Все планы Хогарта сводились к тому, чтобы найти того самого человека, чьей рукой была выведена данная надпись и с его помощью телепортироваться в нормальное время. Прокрутить операцию такого масштаба было уже сложнее и Хог, дабы не терять ни минуты своего жизненного времени впустую, мигом начал действовать. Казалось даже, что окружающий его мир начал расцветать! Он ощущал рядом с собой присутствие кого-то третьего и этот третий лишним не был. Наверное, вы могли подумать, что наш уверенный гепард захочет обыскать весь земной шар в поисках феномена? Конечно же, это неверный ход мысли, ведь таинственная надпись сделана тут, а не где-нибудь, скажем в Мексике, поэтому и личность эта должна обитать в этих краях. На все розыски, пусть даже самые тщательные, по расчётам Хога, сделанными им в уме ещё в пещере, уйдёт более трёх суток, а раз так, то истина близка как никогда! Почему-то именно сейчас наш пятнистый друг вспомнил один из самых экстремальных моментов в своей жизни. Это было зимой, около года назад, когда Хог решил съездить на отдых в самую северную часть ледяной шапки Айс Кэпа. И не смотря на свою сказочную теплолюбивость (гепард всё-таки), мороз Хогу, с которым он встретился лицом к лицу на курорте, показался сносным. Хоть он его и выносил, но жутко не любил. Вообще, Хогарт прибыл на Айс Кэп только ради того, чтобы попрактиковать навыки в сноубординге. А раз Хог не любил мороз, следовательно, он и в зимних местах, примерно такого типа, почти не бывал. Поэтому-то его и задела вся красота зимнего пейзажа: усыпанные снегом ели; крошечные сосульки, свисающие с крыш сотен домов – в его родном доме такого отродясь не видели! К сожалению, ничего такого, что могло бы запечатлеть увиденное на плёнку или бумагу, не было. Хогарту приходилось ограничиваться только своей памятью. И она его не подвела! Спустя зиму, он всё равно помнил каждую мелочь; даже праздничный звон колокольчиков иногда раздавался в его подсознании! Весь экстрим курорта заключался в самой первой попытке съехать с горы. Забравшись на холмик высотой почти с самый настоящий Эверест и, окинув неторопливым взглядом его низовья, Хогарт напрочь забыл о своём увлечении и его единственной мыслью на данный промежуток времени было скорейшее возвращение домой, в родные края. Но вот несчастье – путь назад был отрезан. Единственным способом, как попасть на дно горы, был съезд с неё на сноуборде. И всё бы ничего, если бы не какой-то тип, неудачно толкнувший гепарда с вышки. Видимо, этот парень хотел помочь сконфуженному другу пересилить себя и подтолкнуть его сделать, наконец, уверенный шаг вперёд, но получилось только хуже. Набрав приличную скорость, но так и не встав как следует на доску, Хогарт стремительно съезжал вниз. Сердце замирало в груди, когда он проносился в сантиметре от многочисленных стволов деревьев, оставляя за собой клубы белоснежного тумана. Не смотря на все эти неприятные моменты жизни, Хог оставался цел и невредим, как, в общем, и в этом случае. Правда такой курорт потом навсегда отбил у гепарда желание кататься на сноуборде. Теперь каждая снежинка, увиденная им, навевала ему данные воспоминания.  На смену раздумьям о снеге пришли печальные мысли о былых разлуках. Пожалуй, самой болезненной из всех когда-либо пережитых была та, что попала как раз на тот период времени, когда Хогарт уезжал на курорт. Ехать туда он мог только один – сейчас не следует вдаваться в подробности этого дела. На улице на кустиках травы ещё лежала утренняя роса; ветер ещё не так сопротивлялся приходу утра. На этом самом месте прощалась наша пара. Прощалась не навсегда, но само прощание было таким слёзным, что могло показаться, словно кто-то один из наших героев прощается с жизнью, а другой уговаривает его остаться в этом мире. Хогарт должен был на сорок два дня покинуть Аду и уехать далеко на север, за несколько тысяч, а может и десятков тысяч километром отсюда. Оба знали, через что им предстоит пройти. Глядя в эти жалобные, удивительно доверчивые и до боли искренне надеющиеся на лучшее глаза, было невозможно не расчувствоваться и не выплеснуть своих эмоций наружу. Вот, вышел управляющий поездом и объявил, что транспорт тронется через десять минут. Эти последние минуты хотелось растянуть на долгие часы и Ада, как можно сильнее прижималась к гепарду, слёзно шептав, что никогда не отпустит его, и что живёт на белом свете только ради их совместной любви. Хог успокаивал её, прижимая к себе и приговаривая, что скоро вернётся, и когда он вернётся, они уж точно навсегда будут вместе. Последние минуты тиканья наручных часов казались такими тревожными, словно это тиканье принадлежало какой-нибудь бомбе. В конце концов, наши дни уже давно сочтены; уже давно над нами надписана дата смерти – просто мы живём, не задумываясь об этом. Это уже давно стало жизненной нормой… Наконец, из вагонов вышли проводники с целью посадить по местам тех, кто ещё не находится внутри поезда. Несколько секунд… Автоматом, глядя на циферблат часов, в голове Хогарта пробежал уменьшающийся ряд чисел. Как хотелось остановить время в тот момент и застыть в миге прощания навечно! Пару минут спустя, он уже наблюдал грустное личико лисички за окном одного из вагонов поезда. Вагон тронулся… С каждым новым постукиванием колёс наш герой всё больше отдалялся от своей второй половинки. Он ещё долго продолжал смотреть в то самое место, где только что стояла Ада. Но гепард уже не видел её там и неописуемая боль вонзалась в его судорожно бьющееся сердце… Это воспоминание оказалось неудачным. Оно сбило с толку Хогарта. Мысль о том, что такие разлуки могут повториться вновь, застала его врасплох. За всё время, отведённое на поиски спасителя, никто так и не был найден. Была обрыскана уже большая часть местности, а видимого результата так и не было. Тюремный остров тем временем был целиком и полностью погружён в ночную спячку. Не спал только не по праву заключённый ехидна. Он всё никак не мог смириться с тем, что, не смотря на всю свою невиновность, так жестоко расплачивался. Данная ситуация была делом случая и виновных в том, что Наклз доверился воровке, нет. Ехидна не был виноват в излишней доверчивости к людям – такова была его природа. Вот только данные мысли ничуть не успокаивали его, вовсе наоборот, сидя в одинокой, маленькой и скучной комнатке под решётчатым окном, хранитель хотел только одного – поскорее расправиться с тем, по чьей вине он тут оказался. За те немногочисленные дни, которые, надо заметить, тут казались особенно длинными, Наклз уже успел возвысить свою личность в глазах окружающих преступников. Ежедневные тренировки в любое свободное от тюремного заключения время заставляли их задуматься, с кем они имеют дело. Друзей у ехидны не было, хотя бывали и случаи, когда некоторые персоны пытались втереться к нему в доверие. Как только это происходило, Наклз включал в ход довольно жестокие меры по отдаче отпора на этот случай. Ни одна здравомыслящая душа даже и не думала вступать с этим существом во вражеский контакт. Правда, Наклзу от этого легче не становилось. Чувство боязни прослеживалось и со стороны охраны. Клетка, к которой меньше всего подходила охрана с целью посмотреть, что делает преступник, принадлежала именно хранителю Мастера Изумруда. Наконец, на третью ночь, вместо сна ехидне выпало в ответственное задание. В момент, когда он меньше всего этого ожидал, со стороны его окна раздалось металлическое побрякивание. Он обернулся и увидел летучую мышь. Она спокойно парила в воздушном пространстве.
- Не ожидал меня здесь увидеть? Я так и знала, что в одиночку ты никогда не додумаешься отсюда выбраться, - проговорила мышь.
- Неужели в тебе проснулась совесть? Или ты хочешь использовать меня ещё для чего-нибудь? – прогрохотал ехидна.
- А за что мне должно быть совестно? Милый, ты сам попался в эту паутину. За твою неуклюжесть я не отвечаю, - съехидничала Руж.
- Это случилось по твоей вине! Можно сказать, ты подставила меня, - загорелся Наклз.
В ответ мышь только, как и свойственно ей в таких ситуациях, усмехнулась, но тем не менее, всё же прошептала план побега. Благодаря ему, Наклз, спустя десять минут, был уже на свободе. Основной целью его было прокопать туннель наружу с помощью своих знаменитых копалок, но сделать нору в том месте, где бы её не смогли найти охранники. Не долго думая, он решил, что под это описание хорошо подходит место под кроватью. В принципе, Наклз прекрасно понимал, что мог сделать это и раньше. Вопрос лишь в том, почему он сделал это именно сейчас? Ведь ещё несколько часов назад он сам говорил, что считает побег трусостью и не намерен убираться отсюда таким путём? Похоже, что всё сказанное им до сего момента было лишь жалкой игрой на публику. Всё это произошло очень быстро, поэтому, когда наружный патруль, охраняющий тюрьму с внешней стороны, увидел вырытую яму, наши герои были уже далеко. В дороге Руж объяснила ехидне, что хочет всё-таки сдержать обещание и помочь ему в поимке незваного гостя, на что тот лишь сделал удивлённый взгляд вместо ответа. Действительно, какой смысл составлял для Руж помогать Наксу без какой-либо для себя выгоды? Такое поведение было не похоже на неё. Тем не менее, хранитель продолжал бежать за мышью к алтарю мастера Изумруда. За три ночи, проведённые им на тюремном острове, с изумрудом могло случиться всё, что угодно, даже самое страшное. Единственное, что успокаивало Наклза, так это его чутьё – оно подсказывало ему, что драгоценность на месте. Надо сказать, что в их команде не он один обладал данным чутьём. То же чувствовала и Руж. Данная операция вполне могла быть ещё одним подлым трюком, вот только Наклз, как всегда, без раздумий доверился воровке. На их пути раз десять возникали словесные перепалки, поэтому, дабы ненароком не устроить драку, наши герои решили просто молчать. К беззвучию было сложно придраться. В этом и заложено главное его преимущество. Когда ехидна или мышь уставали, они резко переходили в короткий полёт. За время полёта их ноги расслаблялись, и поэтому приземляться было всегда легче, чем подниматься в воздух. Вот, вдалеке уже показался знакомый алтарь с драгоценностью. Союзники прибыли на место. Теперь оставалось только ждать. Сколько оставалось ждать до появления этого феномена, было неизвестно. Установилась продолжительная тишина, которая ставила обоих в неловкое положение. Кто-то один непременно должен был её нарушить, иначе произошло бы что-то страшное. Им оказался Наклз.
- Ну что, ты довольна, что получила бриллиант и осталась невредимой? – спросил он, но не из-за интереса, а из-за того, чтобы нарушить ненавистное молчание.
- А кто сомневался в том, что я его получу? Так или иначе, я бы всё равно бы достала его. Даже, если бы ты и отказался, я бы, рано или поздно, всё равно нашла бы выход, просто так это было быстрее, - с напором произнесла летучая мышь.
- Твоя проблема в том, что ты слишком самоуверенна. Как ты не можешь понять, что излишняя уверенность в себе отнюдь не делает тебя сильнее, скорее даже совсем наоборот, она губит тебя! – как можно спокойнее произнёс Наклз, прибавив к сказанному после пятисекундного молчания, - ты думаешь, что сможешь достать любую драгоценность; что можешь обвести вокруг пальца любого, кого только пожелаешь. Ну разве в этом нет наивности? Разве не очевидно, что такое просто-напросто невозможно?
- Ну надо же! Первый раз вижу, чтоб ты сказал действительно умную вещь! – прикололась Ружка.
Эти слова могли стать началом новой битвы между участниками спора, если бы не, поблизости послышавшийся, тихий шорох. Он был таким же, как и в первый визит незваного гостя на остров Ангела. Наклз мгновенно понял, в чём дело и расшевелил Руж. Та заняла боевую позицию и объявила начало операции. Чудовищно быстро удалось выйти на след неизвестного. Объект имел достаточно высокую скорость, но до сверхзвукового ежа явно не дотягивал. Руж потрясающе видела в темноте, но учитывая расстояние, на котором они находились от незнакомца, смогла сказать только то, что прежде его не видела. Далее она попыталась подобраться к нему поближе через верхний путь. Неизвестный к тому времени уже снизил скорость, но не из-за устали – по всей видимости, он что-то искал. Мышка работала профессионально: за время всей её работы не было слышно ни единого звука; ни один вдох не был сделан не вовремя. Наклз решил преследовать врага по суше. Ему это удавалось с меньшей удачей, нежели его напарнице. Однако это не значит, что ехидна хуже старался. В одно мгновенье с тем, как неизвестный тип взглянул на Луну, в него молниеносно вцепилась Руж. Повалить противника не удалось, зато удержать на месте на некоторое время получилось с первого раза. Наклз подошёл к гостю и обыскал его. Все карманы оказались пустыми. Тот в своё время сказал лишь одну фразу: “Боритесь с будущим. Оно несёт смерть”, после чего бесследно исчез. Говорив это, неизвестный смотрел на Наклза таким взглядом, будто уже знал его. Сам же ехидна был готов поклясться, что видит этого гепарда впервые. Неужели только ради того, чтобы сказать данную фразу жителям острова Ангела, гепард прибыл сюда? Да и как он мог исчезнуть, когда его всеми силами держали две пары лап? Вместо того, чтобы узнать ответ на так яро тревожащий Наклза вопрос, он лишь ещё более запутался… Запутался в себе и во всём окружающем мире. Судя по всему, его будущее было в опасности… Руж, окаменевшая от удивления, села на холодный камень и, ничуть не изменив выражение лица, перевела свой взгляд на хранителя…

0

20

Эпизод 13: посреди всех.
Трезво оценив ситуацию, летучая мышь быстро попрощалась с Наклзом, и, сообщив, что выполнила абсолютно все свои обещания, скрылась из виду. Что же говорить, это было полностью в её репертуаре. Ехидна вновь остался один в трудную минуту. Такой расклад постепенно уже начинал действовать ему на нервы. Благо, что Наклз очень хорошо умел управлять ими. Поэтому ничего тотально-разрушительного не произошло. Он любил действовать один, но на кого же ему было рассчитывать теперь? Ехидна ещё никогда не задумывался о том, что может случиться, если он так и не разгадает правды. На ту беду мимо данного места как раз шёл Биг. Медленно переваливаясь с одной ноги на другую, он прогуливался со своим любимым дружком Фрогги и, если для Накса день казался пасмурным, то для него это время суток представало в достаточно красочном виде. Радость была просто написана на физиономии кота. Неожиданно для здоровяка, его окрикнул сердитый голос Наклза, который сказал, что тот собирается совершить на него покушение, и что это его, якобы, невинная прогулка по острову на самом деле является частью коварного плана. Естественно, опешивший кот, поначалу даже не понял, что сказанное выше адресовалось именно ему, но когда осознал, то тут же начал убеждать хранителя, что и понятия не имеет, как это делать. Взгляд ехидны по-прежнему оставался недоверчивым, быть может, он даже стал чуть более подозрительнее, чем раньше, и, увидев это, Биг решил поскорее прибавить ходу в обратном направлении. Да, нервы Накса сдавали… О чём же именно говорил гепард, стараясь уберечь беднягу от несчастливого будущего? Обернуться опасностью мог каждый, пусть даже самый признанный персонаж. Верить было нельзя. В конце концов какие-никакие, а результаты по идентификации личности неизвестного были установлены, что давало определённые шансы на скорую победу в этом деле. Ехидна лишь не знал, за что зацепиться; какую нить потянуть, чтобы распутать клубок бесконечных тайн. Не хватало решительности. Да и где её было взять? Замученный нескончаемыми догадками, ехидна решил обратиться к более умному существу, коим оказался лисёнок Майлз. До лаборатории лиса было не больше двух-трёх километров пути, и Наклз без лишних раздумий направился туда. Во время дороги он не переставал размышлять о только что произошедшем. Упрямые мысли не отпускали его; не давали сделать ни одного свободного вздоха. Вот, спустя совсем непродолжительное количество времени, Наклз уже находился перед домом малолетнего гения. Ехидна сделал три негромких стука… Почему негромких? Готов признать, что если бы они были громкими, то от двери бы ровным счётом ничего не осталось. Визит не заставил себя долго ждать. Не успел ехидна как следует отдышаться после недолгой, но скорой дороги, как перед ним уже стоял весь в мазуте и копоти с очками на глазах лис. Хозяин выглядел не менее уставшим, чем сам гость. Сперва Тейлз посмотрел неспокойным взглядом, так как недоумевал, к чему такая спешка; зачем было Наклзу посещать его рабочую лабораторию, вместо того, чтобы подождать его дома, но потом понял, что этим взглядом лишь ещё больше беспокоит гостя и с, как можно более натуральной улыбкой, пригласил его к себе. Накс, не будь дураком, сию же секунду принял предложение хозяина помещения и, не дожидаясь вопроса, приступил к повествованию своей дикой и бесшабашной истории. Поначалу лис как бы вполуха внимал историю ехидны, сам при этом копаясь во внутренностях новоиспеченного “Торнадо” и, протягивая нетерпеливое “Да” каждый раз, когда рассказчик останавливал свой рассказ на том или ином месте, но зато, ближе к финалу истории, Тейлз, отбросив все свои инструменты подальше, сидел около ехидны и с неимоверным интересом наблюдал за каждым сказанным им словом. В тот момент лисёнку была до жути интересна любая деталь сей захватывающей истории. И вот, когда хранителем была поставлена мысленная точка, завершающая повествование истории, а вернее многоточие, так как у этой истории ещё должно было быть разумное продолжение в ближайшем будущем, маленький Майлз уже давным-давно забыл о всех своих делах и был готов к распутыванию клубка событий. Опомнившись от чудодейственного рассказа, перемазанный лис хотел было из вежливости предложить гостю чашечку чая, но, оглянувшись и осознав, что всё ещё пребывает в своей испытательной лаборатории, малолетний Прауэр передумал делать это. Честно говоря, когда Наклз зашёл сюда, он и не рассчитывал на столь тёплый приём. Промолчав пару минут и как следует почесав затылок, Тейлз дал решение, что ему нужно внимательно осмотреть место, о котором рассказывал ехидна, иначе составлять какие-то выводы, опираясь только на словесное описание, казалось вполне глупым поступком. Но вот беда – лис напрочь отказывался расследовать данный случай до проверки своего летательного аппарата, а по его словам, для того чтобы привести “Торнадо” в полный порядок, ему не хватало некоторых деталей. Поэтому следующим заданием в списке Майлза был поход в магазин за недостающими частями самолёта, а уж только потом браться за раскрытие тайн. Идти с лисом за деталями ехидна отказался, обусловив это тем, что пойдёт в это время в дом Соника с целью вытащить ежа на улицу и заставить помочь друзьям. Идея Наклза показалась лисёнку очень даже разумной и выступать против он не стал. Герои договорились встретиться ровно через шесть часов на этом же самом месте – по предположениям Тейлза к назначенному времени все детали уже должны быть внутри самолёта и нормально функционировать. Прощаться никто не стал – друзья отлично понимали, что рано или поздно непременно встретятся вновь. Однако никакую уверенность им это не внушало. До дома синего ежа было довольно долго идти, так как тот жил не в Мистических Руинах, а почти в сердцевине Стейшн Сквер. Вместо того, чтобы скоротать время пути и добраться до пункта назначения на общественном транспорте, Наклз предпочёл воспользоваться полётом. Паря над землёй, тот глазами выискивал необходимый объект. Как много домов, и у каждого жильца разное будущее! Быть может, каждый человек чувствует себя одним посреди всех. В толпе каждый чувствует себя отдельным человеком, а не кусочком толпы. Все мы разные и нас ждёт разная участь. Тейлз – герой. Может быть, даже могущественнее и непоколебимее Соника. “Сколько ему лет? ”, - спросил ехидна у сверхзвукового ежа, в первый раз увидев лисёнка. “Восемь”, - услышал он в ответ. “Уму непостижимо! В таком возрасте и такое великолепие! У малыша талант. Держу пари, придёт время и он прославится своими гениальными изобретениями на весь Мобиус!”, - пробежало в голове у ехидны, но произнести вышесказанное вслух он не решился. Такое воспоминание возродилось в сознании Наклза, когда он задумался о проблемах будущего. Но вот, дом Соника был уже виден. Хранитель пошёл на снижение. Точкой стыкования с землёй, как ни странно, оказалось крыльцо, что находилось перед самым домом. Ехидна уже поднял руку и захотел постучать, но, увидев звонок, мгновенно передумал и позвонил. Он боялся, что при стуке Соник либо его не услышит, либо дверь будет сорвана с петель. Друг открыл дверь и пригласил гостя к себе. Как понял Наклз, ёжик в то время не скучал: в гостиной на диване, закинув ноги на столик, сидел Шэдоу и ел чипсы, а к правому ботинку Соника обеими руками прицепилась Эмми Роуз. Предварительно поздоровавшись со всеми присутствующими, ехидна присел рядом с чёрным ежом и хотел было уже начать свой рассказ, но хозяин дома начал первым. Он рассказывал длинную историю о том, как вчера сражался с новыми роботами Роботника. История была настолько скучна и неправдоподобна, что, казалось, будто рассказчик на ходу придумывает слова. Прежде всего настораживало то, что о себе он повествовал от третьего лица. Дослушивать бредни Соника никто не стал. Все предпочли послушать историю Наклза. По крайней мере, она выглядела более правдивой. Выслушав весь рассказ до конца, заинтересованный Соник без раздумий дал согласие на участие в его продолжении, чего не скажешь об остальных. Они отказались от предложения. Хотя Эмми всё же очень хотела попутешествовать вместе со своим героем, но синий ёж не позволял свершиться её желанию не под каким предлогом, объясняя это тем, что в приключении будет слишком опасно и что он опасается за её жизнь. На самом-то деле все мы знаем, что ему просто не хотелось лишних проблем. Время поджимало и поэтому наши путники решили поторопиться. С Сонником Наклз был на сто процентов уверен в том, что на место они прибудут вовремя. Таки получилось. Через долю секунды (в буквальном смысле этого слова) герои находились уже внутри лаборатории и ждали прихода Майлза. Лисёнок немного запоздал, прибыв к месту встречи чуть позже назначенного срока, за что впоследствии долго и с трепетом извинялся, ведь для него было верхом неприличия опаздывать на собственные встречи. Друзья сердиться не стали. Чтобы поскорее загладить свою вину и как можно быстрее отвлечь ежа и ехидну от неприятных мыслей, Тейлз поспешил сообщить, что все барахлящие детали в его транспорте были заменены, а недостающие добавлены. Такая новость не могла не радовать, ведь сие известие означало ничто иное, как начало процедуры. Драться за то, кому достанется сидение, находящееся прямо за местом пилота никто не стал – Наклз сам сделал первый шаг и пропустил Соника вперёд, добавив шёпотом: “Только после дам”. Переднее сидение предназначалось конечно же Прауэру.  Выходило, что хранитель должен был сесть последним, но ради злой шутки, сыгранной с ежом, по его собственным словам, ему было не жалко пожертвовать местом. Наверное для того чтобы придать моменту несколько больше торжественности, сев за штурвал, лис начал медленно считать до трёх. Когда из его уст послышалась цифра “Три”, маленький гений зажал кнопку зажигания, но ничего не произошло. Никакой реакции со стороны самолёта не наблюдалось. Мордочка лиса обрела слегка беспокойный вид, но беспокойство это нарастало с каждой секундой всё быстрее и быстрее. Лис отпустил кнопку старта и зажал снова. Никакого действия. Ничего не понимающий Майлз, вздохнул и вышел из “Торнадо”. Затем зверёк достал инструменты и, сделав серьёзный вид подошёл к носовой части летательного аппарата. Вообще, за работой Тейлз выглядел вполне серьёзно, но каждый раз когда его взгляд падал на пассажиров транспорта, он начинал бледнеть, а потом резко переводил свой торопливый взгляд на какой-нибудь другой объект. Ему было стыдно за то, что он подвёл своих друзей, и своим взглядом он словно просил прощения, не открывая рта. Ни Соник, ни Наклз и не думали помогать лису, ибо не знали в этих делах ровным счётом ничего. Через пару минут спереди послышался восторженный вскрик. Тейлз разобрался и уладил проблему! А пока лис этим занимался, ехидна продолжил делать выводы насчёт друга. “Да, Тейлз – герой. Он может спасти всё человечество, но с таким же успехом он может обречь его на неминуемую смерть. Этот лис потрясающе сообразителен и в то же время не до конца собран. Благодаря ему будут случаться не только многочисленные подвиги, но и беды. Далеко не все люди будут воспринимать его героем. Ведь одна мелкая ошибка в одном чудовищно важном деле может повлечь за собой недоверие тысяч, а может даже миллионов людей. Обыкновенная неряшливость, свойственная каждому из нас, может создать кучу проблем для лиса”, - пробегало в голове Наклза. Тем временем маленький Майлз уже устранил все неполадки и, садясь на своё законное место, заново начинал отсчёт. На сей раз всё обошлось и герои, наконец, взлетели. Погода, надо заметить, преобладала нелётная, но Прауэра это не пугало. Срочных дел откладывать он не мог, пусть даже по таким причинам. Пожалуй, больше всего неблагоприятные условия полёта сказывались на Соннике. Он до смерти боялся разбиться, ведь помимо того, что погода стояла мерзкая перед взлётом ещё и  “Торнадо” был не в порядке! На него это было непохоже – ведь Сонник не одну сотню раз насмерть сражался с врагами и подвергался попаданию в ситуации гораздо опаснее этой, и при этом никогда не жаловался на щекочущий нервы страх. Чего он боялся на самом деле? Что страшит таких героев, как сверхзвуковой ёж? Ответа не знал никто, возможно и сам Сонник не был исключением из правил. В душе хранитель не переставал удивляться – ещё нигде он не видел, чтобы восьмилетний ребёнок управлял самым, что ни на есть настоящим самолётом! И его удивление не переставало бить ключом каждый раз, когда он задумывался об этом. Вся дорога прошла в молчании, но совсем не потому что нашим героям было нечего сказать друг другу. Вся беда заключалась в слишком сильных порывах ветра, которые заглушали любой звук, произнесённый кем-нибудь из участников полёта. Слова просто-напросто не доходили до адресата. Эти же порывы ветра не по-детски заносили самолёт в сторону, так что держаться прямо по курсу было непросто. Видимость также оставляла желать лучшего. Наши странники приближались к острову Ангела. Уже был слышен негромкий гул родных водопадов. Веяло знакомым запахом свободы. Когда троица ступила на остров, солнце уже готовилось ложиться спать. Разыскать место “преступления” не было сложным занятием, тем более, когда среди команды присутствовал очевидец всего произошедшего. Так как лисёнок был нужен для расследования, а “Торнадо” нельзя было оставлять без присмотра, Соннику поручили охранять самолёт от недобрых рук. Дальше Тейлз и Наклз отправились одни. Было пасмурно и ветрено, но с этим сухо – дождь даже и не думал собираться. Не смотря на капризы погоды, ехидна упорно шёл к цели, ни на градус при этом не сбиваясь с пути. Очень скоро нужное место было найдено. Тейлз внимательно осмотрел достопримечательности вокруг, чтобы сообразить, зачем неизвестный гепард пришёл сюда, а затем сел на колени и внимательно наблюдал за каждым шагом эксперта. Не изменив выражения лица, лис вдруг поднялся и, подойдя к ближайшему дереву, осторожно провёл пальцем по стволу. Затем он снова осмотрел достопримечательности местности и вынес долгожданный вердикт:
- Скажу откровенно, Наклз – я с такими ситуациями ещё не сталкивался…
- Хочешь сказать, ты понятия не имеешь о том, что это могло быть? – поинтересовался ехидна.
- Ну почему, варианты, само собой, имеются. Судя по оставленным следам, зверь, о котором ты говоришь, обладал вполне нормальными для его вида параметрами. Ещё можно сказать, что его следы оставлены в хаотичном порядке – здесь нет никакой закономерности и, следовательно, наш подозреваемый куда-то спешил.
- Это я и без тебя знаю. Ты лучше поведай почему он ни с того, ни с сего бесследно исчез?
- Как я понял, исчез он сразу после того, как сказал тебе ту фразу. Осмелюсь предположить, что он ушёл туда, откуда пришёл, значит целью его прихода в этот мир являлось как раз донесение данного сообщения до получателя, коим оказался ты. Ответа на вопрос, почему гепард выбрал именно тебя, я не знаю, скорее всего, это как-то связано с Мастером Изумрудом. Ты говоришь, что он не делал попыток лишить тебя драгоценности, а посему объясню: незнакомцу, похоже, нужна была его энергия, а не сам изумруд.
- Но ведь изумруды крадут по большей части из-за их огромной энергии! Насчёт последнего ты сказал глупость. Если бы этот случай был как-то связан с Мастером Изумрудом, поверь, я бы сам справился, не впутывая в данную историю лишних лиц.
- Подожди, кажется я понял! Раз этот тип предупреждал тебя о бедах в будущем, значит он видел грядущие события, иначе откуда бы ему об этом знать? Выходит, что подозреваемый вовсе не исчез, а вернулся в свой мир, точнее, время, предварительно убедившись, что миссия, с которой его послали сюда, выполнена. Получается, что наш “Мистер Икс” вовсе не злодей – он хочет нам помочь и рассчитывает на взаимную помощь.
- И как, интересно он хочет, чтобы мы помогли ему?
Вместо того, чтобы ответить, лисёнок лишь недоумевающее пожал плечами. Осматривать тут больше было нечего и герои решили возвратиться к самолёту, где их уже ждал Сонник. По дороге Тейлз вслух рассуждал над вопросом Наклза – в голову приходили только бредовые мысли, якобы, гепард застрял во времени при перемещении в прошлое и ему не хватило энергии для полного завершения процесса. Этим объяснялось и внезапное появление незнакомца в современном мире – несчастный как-то сумел использовать энергию хаоса, но и её не хватило, в результате чего он, исчезнув, вернулся в своё безвременное пространство. У него появилась редкая возможность, независимо от желания, посещать нужный мир, иными словами, гепард на короткий промежуток времени появлялся здесь в виде голограммы и произвольно исчезал. Бедняга, как бы существовал в обоих мирах одновременно, что и вызвало парадокс. И не смотря на то, что гепард хотел остаться в прошлом, ввиду нехватки энергии его выбрасывало обратно, против своей же воли. Помочь ему можно было лишь с помощью Мастера Изумруда, передав все силы камня в то самое безвременное пространство, где обитал взывающий о помощи. А вот как осуществить такую задумку, Тейлз даже не имел представления. Свои соображения он высказал хранителю и оба сочли их самыми правдоподобными из когда-либо составленных. Когда наши герои рассказали об этих соображениях синему ежу, тот предложил самим отправиться в безвременное пространство с помощью изумрудов хаоса и помочь гепарду. Однако его план не был принят, так как Тейлз сказал, что мощность хаоса позволит вернуть в наше время только одного из героев. Команда зашла в тупик. Пораздумав над проблемой ещё, проникнув сознанием в каждую её деталь, Наклз сообразил новый план. По задумкам ехидны, команда должна была использовать максимальную мощь изумрудов хаоса, чтобы отголоски их энергии ощущались в предыдущих эпохах. Майлзу понравилась высказанная мысль и он принялся за вычисления. В таких ситуациях точность расчётов играла если не важнейшую, то, как минимум, одну из главных ролей. Практически это было возможно, если Сонник и Шэдоу обратятся в суперформы и объединять свои силы, но практически всё обстояло гораздо сложнее. Существовал риск, что даже этой энергии могло не хватить для достижения необходимого результата и тогда вся сила хаос изумрудов могла быть израсходована напрасно. Кроме того существовала другая неувязка – команда имела не все драгоценности для того, чтобы начинать действовать. Одним словом, история только начиналась… Сонник достал один из изумрудов и, подняв его над собой, начал осматривать так, как будто никогда не видел раньше. Затем он произнёс:
- Раз человек в беде, нужно приниматься за дело. Посмотрите на себя – мы все принадлежим одной команде… Команда, которая может всё, если находится в полном составе. Мы нужны миру, значит мы будем действовать.
- Да! – подхватили остальные члены банды и в знак согласия сложили руки.
После этих золотых слов волнение куда-то пропало и на душе стало чуточку теплее… А Мобиус при чувстве братства показался как-то более красочным и лучистым…

0

21

Эпизод 14: бумажные мечты.
Синяя полоса промчалась по Мобианскому ландшафту, испаряясь через несколько секунд. Тот, кто видел данную сцену, уверен, никогда не забудет то, что почувствовал в этот момент. Полоска бешено заражала адреналином, наверное так, как ничто на свете больше не заряжало! По холмам планеты рассекала команда Соника. Куда они торопились? А кто сказал, что они вообще торопились? Сверхзвуковой ёж нёсся со своей обычной скоростью, и никакой спешки тут не было. И ни один поворот, пусть даже до невозможности крутой, не мог заставить зверя замедлить бег. Нашим героям было всё нипочём. Направлялась троица на базу доктора Роботника, так как Соник сказал, что один из изумрудов находится там. По его краткому обоснованию данной точки зрения, драгоценность была отдана врагу в ходе очередной битвы. В то время ёжик ещё хоть как-то мирился с временными преимуществами злого гения, но сейчас понял, что медлить не надо. Теперь дела обстояли намного сложнее, и изумруд уже было не так легко вернуть, как ранее. На пути наше трио не волновали совершенно никакие препятствия: Любые скалы, преграждающие дорогу, разбивались на сотни мелких кусочков ловкими ударами силача Наклза, а бездонные обрывы герои пересекали с помощью хвостов гения Тейлза. Недруги, встреченные в пути, уничтожались фирменным вихрем синего ежа, а на самые труднопроходимые зоны у них всегда имелся альтернативный план действий. Через пару мгновений пред командой во всей красе предстала база Эггмана. Встал вопрос: как пробраться внутрь незамеченными охранными роботами? Главным в разрешении данного вопроса поставили Майлза, потому что лис явно отличался умственной одарённостью в отличие от других членом банды. Было решено идти на риск. Роботов, охраняющих базу, было не так уж много и поэтому некоторые из них охраняли сразу по две-три стороны. План наших героев сводился к тому, чтобы взломать входную дверь в то время, как робот завернёт за угол. На всё про всё у троицы было не более минуты, а этого времени катастрофически не хватало, чтобы проделать данную процедуру. Они представить себе не могли, что случилось бы в случае провала! Всё их путешествие оказалось бы напрасным. Так или иначе, храбрецы дождались пока охранник скроется из виду и приступили к операции. Соник бесшумно домчал друзей до двери, а Тейлз принялся взламывать установленный на ней электронный шифр. В случае трёх неудачных попыток по всей окрестности прозвучала бы боевая тревога и из компании Соника в момент сделали бы отбивную. Лис изо всех сил старался действовать как можно эффективнее. Первая комбинация была отвергнута системой защиты. Ехидна припал к земле и напряг слух. Робот уже спешил обратно. Об этом говорили его отчётливые шаги, доносящиеся с каждой секундой всё сильнее и сильнее. Открыть дверь по-прежнему не удавалось. Герои надеялись на Прауэра и подбадривали, как только могли. Наконец, эхо шагов достигло предельной громкости, и троице уже было нереально успеть взломать систему. Команда услышала, как охранный робот повернулся в их сторону. Ещё несколько шажков… Бот остановился и словно сам себе выдал отчёт, - “Сканирование местности на наличие противника. Враг не обнаружен”. Затем металлический охранник развернулся на сто восемьдесят градусов и пошёл по заданному программой маршруту по второму разу. После высказанных роботом слов, у наших шпионов словно гора с плеч спала. Неужели, бот Эгга не заметил притаившихся за деревянным ящиком Соника, Тейлза и Наклза, что лежал на складе среди куч других, по всей видимости, абсолютно ненужных ящиков? Как бы там ни было, будем считать, что нашим героям круто повезло, и у них появилась ещё минута дополнительного времени. Данный шанс Майлзу терять не хотелось и поэтому, сразу после того как робот зашёл за угол он вновь принялся за взлом. Второй набранный код также оказался неверным. Оставалась последняя попытка. Конечно, Наклз мог просто выбить дверь, но тогда бы поднялся шум, а шуметь на базе недоброго гения было никак нельзя. Время поджимало. Вряд ли команде Соника могло повезти дважды. Вконец отчаявшийся Тейлз нажал первое, что пришло ему в голову, и что бы вы подумали? Дверь открылась! “Никогда бы не подумал, что глупый Эггман закодирует все двери под своё имя!”, - пронеслось в голове лисёнка и друзья зашли внутрь. Впереди простирался длинный серебряный коридор. По стенам и потолку проходило много разных труб и проводов, что придавало месту довольно фантастическую окраску. Любой вздох отражался в виде эха от стен данного помещения, так что было в какой-то мере даже страшновато бродить тут. Идеальная тишина тоже настораживала. Свет в коридоре был слегка приглушён, а это предавало местности ещё больше мистики. Вскоре показались камеры наблюдения, прикрученные к верхней части помещения. Они беспорядочно вращались в надежде засечь постороннего. Первым их присутствие заметил Майлз… И вовремя заметил, иначе через секунду другую они бы оказались уже пойманными. Следуя плану, дальше Соник должен был идти один. Ёж не хотел возиться в камерами, чтобы отключить их не вызвав тревоги, а решил лучше пробежать и взять дальнейший ход операции на себя. Как и ожидалось, ему это удалось с небывалой лёгкостью. Коридор раздваивался в конце и каждое новое помещение в свою очередь тоже делилось на несколько путей. Образовывался некий лабиринт. Ёж понятия не имел, где Роботник мог прятать изумруд. Вдруг, повернув за один из углов, Соник увидел хозяина базы, направляющегося к какой-то комнате. Сверхзвуковому герою повезло – Эггман не заметил, как он проскочил. Наш шпион принялся следить за врагом. Когда Соник преследовал Роботника, он совершенно случайно оступился и упал на пол, но, как бы это причудливо не выглядело, противник даже не повернул головы в его сторону. Эгг был чем-то занят. При ходьбе он опускал голову вниз и сердито бурчал себе под нос какие-то неразборчивые слова. В любом случае, синему ежу это сыграло на руку, и он продолжил следить за врагом. Вот, злодей остановился перед большой железной дверью и набрал секретный код. Им конечно же было слово из шести хорошо известных нам букв. Дверь медленно начала подниматься. Соник решил воспользоваться случаем и на всей скорости промчался под ещё не до конца открывшейся дверью. Вслед за ним в комнату вошёл Эггман. Не зажигая света, он подошёл к центру , где находилась какая-то машина. Признаться, размеры её впечатляли. Постоянное гудение, исходящее от неё, иной раз заставляло встряхнуть головой, чтобы отпугнуть надоедливый шум. Таким сооружением было нельзя не восхищаться! Постояв около этого чуда и убедившись, что все показатели машины в норме, создатель пробубнил что-то вроде, - “Скоро моя пушка разнесёт все земли и я наконец-то смогу построить на образовавшихся руинах свою империю. Однако для её постройки мне понадобится куча сил…”, и, развернувшись, покинул комнату. Соник остался внутри. Как только Эгг покинул помещение, ёж подобрался к механизму поближе. Вся правая часть машины была в сплошных электронных кардиограммах; вся левая часть усеяна кнопками и рычагами. От неё веяло злом. Наш герой нисколько не сомневался в том, что она была создана не для добрых целей. Посреди этих кнопок и кардиограмм за стеклом ёж увидел покоящийся изумруд хаоса. Вероятно, он был для механизма источником энергии.  На стенах ёж обнаружил некие висящие карты и чертежи, на которых был изображён план уничтожения Стейшн Сквера. Роботнику было необходимо помешать! Соник уже вот-вот бы взял изумруд себе, если бы не внезапно послышавшиеся шаги в коридоре. Они были торопливыми – похоже, тот, кому они принадлежали, очень торопился. Ёж застыл в ожидании чего-то ужасного… К великому счастью и не менее великому удивлению в комнату никто не зашёл – неизвестный промчался мимо. Буквально несколько секунд Соник ещё оставался стоять ошарашенный около механизма. Затем послышался звук битого стекла. Заработала тревога. Услышав вопли сирени, в помещение ворвались боевые роботы во главе с самим Эггом. Кардиограммы машины ничего не показывали, и она уже не гудела больше. Изумруд хаоса был похищен. Как только злодей понял в чём дело, то отдал приказ максимально усилить патруль и напрочь перекрыть все выходы. По его расчётам враг ещё не должен был уйти с базы. В чём в чём, а в этом Роботник оказался прав. Соник и остальные по-прежнему оставались на базе. Заполучив драгоценность в свои руки, трио пожертвовало собой. Откуда ни возьмись, позади наших героев появилась толпа ботов, жаждущих расправы над ворами. Команда помчалась в вперёд. Десятки камер принялись стрелять по мишеням лазерами, которые были встроены в систему. Со всех сторон слышались взрывы. Вот, прямо на них высыпалась ещё одна армада ботов. Казалось, бежать было уже некуда… Но тут, всего лишь одна фраза, произнесённая Тейлзом, вернула компании уверенность. Крикнув: “Держитесь за меня”, Маленький лис поднял Соника и Наклза в воздух и осторожно пронёс над недоброжелателями. Затем, резко спрыгнув на пол, троица понеслась дальше. До выхода уже было недалеко. Глаза горели надеждой. Но не смотря ни на что, толпа роботов не отставала. Прямо перед выходом на волю из-за стены медленным и ровным шагом вышел огромный бот. Он загородил нашим путникам дорогу. Теперь, уходить от врага было бесполезной тратой времени. Воры были пойманы.
- Я знал, что это ты, Соник. Я был уверен, что именно ты похитил у меня изумруд. Вечно ты встаёшь у меня на пути! Но на этот раз провала не будет! Скоро все вы будете преклоняться предо мной  и просить пощады. Ну, это так, небольшое лирическое отклонение… А сейчас, отдай мне изумруд, - окликнул синего ежа знакомый голос.
- А что если… - задумчиво произнёс отчаявшийся ёжик, вертя в руках драгоценность.
Лишь прозвучала эта фраза, весь мир остановился. Роботы неподвижно стояли на своих местах. Неторопливо опускавшаяся дверь теперь застыла. Всё С как вкопанные, увидев данное зрелище. Никто, даже сам Соник, не мог поверить, что на такое способен кто-то ещё, кроме Шэдоу. Тем не менее, путь на свободу был открыт, и команда с превеликим удовольствием использовала возможность сбежать. Соник, Тейлз и Наклз проползли под почти опустившейся дверью и были на свободе. Тем не менее, считать, что все беды позади было ещё рано, ведь действие хаос контроля очень сильно ограничивалось временем. Он не заставлял своих жертв терять память и Роботник сразу же, после истечения срока действия изумруда, помчался бы вдогонку за нашей командой.
Ада подошла к одному из деревьев и нежно приложила к нему свои руки, склонив голову. Хог понимал, что находится в пустом мире, где не может быть ничего, кроме них, но почему-то в этот момент отовсюду слышались самые грустные звуки, какие только могли быть. Скорее всего они являлись лишь плодом его воображения, однако, с наглостью доказывать то, что данное звуковое сопровождение было не настоящим, а оказалось только выдумкой, тоже не представляло собой правильного поступка. Затем, медленно приподняв опущенную к земле голову, лисица бросила свой взгляд на гепарда. Этого взгляда Хогарт ещё никогда не видел на её лице. Он был таким трагичным и эмоциональным, словно всё человечество передало все свои печали маленькому несчастному существу. Создавалось впечатление, что от переизбытка грусти лисицу вот-вот разорвёт на части. Не смотря на это, она старалась держать себя в наиболее спокойном состоянии. Ада пронзала насквозь Хога своим видом. Наконец, не меняя положения, она тихо, но вместе с тем внятно, произнесла:
- Ты можешь видеть это дерево? В нём нет абсолютно никакой жизни – его душа замёрзла в коварных льдах беспощадного времени. Оно мертво, как, впрочем, и всё в этом мире. Мы тоже будем, как эти деревья, если не найдём отсюда выхода.
- А ты уверена, что отсюда вообще есть выход? – сорвался Хог, но потом, поняв, что переживает Ада, непременно добавил, - Извини… Забудь то, что я сейчас сказал – твои волнения по данному поводу просто смехотворны. Конечно же, мы выберемся отсюда, в том нет никаких сомнений, и быть не может. Я уверен – выход есть, просто мы его не замечаем…
Он подошёл к несчастной и, не спеша, обхватил лапами её талию, заставляя поверить в то, что нет причин для беспокойства, но лисица по-прежнему предчувствовала что-то неладное. Не удивительно, ведь не у каждого выдержат нервы после пребывания в совершенно безжизненном мире столько дней подряд! Да, бесспорно, время остановилось, но это не значило, что его жители не переставали стареть. Скорее даже напротив, с каждым новым часом, с каждой новой минутой, проведённой здесь, красота безвозвратно покидала наших героев – мир медленно, но верно убивали их. Подумав об этом, Хог понял, что принимать решение нужно именно сейчас. Каждый последующий миг мог забрать у него шанс на выживание. Гепард направился к знакомой пещере, где уже бывал однажды. Надпись, увиденная Хогартом здесь, не давала ему покоя. Наш герой не смел ни на мгновенье расслабиться, и отвлечь себя от беспокойных мыслей. В дороге Хога посетило одно очень неприятное, но сильно врезавшееся в память воспоминание.
Дело было достаточно давно – ещё в школьную пору. По красивой, ровно покрашенной лестнице, к учебному кабинету поднимались два друга… Два закадычных друга, одним из которых являлся Хогарт. Сейчас сложно припомнить, на какой именно предмет собирались идти друзья, важно только то, что на нём была устроена контрольная работа по всему пройденному материалу. Оба друга серьёзно готовились к такому случаю, учили разные правила и вычислительные формулы. Зайдя в кабинет и увидев повторяющих по книгам материал учебников, они заняли свои места. Вот прозвенел злосчастный звонок, символизирующий начало урока, и в одну минуту с ним в класс вошёл учитель. Началась контрольная. По всей видимости, многие из учащихся не были подготовлены к работе, и поэту использовали для её написания различные махинации. Хогарт же работал честным путём, не прибегая к подсказкам. На время работы, хитрый учитель рассадил класс по своему личному усмотрению. Возможно, этим он хотел заставить учеников думать, а не глупо списывать, обманывая, в первую очередь, самого себя. Сначала всё шло более, чем нормально, но когда урок подошёл ближе к середине, ситуация изменилась. Друг Хога, скорее всего из-за волнения, забыл ответ на один простенький вопрос. Изрядно почесав затылок и сделав несколько неудачных попыток всё-таки вспомнить ответ, но так ничего и не придумав, друг обратился за помощью к Хогарту, а точнее, за подсказкой. Гепард очень дорожил их дружбой, и, естественно, был не в силах отказать. Приятель Хога тихо прочитал задание и тот, чуть-чуть пораскинув мозгами, шепнул ему решение. Друг, в свою очередь, поблагодарил Хога за то, что он его выручил и радостно воскликнул, произнеся что-то, в роде, - “Ну конечно же! Как же я мог забыть об этом!”, точно как какой-нибудь изобретатель, только что сделавший гениальное открытие. А в это время, пока наш гепард отвёл напряжённый взгляд от рабочей тетради в сторону приятеля, ученик, сидевший рядом с Хогом, незаметно подсунул ему шпаргалку. С какой целью он сделал это, выяснять не было смысла, известно только, что, вскоре, Хог был замечен с этой бумажкой преподавателем. Вообще, учитель был человеком строгим, не поддающимся чувствам и направленным в своём деле только на обучение. На его лице никто никогда не мог видеть улыбки или, хотя бы её приближённого подобия; его никто никогда не встречал на праздничных мероприятиях. Смех и всё с ним связанное было чуждо этому человеку, поэтому не было ничего странного в том, что он, выхватив шпаргалку, даже не дал доказать Хогарту свою непричастность к данному делу; свою невиновность. Повысив свой и без того страшный басовитый голос, он разорвал свёрток бумаги и велел провинившемуся покинуть класс. Сам же Хог даже не понимал, в чём дело, он чувствовал подставу, но и предположить не мог, с чьей стороны она была сделана. В любом случае, ему пришлось встать и направиться к выходу. По пути нашему несправедливо обвинённому кто-то из особо развязных учеников подставил подножку. Само собой, Хогарт, не успев так быстро среагировать и обойти ловушку стороной, попался в жестокий капкан и упал на пол. Боль? Да что там говорить о боли… В сие же мгновение он услышал звонкий смех, доносящийся со всех сторон и адресованный, как вы уже наверное догадались, ему. Приподнявшись и осмотревшись, Хог был в диком ужасе – все, абсолютно все смеялись над его падением… Даже его закадычный друг. И никто даже не задумывался о его чувствах; никто даже не подумал, что Хогу сейчас было больно… Нет, не снаружи… Больно внутри… Он стал посмешищем на глазах всех. Хог ушёл, хлопнув дверью, и возвращаться обратно ему совсем не хотелось. Именно в этот момент он окончательно убедился в том, что настоящая дружба давно умерла, и что люди вконец разучились быть людьми. Подбрасывание шпаргалок, подножки, а может и отвлекающий манёвр, теперь уже бывшего, друга, - ну конечно, всё было подстроено заранее… Ради того, чтобы просто весело посмеяться.
Воспоминание, явившееся Хогарту, заставило его взять себя в руки и показать, на что он способен. Спустя все эти годы, нелюбовь к обществу, непонимающему элементарных норм морали сохранилась в пятнистом сердце и по сей день. Тут, на дороге нашего героя показалась пещера. Гепард, не переводя дыхания, прошёл внутрь. Он решил вновь обратиться к наскальной надписи и разобраться в происходящем. Как и следовало ожидать, ни месторасположение, ни содержание надписи за время отсутствия Хогарта не изменилось. Он перечитывал её сотни раз, пока не увидел странную подпись, оставленную внизу. При прошлом визите в это место, гепард не заметил данной подписи. Внимательно присмотревшись к ней, наш пятнистый герой был шокирован – она составляла точную копию родимого пятна Хогарта. Ни у кого на Мобиусе больше не было отпечатано цифры “Двенадцать” на плече, по крайней мере, чтобы она выглядела в точности как эта. Теперь хищник всё понял – сообщение, которое он увидел здесь, было написано с расчётом на то, что именно он и именно вместе с Адой попадёт сюда, и, рано или поздно, отыщет данную пещеру. Автор таинственной надписи прекрасно знал будущее наших героев – он знал, что настанет час и они окажутся тут. Ещё бы, ведь этим автором… Был сам Хог… А вернее тот, кем он являлся в прошлой жизни. Похоже, что в уже отшумевшей жизни, наш гепард побывал здесь, а что с ним случилось, раз он оставил совет на лучшее будущее, оставалось загадкой. “Приехали”, - подумал Хогарт и, не поверив своим глазам, ещё раз сравнил символы…

0

22

Эпизод 15: кросс на дно.
Команда Сонника направлялась на остров Ангела с целью собрать все изумруды вместе. Сразу поясню: Наклзу, как хранителю драгоценностей, данные камешки были вручены на сохранение, и, надо отметить, что это было довольно надёжным местом, ведь за всё время, пока они пребывали у ехидны, почти не одного случая кражи не наблюдалось. Поставленная перед нашими героями задача была выполнена, и поэтому, летя в сторону острова, вдыхаемый ими воздух казался им как-то по-особенному приятным, а встречный ветер мягким и игривым; совсем не так, как казалось по дороге на базу Роботника. Хорошее настроение сильно отражалось на Майлзе и Соннике, но судя по Наксу, было трудно различить его духовное состояние. Сидя на самом заднем месте самолёта, он, с полузакрытыми глазами и нисколько не заинтересованном в чём-либо выражением лица, разглядывал изумруд хаоса. “Такой маленький камешек и какова цена за возможность его приобретения! Из-за этого чуда мы чуть не погибли. Стоило ли рисковать жизнью ради него? Стоило… Держу пари, никто бы из простых жителей нашей планеты даже и подумать не мог, что в такой маленькой вещице заложена такая огромная сила! Сила, усиленная сердцем…”, - вот о чём думал ехидна, осматривая камень. Тут бедняга ёж, видимо, почувствовал острую нехватку адреналина в крови и забрался на крыло самолёта. Он делал это каждый раз, когда на борту было нечем заняться или просто хотелось экстремальных ощущений, поэтому отговаривать его от совершения, казалось бы, до невозможности сумасшедшего трюка, никто не стал. Вот только, когда сверхзвуковой герой прыгнул на крыло, Тейлз, никак не ожидая такого развития событий, слегка тряханул ”Торнадо” и изумруд хаоса, который до этого всю дорогу рассматривал Наклз, вывалился из его рук и полетел вниз. Только сейчас Сонник подумал, что хорошо было бы предупредить пилота самолёта, перед тем как совершить прыжок, но теперь было уже поздно. Драгоценность всё дальше отдалялась от них. Ну, а нашим легкомысленным друзьям только оставалось с сожалением смотреть на стремящийся к морю камень. Когда изумруд выпал, Сонник и остальные как раз пролетали над бескрайними просторами изумрудного моря. Герои переглянулись. Их мысли пересеклись. Виной всему оказался синий ёж. Виновник напрочь отказался прыгать в воду в надежде достать драгоценность, более того, его бросало в дрожь, когда он представлял себя в море. Наклз хотел прыгнуть первым, но Майлз отговорил ехидну, настаивая на том, что с данной высоты несчастного просто разорвёт на части, когда он упадёт в воду. Умный лис попытался как можно ближе подлететь к морю. Сонник постоянно указывал приблизительное место, куда упал изумруд, чтобы остальные не забывали, где именно его нужно искать. Когда высота полёта снизилась до предела, хранитель подумал, что нужно приступать к делу. Добровольцем он пошёл лишь потому что его, как он сам выразился, считал провинившемся в сложившейся ситуации именно себя, так как неаккуратно обращался с камнем и позволил ему “убежать”. Пора стояла летняя и вода в море была достаточно тёплой, для того чтобы купающиеся могли спокойно погружаться в его недра. Вода была очень чистой для моря. Её цвет действительно обладал зеленоватым оттенком, что вполне оправдывало название водоёма. Путешествуя под водой, страж изумруда встречал множество разных его жителей. Среди них были не только всем известные караси и окуни (или очень похожие на них рыбы), но и представители экзотики, такие как камбала и рыба-ёж. Порой тут можно было увидеть даже такие чудеса природы,  которым просто-напросто не находилось названия! Данный мир оказался настолько увлекателен своими бесконечными сюрпризами, что Наклзу даже хотелось побыть денёк другой в облике какой-нибудь рыбы и в полной мере почувствовать подводную жизнь. Однако ехидна был наземным существом и для жизни ему требовался свежий воздух, так что ему, как ни крути, периодически приходилось выныривать и жадно глотать кислород. Пожалуй, вышеописанная зависимость представляла для Накса главную проблему в добывании изумруда. Бедняга никак не мог доплыть до морского дна, где, наверняка, уже покоился волшебный камешек, - настырные лёгкие, словно назло хранителю, постоянно требовали заполнения чистым воздухом. Тем временем, Прауэр тоже не скучал. Пребывая на суше, он предполагал, что Наклзу может не хватить запаса кислорода, чтобы добраться до дна водоёма и думал над альтернативным планом на случай, если ничего не поможет. Сонник всеми доступными средствами пытался помочь лисёнку в его сложном деле, одновременно с этим пытаясь загладить свою вину. Подавая ему разные инструменты, ёж уверял приятеля, что если бы изумруд затерялся где-то на суше, он бы с лёгкостью нашёл потерянный камень. Однако лиса такие речи ничуть не успокаивали. Наконец, из воды вышел, весь мокрый, Накс, который сходу заявил, что больше не намерен лезть в морские глубины не под каким предлогом. Тейлз мог его понять. Один единственный, ехидна путешествовал по подводному царству изумрудного моря, выкладываясь по полной программе, в то время, как все остальные сидели на суше е еле-еле шевелили пальцем с целью что-то предпринять – со стороны Наклза это выглядело, как минимум, невежливо. Сонник же боялся даже смотреться в морские воды, куда уж там, совершить подвиг! Синего ежа пробирало до костей лишь от одного упоминания данного слова. После долгих раздумий над тем, как изобрести что-нибудь полезное, лисёнок, наконец, вспомнил, что в его “Торнадо” встроена модификация, которая позволяла путешествовать под водой. Команда оживилась. Тейлз нажал в кабине самолёта на маленькую синюю кнопочку, хитроумно запрятанную среди остальных кнопок, и летательный аппарат начал трансформироваться в некое подобие подводной лодки. Теперь Соннику уже было негде заряжаться адреналином, испытывая вкус экстремальных ощущений. Сразу же после полного завершения трансформации “Торнадо”, друзья начали погружаться. Погружение шло довольно медленно, потому что Майлз опасался за состояние корабля при резком перепаде давления и прочих мелочей природы. Синий ёжик с трудом переносил откровенную медлительность погружения – он, как самое быстрое существо в мире, не терпел тормозов. За стеклом самолёта-амфибии можно было лицезреть всю красоту моря. Увиденное нельзя было описать словами. Больше всех неведомому миру удивлялся Сонник, так как у него был великолепный шанс провести время под водой, при этом, даже не подмочив иголок. А если учесть то, что он и близко к воде почти никогда не подходил, водяное царство казалось ему особенно интересным. Повезло нашим путешественникам и на том, что никаких особо опасных хищных рыб, типа акул или пираний, на их пути не встретилось. Чем глубже наши герои погружались, тем темнее становилось за бортом. Но оно и понятно, ведь лучи Солнца не могут проникать куда угодно и некоторые места оставались неосвещёнными. Тейлзу пришлось включить прожекторы, удобно прикреплённые к чудо-самолёту. Желаемого результата от их активирования достигнуто не было – осветительные приборы по каким-то причинам страшно барахлило и из-за этого видеть окружающую их обстановку было трудно. В водах поглубже уже не водилось рыб, которых можно было увидеть у поверхности. Многие из них быстро расплывались, как только Тейлз наводил на них свои световые прожекторы. Видимо несчастные не привыкли видеть дневной свет, и относились к нему как к необычному явлению. Со временем корабль начинал всё сильнее и сильнее издавать “ржавые” звуки. Так на него действовала толща воды. Данная реакция являлась чем-то вроде предупреждения о том, что силы противостояния транспорта натиску воды были практически на исходе. Иными словами, погрузись наши герои на сотню другую метров поглубже и самолёт бы дал течь. Соннику и остальным сказочно повезло – на их пути уже как раз виднелось морское дно. Оно было усеяно разноцветными кораллами и водорослями, отчего смотрелось более, чем просто хорошо. По влажному песку ползали крабы. Теперь дело обстояло за Наклзом. Ведь никто иной, как он, так остро ещё не мог чувствовать изумруды хаоса. Чутьё подсказывало ему, что драгоценность находится где-то поблизости. Ехидна смело взял на себя роль штурмана и начал указывать Майлзу, в каком направлении надо двигаться. Разумеется, в такой темноте нелегко давалось различить блеск изумруда, но делать было нечего, и друзья ловили шансы, какие только могли. Вот, они, наконец, нашли то, что искали. Волшебный камень лежал на морском песке среди всей живности, населяющей водоём. Но стоило троице приблизиться к желанному изумруду, как его проглотила большущая рыбина, проплывающая рядом, и, видимо, перепутавшая его с пищей. Чудовищная тревога по поводу камня не могла не заставить наше трио не погнаться за рыбой и не попытаться вытащить изумруд хаоса. Не смотря на то, что рыба была больших размеров, плавала она со скоростью изворотливого малька. Чтобы угнаться за такой, требовалось немало усилий. В принципе, техника Тейлза позволяла набрать необходимую скорость, но вот беда – как раз в этот самый момент случилось то, чего так сильно опасался лис – корабль дал течь. Нужно было срочно выбираться на поверхность… Вопрос стоял между жизнью и смертью, так что наши путешественники не стали гнаться за рыбиной, а лучше решили спасти свои шкуры. Благодаря тому, что трещина на борту была вовремя замечена, приятелям всё же удалось выбраться на поверхность. Пока трещина была ещё маленькой, Прауэр хотел быстро убрать её и возвратиться к погоне, но, как назло, материалов, необходимых для заделывания данной дыры под рукой не обнаружилось. Наклз тоже не думал отчаиваться – он пытался использовать свою способность к чутью драгоценностей на максимальном расстоянии и , при возможности, взять след после починки. Однако чутьё Накса становилось слабее с каждой минутой. Казалось, ещё пару мгновений, и оно вообще бы отказало. Времени на починку самолёта не было, поэтому Тейлз решил трансформировать свой транспорт обратно и продолжить погоню за рыбиной уже не под водой, а в воздухе. Даже с образовавшейся в летательном аппарате трещиной, для лиса не было проблемой совершить взлёт, ведь над уровнем моря вода уже не могла затечь туда! Итак, преследование продолжалось. Ехидне было слишком тяжело успевать следить за местонахождением объекта, поэтому он попросил лиса немного сбросить скорость. По весьма странному стечению обстоятельств поиски драгоценности привели наших героев на сушу. У Сонника никак не укладывалось в голове, каким образом могло получиться, что рыба, живущая всю свою жизнь среди синей жидкости, называемой водой, может попасть на сушу!? Не понимали этого и остальные члены банды. Посчитав такое невозможным, Тейлз и Сонник сначала подумали, что хранитель ошибся в своём чутье, однако, после того, как он несколько раз перепроверил координаты и пришёл к тому же ответу, друзья поняли, что творится что-то совсем непонятное. В любом случае, координаты, выданные Наклзом, нужно было проверить на наличие изумруда хаоса, и именно поэтому молодой Прауэр стал снижаться. Через несколько минут троица ступила на землю. Они огляделись – дорога привела их в Мистические джунгли. Густая растительность покрывала всё основание джунглей, отчего они казались особенно сочными и незабываемыми. Тропический воздух было непривычно вдыхать в свои лёгкие, он был на удивительность влажным. Хотя, с другой стороны, я считаю, обитающие в данной местности люди и звери, также, оказавшись на территории, скажем, Стейшн Сквера, сочли местный воздух непригодным для попадания в лёгкие. Тем не менее, в отличие от центра города, здесь куда лучше обстояли дела с чистотой воздуха, что являлось большим и жирным плюсом для обитателей джунглей. Пожалуй, никто больше в радиусе пятисот километров не мог в полной мере насладиться всеми прелестями кристально чистого кислорода, как эти счастливые жители. Соннику вновь пришлось сторожить самолёт до возвращения Майлза и ехидны Наклза. Лису с трудом удавалось поверить в то, что то действительно стоял и ждал их прихода… Но ведь перед ним был герой, способный к чудовищной выдержке! “Самое быстрое существо”, как многие его заслуженно величали, никогда не снижал своей скорости до отметки, равной скорости звука (поэтому он и был сверхзвуковым), а тут раз тебе и ноль километров в час! В общем, Наклз чувствовал изумруд вполне чётко, а это означало ничто иное, как то, что драгоценность близка к ним. Разноцветные пташки, сидящие на ветках местных тропических деревьев и мило чирикающих во всё горло, придавали хранителю такое впечатление, будто это были стеклянные игрушки, умело развешанные на летних ёлках, и создавало праздничное настроение. Из переплетения птичьих голосов складывалась несколько своеобразная мелодия, точно вписывающаяся в атмосферу тропиков. Вроде бы ноты, издаваемые существами, были сравнительно незадачливыми, но, тем не менее, они так сильно просачивались в сознание, что заставляли запомнить данную мелодию надолго, как будто гипнотизируя нашего героя. В конце концов, дорога привела путников к деревянному дому кота Бига. Ни Тейлз, ни Наклз не могли поверить своим глазам. Никто из них и не ожидал даже, что чутьё стража изумруда приведёт их именно сюда. Пробравшись чуточку ближе, друзья заметили и самого хозяина постройки, расположившегося около своего жилища. С огромным аппетитом обгладывая пойманную добычу в образе большущей рыбы, этот кот так увлёкся едой, что не заметил гостей. Нашим героям тоже было как-то неловко отрывать Бига от его любимого занятия, но время требовало действия. Постучавшись в стену хижины, друзья привлекли к себе внимание кота. Всё это происходило за спиной Бига, поэтому визит для него оказался крайне неожиданным. От неожиданности, он чуть не подавился пищей. Затем, немного отойдя от данного состояния, толстый кот спросил:
- Как дела?
- А ума-разума не хватило, чтобы сперва поприветствовать гостей? – вскипятился ехидна.
- Перестань возмущаться, Наклз. У нас нет времени на посторонние разговоры, - сделал попытку успокоить Наклза Тейлз.
- Ладно, ладно. Слушай, как тебя там, ты не видел здесь поблизости изумруда хаоса? – обратился к Бигу Накс.
- Думаю, “изумруд хаоса”, - слишком сложное название для него, - шепнул Майлз ехидне, а потом, повернув голову в сторону кота, продолжил истолкование, - вы не видели где-нибудь зелёного камня, блестящего в лучах Солнца? Он был ростом примерно с мою ладонь.
- А-а.. Вы говорите о странном камне, который я обнаружил внутри рыбы? Я выловил её совсем недавно и только что доел, а из-за этого проклятого камня я чуть не лишился зуба, когда ел рыбу, - проговорил кот.
- И где этот камень находится сейчас? – поинтересовался Прауэр.
- Я решил выкинуть этот противный камешек куда подальше, после того как он причинил мне боль, - сообщил рыболов и указал своей массивной рукой сторону, куда был брошен изумруд.
После этих слов, лисёнок еле оттащил вдруг набросившегося с кулаками на кота Наклза. Затем маленький гений поблагодарил Бига за оказанную им помощь и, предварительно попрощавшись, двинул в поход за уже практически найденным камнем. Не смотря на то, что по большому счёту, толстый кот спас их, ехидна всё равно изо всех сил рвался ударить несчастного. Ведь если бы он не поймал рыбу, съевшую изумруд хаоса, кто знает, где бы она могла быть сейчас? Как ни крути, а в этой ситуации наши друзья были многим обязаны рыболову и простого банального “спасибо” за такой подвиг было недостаточно. Драгоценность лежала в кустах на расстоянии пяти метров от хижины кота. Подобрав её и обратив внимание на тяжесть, Наклз ощутил всю силу камня. Необходимо было возвращаться на остров Ангела. Чтобы подобного случая не повторилось в будущем, Наклз передал драгоценность синему ежу при встрече. Проблем при взлёте самолёта не нашлось, так что дальше дела пошли как по маслу. Погода была в самый раз для длительных полётов. Описывать сам дальнейший полёт я не собираюсь, так как дорога прошла быстро и незаметно, без приключений. Причалив к берегу острова, друзья послали Соника за Шэдоу, а сами направились к алтарю, где прятались остальные изумруды хаоса. Приближался торжественный момент… Взойдя на ступени великого алтаря, ехидна ещё раз убедился в том, что все камни на своих местах и положил рядом с ними седьмой. В тот же миг он заметил полупрозрачную, почти невидимую искру, которая быстро пробежала по каждому из изумрудов. Видимо, это был первый признак того, что они связались друг с другом своей непокорной энергией. “Когда мы вместе – мы непобедимы”, - вспомнил ехидна слова Соника, призывавшего команду к объединению, когда лицезрел реакцию семи камней, находившихся вместе. Чем дольше драгоценности держались рядом, тем больше скапливалось, образованной им энергии, как, впрочем, и наша несравненная команда, лидером которой являлся сверхзвуковой ёжик. Чем дольше они работали в команде, выручая друг друга из беды, они становились гораздо сплочённее. И эта сплочённость, крепко державшая их рядом, уже не позволяла сообществу распадаться. Ведь иногда, только находясь в содружестве, в герое начинали просыпаться уникальные способности. Думать о данном направлении, развивая мысли всё дальше и дальше, Наклз мог бесконечно, если бы не тяжело вздохнувший лис, который вернул его к реальности. На каком основании Майлз так тяжело вздыхал? Скорее всего, он боялся, что оперция может пройти совсем не так, как нужно, и, возможно, вместо того, чтобы спасти затерявшегося во времени гепарда, друзья попадут в ещё большую беду, чем он. Что ж, гарантии не было, а это создавало риск. Вот, на горизонте показались два ежа. Один из них был синего цвета, другому же принадлежал чёрный. Даже с такого относительно дальнего расстояния наши Тейлз и Накс быстро определили, кто есть кто. Эти двое пришли изменить ход истории. Они хотели сделать невозможное. Медленно поднимаясь по ступенькам алтаря и, тем самым, замедляя время перед началом процесса, герои как будто бы создавали более волнующую атмосферу. “Похоже, что попасть в безвременное пространство и застрять в нём – вещи совершенно разные. Ах, если бы я только мог вернуться на полвека назад и изменить всё… Но это лишь мечты. Энергии хаоса никогда не хватит, чтобы перенести меня на такой огромный промежуток времени в прошлое. Это невозможно…”, - думал Шэдоу, восходя на высшую точку алтаря. “Что это за чувство? Страх? Довольно интересное ощущение, жаль мне не доводилось чувствовать его раньше. Так чего я боюсь? Неужели сей момент заставил меня почувствовать неуверенность в себе? Боже, моё собственное сознание предательски выдаёт меня… Нужно как следует взять себя в руки”, - думал Соник, восходя на высшую точку алтаря. Наконец, ежи добрались до верха алтаря и, встав друг напротив друга, начали медленно подниматься в воздух. При этом вокруг них начали кружиться семь изумрудов хаоса, олицетворяющие великую силу. Постепенно, синяя окраска Соника поменялась на ярко-золотую; окраска Шэдоу стала серебряной. Ёжики закрыли на минуту глаза, пытаясь проникнуться всей душой и телом в великую силу хаоса, а когда открыли, в зрачках отражалось дикое могущество… Они были готовы разрушить оковы времени прямо сейчас.

0

23

Эпизод 16: формула свободы.
Теория Хогарта о том, что в безвременном пространстве может находиться помимо Хога и Ады ещё кто-то, кому принадлежат те таинственные письмена, спрятанные внутри пещеры, окончательно провалилась. Вместе с ней в бездну провалились все надежды на лучшее. Хог уже не верил в то, что действительно сможет одержать победу над оковами времени, но и в то же время не мог сообщить эту грустную новость Аде. Гепард просто не представлял, какова будет реакция лисицы на данное известие. Ведь он сам же долгое время внушал ей, что выход существует в любой ситуации, и даже если ты не можешь ничего поделать, чтобы изменить что-либо к лучшему – просто верь в торжество справедливости, а тут раз и “Мы останемся здесь навсегда, дорогая”. Скажи бы эти слова вслух, Хогарт бы навсегда потерял наивное доверие лисицы. Мир, окружающий Хога, к тому времени уже стал привычным для него. Возможно, даже ад после некоторого пребывания на его просторах казался бы привычным. Но что может быть ужаснее, чем привыкнуть к вечной боли и мучениям, и уже не замечать их? Даже смерть казалась приятнее. Совершенно запутавшийся в плане своих дальнейших действий, гепард со всей силы ударил кулаками по скалу, где находилась пророческая надпись, и приложил голову к стене. Камень, как и следовало ожидать, был довольно крепким. Он убрал одну из лап от скалы и обнаружил на том месте сантиметровую вмятину в виде кровавого отпечатка. Рука была разбита от сильного удара. Но Хог практически не чувствовал этой боли – его терзала внутренняя боль. Душа болела намного сильнее тела, и от этого неприятного чувства было нигде невозможно спрятаться. Нет ни будущего, ни прошлого, ни настоящего… Нет ни утра, ни дня, ни ночи… На землю не падает ни дождь, ни град, ни снег… Нет и никогда не будет больше. Хогарт знал об этом, но сейчас он бы всё отдал за то, чтобы даже не подозревать об этих вещах. Наш пятнистый друг чувствовал то, что может чувствовать ясновидящий, знающий точную дату своей кончины. В данный момент, гепард воспроизводил в своей голове все наиболее яркие воспоминания, как будто проводил итоги своего бытия. Не думал ли он, что на этой катастрофически трогательной ноте истории пришёл конец? С другой стороны, в жизни Хога было много трудных ситуаций, когда иной человек на его месте уже давно бы отчаялся и посчитал, что настало время поднять над головой белый флаг, из которых он всё же находил выход, так почему же эта является исключением? Гепард устал видеть сумрак – ему хотелось вспомнить свет, тепло солнечных лучей. Почему-то, внезапно проскользнувшая мысль о Солнце, напомнила Хогу Аду. Нужно было покидать пещеру, тем более, здесь уже нечего было делать. Всё, что надо было узнать, гепард уже узнал. На полпути назад он встретил Аду.
- Хог, где ты был? Господи, что с твоей лапой? Ты посмотри, она вся в крови! Объясни, наконец, что происходит? – заговорила лисица при встрече.
- Это? Всё это мелочи – и не такое бывало, как видишь – жив, здоров. А объяснять тут нечего… Просто мне какое-то время нужно было побыть одному, - запинаясь в своём ответе, сообщил Хогарт, подумав при этом, - “Я всё-таки не смог сказать правды. Когда смотришь в её голубые глаза, так не хочется расстраивать бедняжку. Нет, я не буду говорить… Я не предам…”
- Ну-ка дай я перевяжу рану, а не то ты потеряешь много крови, - проговорила Ада, отрывая листок от близстоящего растения.
Она наложила лист на больное место, и от резкой боли Хог рефлекторно сделал попытку вырвать лапу и избавиться от перевязки. Лиса, не переставая лечить рану, успокаивала гепарда разными словами, заставляя не думать о боли. На самом деле, Хог мог и сам вытерпеть боль, но с поддержкой со стороны, сделать это было куда легче. Вот, их взгляды встретились и  герои, буквально на несколько секунд, замерли. Что-то непонятное заставляло их сближаться. Они увидели своё отражение в зрачках друг друга.
- Послушай, Ада. Я знаю, что говорил тебе уже не один раз об этом… Описать словами то, что я к тебе чувствую просто нереально. Таких красивых слов просто-напросто не существует в природе… Ты много раз слышала от меня, что я тебя люблю. Это не просто слова на ветер… Ты даже представить себе не можешь, что было бы со мной, если бы я не повстречал тебя тогда. Ничто и никто никогда не заменить мне тебя. В этом ужасном мире я не один – со мной моё счастье и от одного воспоминания, от одной мысли о тебе весь сумрак и безжизненность уже не кажутся такими страшными. Ты со мной – большего я и не смею просить от Бога, - с расстановкой произнёс Хогарт и поцеловал Аду.
Данный момент дал забыть Хогу сразу о всех проблемах и несчастьях. Он не мог её обманывать… И в тоже время не мог сказать правду. В самом деле, безвременный мир казался не таким плохим, если брать во внимание то, что Ада и Хог были вместе. Целуя лисицу, гепард не переставал повторять нежные слова любви, на что Ада отвечала взаимностью. В это мгновенье для них двоих всё было неважно. Но это помогало им лишь временно забыть о бедах. Рано или поздно, нужно было что-то решать. Однако любовь – несокрушимая сила и ей подвластно всё: от капитального изменения внутреннего мира человека до принятия умопомрачительных решений. И в тоже время, это страшная болезнь, которая даёт осложнение на сердце. Все знают, что именно по этой причине нередко бывали случаи самоубийства. Любовь – великая радость только для тех, кто получает взаимность, а в остальных случаях она является самой страшной бедой, избавиться от которой нету сил… Странно, именно в этот момент лисица Ада вспомнила один случай из своей жизни.
Действие проходило зимой, около года назад, когда Хог уехал в сторону Айс Кэпа. Шёл двадцать шестой день с того самого утра, когда между нашей парой произошла разлука. Лисица сидела одна дома и считала каждый прожитый в одиночку день, каждую ночь, каждый миг… Было нечем заняться, да и желания чего-то делать тоже не было. Она уже который час проводила, лёжа на кровати и разглядывая фотоальбом, где были их с Хогом фотографии. Когда Ада доходила до последней страницы альбома, она, разумеется, просмотрев все фотографии, возвращалась к первому листу и разглядывала снимки заново. Так продолжалось до тех пор, пока лисица, утомлённая грустью, пребывая в достаточно тяжёлом духовном состоянии, засыпала. С каждым днём переносить разлуку становилось всё сложнее, а первые проявления грусти по любимому человеку начались с той же минуты, когда отчалил поезд. Но вот она увидела, как в почтовый ящик её дома положили какой-то конверт. Удивлённая такой неожиданностью, Ада мгновенно выбежала из своего жилища и направилась в сторону ящика для почты. Письма на этот адрес не приходили уже более двух лет, так что удивление лисы оказывалось вполне понятным любому человеку. Когда лисица вытащила конверт из ящика, то обнаружила на нём лишь адрес получателя и ничего более. Графа отправителя оставалась пустой. Ещё больше удивлённая героиня, как можно быстрее вскрыла конверт и прочитала его содержимое. Там было написано банальное “Я скучаю”, но даже по этим словам лиса сразу догадалась, кто это написал. Она со всей силы прижала бумагу к сердцу и, с непонятной улыбкой на устах, зажмурила глаза, замерев в данном положении на несколько секунд.
Воспоминание оборвал резкий звонок мобильного телефона Хогарта. Тот как-то по-особому вздрогнул от данного звонка, но потом всё же поднял трубку. Откуда мог взяться звонок на мобильник в безвременном пространстве, в почти умершем мире? Гепарду так хотелось узнать ответ на этот вопрос…
- Ну, здравствуй, гепард. Думаю, ты уже весь измучился искать выход из застывшего мира. Сегодня я пришёл к тебе на помощь. Буквально через несколько мгновений мы с моим напарником попробуем дать тебе энергию, необходимую для перемещения в то время, которое тебе нужно. Но помни: силы хаоса не хватит, для того чтобы перенести двоих… Попасть в прошлое сумеет только кто-то один, либо вообще никто, - послышался из трубки голос синего ежа.
- Ада, - повернулся к лисице гепард, предварительно выслушав Соника и повесив трубку, - я знаю, что говорил о том, что мы всегда будем вместе. Но ты же сама прекрасно знаешь – так не может быть. Я всего лишь хотел уберечь тебя от печальных мыслей. Надеюсь, ты простишь меня. Хотя я не заслужил прощения… Сейчас мне придётся покинуть тебя, но я обещаю тебе, что скоро непременно вернусь.
- Если ты солгал мне в тот раз, то почему же я должна верить тебе сейчас? Где гарантия, что ты не обманешь меня на этот раз? – возмутилась Ада.
- Адочка, я ухожу как раз для того, чтобы в дальнейшем будущем осуществить твою мечту. Всё ради тебя и только. Я должен переместиться в прошлое и изменить судьбу, а в частности предотвратить твою смерть от руки злого волшебника. Тогда, автоматически, ты исчезнешь из этого мира и появишься в том. Мой план очень прост и незамысловат, но он должен сработать, - проговорил гепард, пристально глядя в лисьи глаза.
- А если всё-таки не получится? – задала вопрос лиса
- Милая, у нас не может не получиться, - ответил гепард и приготовился к телепортации.
Хог взял в лапы изумруд хаоса, с помощью которого оказался здесь, и крепко сжал кулак, обратив взгляд высоко вверх. Последний раз он видел этот уже давно надоевший пейзаж. Честно говоря, Хогарт и не жалел, что видит его в последний раз. Все эти неподвижные морские волны и облака, все застывшие, так и не добравшиеся до земли дождевые капельки, так до сих пор и не закатившееся до конца Солнце – ничего этого Хог не хотел оставлять в своей памяти. Он хотел забыть это как кошмарный сон… Вот, подняв руки к внезапно появившемуся свету, Хогарт ощутил что-то странное… Это не было не ощущение страха,  ни ощущение торжества… Через десятую часть мгновения гепард обнаружил себя в постели собственной комнаты собственного дома. Вместо красочного пророческого сна, он видел лишь пустоту. Что это значило? В любом случае, будущее уже с этой минуты стало другим, но поменялось ли оно в лучшую сторону?
В своём сне Хог видел лишь тьму, а тьма – не есть признак счастья и добра. Повернув голову в правую сторону, хищник обратил внимание на тикающие часы. Девять утра… Хогарт посмотрел на календарь… Дата оказалась той же, что и в тот самый решающий день, о котором вы, наверное, сейчас подумали. Телепортация сработала; Хог был успешно перенесён в прошлое, и это не могло не радовать. Гепард тут же спрыгнул с постели и понёсся к фонтану. Второй раз он не мог опоздать на встречу, иначе бы ситуация обратилась в куда более худшую, чем была раньше. Хогарт счёл лучше прибыть на место раньше назначенного времени, чем попусту идти на такой огромный риск. Проходя по улице Стейшн Сквера, Хог просто прыгал от радости, видя живых людей, встречающихся на пути и беззвучно плывущие в небе облака, то скрывающие, то раскрывающие солнечный шар. Те же, кто шёл навстречу гепарду, не понимали его радости. Они недоумевали, что может служить в столь шумном, постоянно давящем на мозг, городе причиной для этого позитивного чувства. Они не понимали этого, потому что, в отличие от Хогарта, не умели по-настоящему ценить жизнь. С головой погружённые в свои бесконечные заботы, эти люди не замечали простых вещей. И видя это, у нашего героя волей-неволей складывалось довольно-таки мрачное отношение к ним. Как долго он не видел действительно живого мира! Хог шёл по просторам города и жадно осматривал каждый его уголок, точно стараясь припрятать его в памяти, боясь, что это могло оказаться всего лишь сном, и он вдруг вот-вот проснётся в старом, но отнюдь не добром безвременном пространстве. И хотя наш жизнерадостный герой уже жил данным днём, ему всё равно казалось, что сейчас город выглядит как-то по-другому. Быть может, всё дело заключается в том, что в те времена он сам недооценивал всю красоту жизни и был чем-то похож на тех, кого сейчас так яро презирал. Но теперь всё не так и уже никогда не вернётся к исходной позиции. Полюбив весь мир таким, какой он есть, ты уже не сможешь разлюбить его. Хотя разочароваться можно абсолютно во всём – надежда умирает последней. Наконец, Хогарт прибыл к той самой остановке, что и тогда. Ждать электрички долго не пришлось, так как, в отличие от того дня, она не запаздывала. Вагон, в который зашёл гепард, был до невозможности забит пассажирами, тоже, видимо, куда-то спешившими. Не было возможности даже на то, чтобы элементарно пошевелиться. От тесноты чудовищных масштабов создавалось ощущение духоты, от которой не спасали даже распахнутые настежь окна. Вот, громкоговоритель сообщил следующую станцию и поезд тронулся. Многие люди, находящиеся в одном вагоне с Хогартом и не имеющие такого удовольствия, как прислониться к стенке или за что-либо удержаться, повалились друг на друга, ещё больше стеснив народ. Вслед за этим отовсюду послышались горы извинений за происшедшее. Так как гепард забежал внутрь как раз перед самым отправлением поезда, то, соответственно, ему и досталось место с краю, а потому задет он был мало. Ритмичный стук колёс не давал как следует подумать о дальнейших планах Хога. Поезд летел с большой скоростью – с точно такой же скоростью летела и их жизнь… Изо дня в день одно и тоже: утром нужно рано вставать на работу… Среди суетливости мегаполиса мы спешим не опоздать. Ну, конечно, это разумно, ведь так можно лишиться и самой работы. Проработав отведённое число часов, мы спешим попасть домой, чтобы поскорее встретить своих близких, родных, либо просто отдохнуть, расположившись на мягком модном диванчике. Вся человеческая жизнь заключается в спешке. Наверное, все дети планеты мечтают поскорее вырасти. Они и не догадываются, что, став взрослыми, им уже никогда не вернуться назад, в былую молодость. Всё, что от этого останется – лишь смутные, нечёткие и неясные, как сновидение, воспоминания. Начав новый рабочий день, мы спешим побыстрее его закончить и отбросить подальше всё, что с ним связано. Но ведь из таких дней и состоит вся наша жизнь. Неужели вам захочется выбросить её из головы вон? Большинство из нас работают, чтобы получить заработок. Однако заработная плата быстро исчезает, не оставляя следа, и мы вновь принимаемся за работу, чтобы снова заработать по сути те же самые деньги. Происходит естественный оборот, который заставляет нас тратить драгоценные минуты своего существования на поддержание функциональности государственного механизма. Когда мы, наконец, научимся не просаживать с азартом свои единственные дни в жизненном казино, ведь мы прекрасно знаем, что судьба не отдаст джек-пот? Когда человечество научится выжимать по максимуму из каждого, подаренного нам белого дня? Ответы на заданные выше вопросы не сулили ничего хорошего. Если судьба ставит подножку, ни в коем случае нельзя надеяться, что кто-то другой сможет предостеречь вас от падения – необходимо самому учиться смотреть под ноги. Ведь будущее того или иного человека зависит, прежде всего, от него самого. И никто другой не сможет повлиять на его выбор… По крайней мере, последнее слово всегда будет оставаться за ним. Гепард так ценил краски жизни, что не мог понять, как люди могут так обращаться с великим даром? Куда ним посмотри, кругом гремят одни лишь войны. Чёрствые к миру командиры отдают приказы идти на смерть молодым, ещё даже не прочувствовавшим всех прелестей существования на белом свете, юношам. Разве звание даёт им право распоряжаться чужими жизнями по своему усмотрению? Все люди равны. У каждого из нас по две ноги, по две руки, по одной шее и голове на плечах – так почему же кто-то из нас считается более востребованным, а кому-то другого присваивается ранг “второго сорта”? У нас у всех одинаковые способности, так почему же права должны быть разными? Мир просто кишит несправедливостью и уже слишком поздно браться за исправление данной ошибки. Войны теперь никогда не прекратятся. А ради чего они вообще ведутся? Исключительно ради власти и денег. Материальные блага стали гораздо важнее судеб тысяч людей. Если мы так и будем продолжать жить, думая только о себе, то в скором времени от планеты ничего не останется! Единственное, к чему сейчас нужно спешить, так это к прекращению войн на земле. В остальном спешка только убивает.
Внезапно весь народ, что находился в вагоне поезда, снова покачнулся. Колёса перестали синхронно стучать. Электричка остановилась посреди дороги. Громкоговоритель сообщил, что в дороге с транспортом произошла какая-то техническая неполадка, и что примерно через час поезд помчится дальше. Услышав объявление, толпа пассажиров начала паниковать, тем самым, создавая ещё большую тесноту и дисгармонию. Очевидно, люди спешили по важным делам, и ждать столько времени оказывалось для них неприемлемым вариантом. Хог обратил свой взор на наручные часы. Они показывали пятнадцать минут одиннадцатого. “Ждать целый час? Я никак не успею подоспеть к одиннадцати; опоздаю на полчаса, как минимум. А если я не прибуду вовремя, то оставшуюся жизнь мне придётся коротать одному”, - крутилось в голове гепарда. Кое-как, он всё-таки вышел из вагона в помещение, где находятся двери с надписью “не прислоняться”. Здесь было почти пусто, только один угрюмого вида человек стоял около окна двери и курил сигарету. Все входные двери были блокированы на время починки поезда и не открывались… Одинокий мечтатель не был высокого роста, с короткой стрижкой и на нём красовалась стильная по тем временам одежда. На вид он был в возрасте самого расцвета сил, однако, по нему нельзя было сказать, что его тело так и горело это силой. После каждой затяжки парень громко откашливался. Его руки как-то еле заметно дрожали. Наверное, таким образом, мечтатель хотел отвлечь себя от тревожных мыслей о спешке. Хогарт просто не мог с пониманием отнестись к этому человеку. Ну, разве может какая-то жалкая сигаретка помочь временно утолить стресс и почувствовать на несколько секунд удовлетворение.? Разумеется, может, но вместе с тем, она выворачивает человека наизнанку и заставляет курить дальше. Несчастный оказывается рабом табака и ничего не может с собой поделать. Все внутренние органы такого человека в скором времени превращаются в пыль… Пылью обращается и сам курящий. Каждый кашель вызывал у молодого мечтателя боль в лёгких – это было видно по его лицу. Да и сам цвет его лица выглядел на удивление серым и безжизненным. Стоит ли убивать себя таким медленным, мучительным способом, ради того, чтобы на пару минут отвлечься и войти в экстаз? Хог мог только посочувствовать ему. Гепард посмотрел на часы ещё раз и понял, что дожидаться, пока отремонтируют электричку нельзя. Встревоженный герой подошёл к одному из стёкол и, взяв себя в руки, с размаху заехал по нему ботинком. Окно разбилось, образовав проход, который впоследствии и использовал Хогарт, чтобы выбраться наружу. А после он, не оборачиваясь назад, помчался в сторону фонтана…

0

24

Эпизод 17: пятнистая кара.
Как же жалко, что события планеты нельзя записать на магнитофон, чтобы потом, в случае чего, отмотать назад и посмотреть заново! Казалось бы, исключений для такого случая быть не может, но тут, как специально, знакомый нам пятнистый хищник нарушил все правила своей телепортацией в прошлое. Он оказался первым, кому удалось воплотить в жизнь невозможное. Однако об этом всё равно никто не знал, кроме него самого. Да, честно говоря, Хогарту и не нужно было, чтобы его всюду узнавали… Он не стремился к славе, так как считал, что от неё душа человека лишь портится. Ведь не даром это слово стоит рядом с такими ужасающими понятиями, как “власть” и “богатство”. Бежав на всех парах к месту встречи, гепард, периодически поглядывая на часы, понимал, что всё равно дико опаздывает. Теперь он даже и не знал, что лучше: остаться в поезде и ждать пока его приведут в нормальное состояние или бежать по ямам и кочкам, тем самым, исключая возможность как следует разогнаться? За всю пробежку герой почти ни разу не останавливался отдохнуть. Он использовал абсолютно все доступные силы и способы, чтобы прибыть к фонтану вовремя. Вот, то самое место, куда так торопился Хог, было уже видно. Одинокая фигура красовалась среди снующего туда-сюда люда. Не было сомнений в том, что это была Ада. И действительно, - она как-то выделялась на фоне толпы. Её небесно-голубые глаза с деловым взглядом осматривали длинные ногти вытянутой правой руки. Может, я сейчас говорю что-то совсем глупое, но ей, в самом деле, шёл такой до боли циничный взгляд. Маленькая долька заносчивости лишь ещё сильнее приукрашивала её внутренний мир, и дарило неповторимый шик. Завидев издали Хогарта она сперва немного улыбнулась, но тут же спрятала эту улыбку, заменив её довольно серьёзным, строгим видом. Она перестала разглядывать свои ноготки и перевела взгляд на запыхавшегося гепарда.
- Ты опоздал на десять минут, - сухо сказала лиса, - и сейчас, я думаю, было бы куда правильней уйти, не дождавшись твоего прихода, но что-то заставило меня передумать и дать тебе ещё один шанс… Ведь это уже не первый раз. Ну, так ради чего ты меня сюда вытащил?
- Послушай, Адочка, я бы сам рад рассказать тебе всю историю, что приключилась со мной, да вот нет времени. Идём, нам срочно нужно покинуть это место, - сообщил Хогарт, взяв лисичку за руку.
- Нет, - выхватила руку Ада, - я никуда не пойду, пока ты не объяснишь мне, ради чего я четыре часа добиралась до этого места. И я не хочу слышать отговорки, в роде: “Потом расскажу” или “Сейчас нет на это времени”.
- Как ты не можешь понять – мы в опасности! Нет времени на болтовню, - упорно повторял гепард.
Он, не смотря на явное нежелание Ады куда-то идти, снова крепко взял её за руку и пошёл в обратную сторону. В дороге он попытался вкратце изъяснить свою историю, но в сжатом варианте это выглядело так неправдоподобно, что лисица подумала, что гепард сейчас пребывает в алкогольном опьянении. Разумеется, поверить данному рассказу было сложно. Посудите сами: к вам подходит ваш друг, весь изнеможённый от длительного бега, и заявляет, что вам, как можно скорее, нужно собирать свои вещички и бежать в неизвестном направлении, не то вы окажетесь в лапах коварного волшебника и, в конце концов, попадёте в безвременное пространство. О чём бы вы подумали? А ведь там ещё визит в подземное царство мёртвых, встреча с Сатаной и разноцветные волшебные камни хаоса! По пути лисица, какими только можно словами публично проклинала Хогарта, видимо, за то, что он, по её мнению, так толком и не объяснил всю правду. Убеждать девушку в том, что она неправа в своих выводах было бесполезно, и, именно по этой причине, гепард молча шёл вперёд, не обращая внимания на её недовольство. Эта сцена заинтересовала прохожих людей. Они, проходя мимо, слегка затормаживали шаг и украдкой показывали пальцем на нашу парочку, отчего Хогарту становилось стыдно. Он просил Аду успокоиться, но та напрочь отказывалась выполнять все его просьбы, пока тот не объяснит ей тонкости ситуации. Она не могла понять, к чему была нужна столь напряжённая спешка. Наконец, когда лисица произнесла что-то в роде “Зачем нам нужно было уходить оттуда?”, гепард резко остановился и задумался. “А действительно, зачем мы вздумали бежать от грядущего похищения? Ведь, насколько я понимаю, наш побег не убережёт других людей от коварного чародея. Что за эгоизм поселился во мне? Почему я думаю только о себе, только о своём счастье? Теперь моя душа поняла, в чём моё предназначение… Я должен защищать людей и дарить им то, чего лишён сам. Колдун будет уничтожен!”, - думал Хогарт. Затем он развернулся и побрёл в сторону фонтана, чтобы встретиться с судьбой лицом к лицу. Боялся он или нет – вопрос был не в этом. Хог чувствовал, что его зовёт долг. Почему-то он думал, что если он не позаботится о благе других – никто не позаботится о них. По большому счёту так и было, ведь люди уже давно забыли друг о друге, ограничиваясь достижением лишь своих собственных целей. Теперь Ада ещё больше не понимала Хогарта. С ним определённо было что-то не то.
Причудливый домик находился в пяти минутах ходьбы от фонтана. Вот, наши путешественники уже могли издали наблюдать первые нечёткие очертания только что появившегося на горизонте мистического здания. Кровь закипела в Хогарте – его охватили сразу все чувства, какие только доступны человеческому роду. Они смешались в одно единое, совсем ещё неизведанное и непривычное ощущение безбоязненного отмщения. Внутрь него просачивалось дикое волнение, ведь гепард вполне осознанно шёл на великий риск. Он учитывал, что придя в данный дом мог, буквально сам, управляемый лишь собственными чувствами, но не мыслями, отдать Аду в руки злодею, тем самым только облегчив его задачу. Но, не смотря на то, что время на то, чтобы взять и повернуть назад, осознав всю опасность происходящего, было, отважный Хог даже не думал об отступлении. Он был решительно настроен на расправу с врагом. Противостоять такому напору чувств было невозможно. Идя, Хогарт вспоминал о первом визите в это помещение. И воспоминания эти были жуткими. Со стороны лисы слышались только вопросы. Но что мог сказать гепард, если даже настоящая правда не пользовалась доверием? Наконец, Хог и Ада, спустя некоторое количество времени, уже подходили к магическому дворцу. Закрыто не было, да даже если бы и было, Хогарт всё равно не посчитал бы нужным вежливо постучаться. Архип этого не заслуживал, по крайней мере, так думал Хог. Если гепард посещал данное здание уже не первый раз, то для Ады вышеописанное место было совершенно незнакомым. Вид факелов внутри дома, горящих демонически-красным пламенем, под влиянием чрезвычайного страха, заставил лисицу при первой встрече отпрыгнуть на добрых полтора метра в сторону. Ни одна мельчайшая деталь, начиная от орнамента узора на входном коврике для вытирания ног и заканчивая криво висящей огромных размеров люстрой с едва освещающими достаточно просторное помещение свечами,  никак не могла навевать приятные и светлые мысли. Особенно страшно было проходить по коридору вблизи от стен. Создавалось впечатление, будто в любой момент из них спокойно могли вылезти какие-нибудь чудовища и затащить к себе. Пол тоже не внушал особенного доверия. Орнамент покрытия полностью состоял из чёрных и белых квадратом, так что, казалось, будто в некоторых местах, неосторожно шагнув, можно было неизвестно куда провалиться. От каждого резкого движения люстра начинала покачиваться и свет на несколько секунд прерывался, так как ветер тушил огонь свечей, но сразу же после того, как они погасали, неизведанные силы возвращали свет на место. Существовали и опасения о том, что от очередного покачивания люстра может неожиданно сорваться и с бешеной скоростью, летя вниз, раздавить наших смельчаков. Картины, в странном порядке повешенные на стены… Если стоять и долго вглядываться в них, можно было заметить, что они искажались с течением времени. Что ж, причин, для того чтобы испугаться являлось не мало. Как только путники зашли в дом, послышался тяжёлый звук запирания двери, хотя вход целиком состоял из занавеса. Немного позже, Хог отчётливо мог услышать, как кто-то поворачивает дверной замок, вероятно, с целью закрыть дверь на замок. В такой ситуации не хватало ещё только громкого адского смеха, разносящегося по всему дому. Остановило ли это гепарда? Он лишь замедлил свой уверенный шаг, но даже и не думал поворачиваться к выходу, не смотря на то, что Ада уже давно струсила и всеми силами пыталась уговорить Хогарта вернуться обратно. Проснувшись , бедная лисичка никак не ожидала, что окажется в таком мрачном, пугающем месте, в роде этого. Не смотря на то, что в здании не было ни единого окна, особой духотой помещение не отличалось. Оно не знало понятия “Солнечный свет”, как такового – ни один лучик Солнца не мог проникнуть сюда через толстые бетонные стены. Похоже, что “жителям” этого скромного дворца свет Солнца казался крайне отвратительным – они не могли его терпеть. Хогарт прошёл в конец коридора и оказался в главном зале. Повернувшись спиной к нему, в элегантном кресле находился глава здания. Ада на некоторое время закрыла глаза и, сосредоточившись, попыталась понять, что же всё-таки происходит. После только что увиденного, она всё больше и больше начинала верить словам гепарда. Хог с ходу подошёл к хозяину дворца и ровно на сто восемьдесят градусов развернул кресло. Сидящий на мебели полутигр-полуягуар пришёл в самую высшую степень удивления от этой встречи. Его выражение лица начало быстро переходить из одного состояния в другое. Было видно, что он в замешательстве. И только он открыл рот, чтобы произнести фразу приветствия, как Хогарт мгновенно перебил его, начав беседу первым:
- Здравствуй, Архип, ты, наверное, уже знаешь, зачем я сюда пришёл, ты ведь ясновидящий! Ну-ка предскажи ход дальнейших моих действий, - довольно-таки по-хамски завязал разговор гепард.
- Эй, эй, полегче! Я вообще не понимаю, кто вы такой и как здесь оказались… И если вы знаете моё имя, то наверняка можете предугадать дальнейший ход моих действий, - ответил чародей.
- Хватит пудрить мне мозги! Я прекрасно знаю, что ты из себя представляешь. Ни один человек не сможет убедить меня в том, что ты достоин жизни! Неужели ты не понимаешь, что все беды, которые ты приносишь людям, обязательно откликнутся? – проговорил Хогарт.
- Хорошая шутка, господин гепард. Вы прямо подняли мне настроение, - произнёс волшебник, сунув одну из лап под стол, а потом добавил, - Вот только я не понимаю, ты что, возомнил себя народным героем? Скажи, ты и вправду считаешь, что, избавившись от меня, все люди заживут счастливо и беззаботно? Ты думаешь, что я один такой, кто мешает людской жизни? Да, пусть даже ты, уважаемый гепард, и убьёшь меня – разве ты не видишь, что войны, бесконечно существующие на земле, от этого не прекратятся. Вы уже пропащая цивилизация! Если ты пришёл сейчас с целью помочь людям, то ты опоздал… Ищешь злодеев? А ты посмотри сперва, сколько осталось добрых людей! Все стремятся к злу. Они считают это модным, стильным. Человеческий род давно обречён на вымирание.
Данное изречение застало гепарда врасплох. Неожиданный поворот темы в иное русло заставило Хогарта растеряться в своих мыслях. Тем не менее, со всех сторон, откуда ни возьмись, собрались одинаково одетые люди. Только они хотели напасть на хищника, как тот резко дал им отпор. Видимо, Хог заметил, как Архип сунул руку под стол и, продолжая заговаривать ему зубы, тихо нажал указательным пальцем на кнопку тревоги. Возможно, если бы Хогарт не заметил этого, то уже через несколько мгновений был бы схвачен охраной и брошен в тюрьму. Но, к великому счастью, герой ускользнул от беды и продолжал бороться за свет. Между ним и охранниками Архипа завязалась серьёзная драка. Хог ловко отбивал все удары врагов, более того, благодаря своей врождённой быстроте реакции, он при этом ещё и успевал наносить ответные удары сразу нескольким представителям охраны. В бою ему приходили в голову соображения о том, что эти люди вряд ли на самом деле являлись подлинными злодеями. Скорее всего, они являлись чем-то вроде обычных пешек в безжалостных руках чародея и глупо выполняли любую его прихоть. Создавалось такое чувство, будто они не имели собственного мнения, что довольно странно, ведь каждое живущее на земле разумное существо имело личную точку зрения. Думаю, никого из нас бы не устроила жизнь, состоящая из сплошных подчинений власти. К этому времени битва достигала самого кульминационного момента. Одному против десятка недоброжелателей Хогарту трудно было выстоять. Однако, несмотря на явное превосходство противника, пока фортуна находилась на его стороне. Вот, около половины охранного состава было уже повержено – оставались самые крепкие. Следовательно, сражаться становилось всё сложнее и сложнее. На процессе битвы также ещё сказывалась выносливость Хога. Как нам известно, он не был машиной, способной бесконечно разрушать всё, что попадается под ноги и, со временем, всё больше выдыхался. Он стал пропускать удары, его сосредоточенность стремительно падала. Хогарт встал в ожидании дальнейшего развития боя. Спереди на него шёл огромный тип с целью вогнать по уши в землю, а сзади незаметно подкрадывался другой, держа наготове какой-то остроконечный предмет, типа ножа. Подходили они одновременно, видимо, и нападение запланировали на одно и то же время. Хог смело смотрел в глаза врагу, но отчасти в его взгляде проявлялась некая частица сочувствия… Нет, Хогарт не думал молить о пощаде. Он сочувствовал своему врагу. Ну, что это за человек, если он идёт убивать беззащитного, ничего не сделавшего ему зверя, только ради того, чтобы выполнить данный ему свыше приказ? У настоящего человека, пусть даже злого, есть свои принципы, свои убеждения, которым он никогда не изменяет, и он может поступить по-своему, независимо от чьих-то приказов. А тот, кто неподвластен свободе выбора, может называться только роботом. Враги подошли впритык. И только расположенный сзади охранник взмахнул своим оружием, как гепард молниеносно вдарил своей грозной лапой в живот, стоящему перед ним неприятелю, а заднему сделал подножку. Как бы вам это не показалось странно, но в данном моменте Хогарт был обязан своей жизнью Аде. Когда он случайно посмотрел в её блестящие тревогой зрачки, он заметил отражение этого типа. Только благодаря этому наш быстрореагирующий боец остался в живых. Практически все враги полегли на поле боя – оставался один охранник. Судя по всему, бой с ним мог затянуться надолго. Этот явно превосходил своих напарников в боевом искусстве. Его движения были настолько быстрыми, что гепард просто не успевал следить за ними. Но вот, враг встал на одном месте и перестал двигаться, глядя на противника своим невозмутимым, почти спокойным взглядом. Наверное, он готовился к наимощнейшему удару, набирая энергию и силы. Когда Хог подходил к противнику и начинал бить его, тот с лёгкостью отражал каждое его нападение. Отойдя на приличное расстояние от охранника, Хогарт выпустил когти, что означало его высокую злобу. Гепард был готов играть по-крупному. Затем Хог медленно, не обостряя ситуацию, залез левой лапой в карман и вытащил оттуда какой-то браслет. Враг не менял взгляда. Не мешкая, гепард надел браслет на руку и с полувопросительным-полувосклицательным взглядом посмотрел на врага. Тот по-прежнему не выражал никакого страха или удивления, так как, по-видимому, не понимал всей мощи данного браслета. Тут Ада, неожиданно для обоих, резко повернула свою голову и, как бы своим движением объявила второй раунд кровопролитной битвы. Испуганный резкостью движения, охранник мигом рванулся в сторону Хогарта, чтобы потратить на него всю накопившуюся за это время силу, но стоило нашему доброму герою взмахнуть рукой, как противник сразу повис в воздухе, продолжая бежать. Гепард слегка усмехнулся, почувствовав всю беспомощность своего соперника. Один взмах руки в правую сторону и охранника уже кидало в одну из стен дворца. Буквально, ещё три-четыре таких взмаха и противник, уже изувеченный, не в силах подняться, лежал на полу. Когда Хог обернулся в сторону кресла, где ещё совсем недавно сидел чёрный маг, то обнаружил его пустым. Затем он посмотрел в сторону выхода – входные двери были распахнуты. “Неужели он струсил драться со мной? Но погодите, если он заранее убежал отсюда, то получается, что прохвост всё-таки знал о моей несокрушимой силе! Выпустив своих охранников, он вовсе не пытался увести нас с Адой в тюрьму – всё, что ему было надо, это только отвлечь нас и выловить подходящее время, для того чтобы поскорее смотаться. Вся данная заварушка оказалась всего-навсего простым отвлекающим манёвром”, - подумал гепард и собрался броситься за волшебником вдогонку, пока тот ещё не достаточно далеко ушёл. На этой ноте лисичка задала вопрос Хогарту, ответить верно на который, не запугав Аду, он так и не смог. Она не понимала, что этот колдун сделал Хогу, что он так яро хотел расправиться с ним.  Естественно, если бы гепард ответил, что Архип убил её, то, как минимум, завёл бы лисицу в тупик. Но в то же время, отбиваться от вопроса наглым игнорированием он тоже не стал, иначе бы лиса никогда бы от него не отстала, постоянно докучая бесконечным повторением вопроса. Наш пятнистый друг лишь сказал банальное: “На это есть причины” и попытался как можно скорее увильнуть от дальнейшего разговора на эту тему. Видя, что Хог пребывает в тяжёлом настроении, лисица не стала вдаваться в подробности причин. Она попыталась удовлетворить себя в том ответе, какой смогла вытянуть из уст Хогарта. Пара выбежала на улицу и постаралась напасть на след чародея. Вдвоём наши герои быстро его нашли. Только следы эти на определённых отрезках дороги обрывались, а чуть дальше начинались заново. Похоже, волшебник учёл, что Хог и Ада могут пойти по его следам, в надежде разыскать и отомстить, и поэтому пытался сбить их с толку, но всё оказалось безнадёжно. С каждой новой минутой отпечатки вражеских ног становились более отчётливо видны на земле, а это значило, что злоумышленник находится где-то рядом. Неизвестный страх заставлял лисицу держаться поближе к Хогу. Только с ним она чувствовала себя в безопасности, хотя прекрасно понимала, что абсолютно от всех бед он защитить её не сможет. Гепард шёл и размышлял над словами злодея. А ведь действительно, сколько миллионов таких “тёмных” людей, как Архип, разбросано по всему свету! И, избавившись от чародея, Хог, конечно же, не наладил бы отношения в мире. Все его благородные помыслы о дарении людям счастья и свободы теперь приобретали несколько бредовый характер. Время, когда народу ещё хоть как-то можно было помочь, когда человечество ещё стояло перед выбором пути, прошло. Сейчас помочь им уже никак нельзя – они сделали выбор, и, надо сказать, выбор этот оказался далеко не лучшим. Увы, меняться в худшую сторону куда проще, чем в лучшую, поэтому народ, исходя из его ленивой натуры, и выбрало более лёгкий вариант. Зло погубило цивилизацию… И вряд ли оно остановится на этом… От мыслей Хога отвлёк недовольный возглас Ады. Она говорила, что нужно идти быстрее, чтобы не отстать от волшебника. Вероятно, когда Хогарт шёл, размышляя о зле, ворвавшемся в наш мир, он, сам того не подозревая, замедлил шаг, серьёзно обдумывая каждую деталь мысли. Не прошло и пяти минут, как наши отважные любители приключений уже могли видеть силуэт врага. Честно говоря, хотя Хог и не был собакой, способной по запаху найти кого и что угодно, но колдуна он обнаружил быстрее, чем ожидал. Архип, как будто спиной чувствуя, что за ним идёт погоня, незаметно, понемногу начал прибавлять скорость шага. Постепенно, этот шаг перешёл в медленный бег. Где-то в глубине души Хогарт знал – победа близка. Но поражение стояло всего лишь в шаге от победы… То, что они находились в двадцати метрах от злодея, ещё ничего не значило… Судьба продолжала разыгрывать спектакль с интригующей концовкой…

0

25

Эпизод 18: вдвоём навечно.
…Архип, пытаясь уйти от погони, вдруг нырнул в гущу толпы. Злодей знал, что так гепарду будет гораздо сложнее уследить за ним. Прогуливающийся народ постоянно сбивал Хогарта с цели, но, к великой своей радости, он всё же вовремя успевал находить врага среди народа. Конечно, Хог мог бы побежать с максимальной скоростью в миг настигнуть неприятеля, тем более, если учитывать, что в ловкости ему не занимать, но он должен был помнить, что бежит не один и, если он побежит быстрее, она совсем отстанет от него и затеряется среди незнакомых лиц. Проклятый маг использовал эту возможность и нёсся как можно быстрее. Гепард и лисица, сломя голову, проскакивали между идущими людьми и, время от времени задевая некоторых из них, слышали с их стороны громкие ругательства, выражающие всю их злобу. Они ещё не знали, что Хог делает это не ради себя, а ради них. Они не понимали, что о своём собственном счастье гепард заботится в последнюю очередь. Такие благородные экземпляры уже давно исчезли с лица планеты и всё, что от них осталось – лишь туманные слухи и грандиозные легенды. Персонаж, спасающий жизни других, рискуя собственной, существовал только в сказках – на земле людей такого характера причисляли к вымышленным. Среди толпы почти не было ни одного тигра, так что спутать колдуна с кем-то другим было достаточно нелегко. Вскоре Архип начал выдыхаться, постепенно замедляя бег, и Хогарту это сыграло на руку, так как его силы пока даже не думали покидать тело. Периодически, он находил время оглядываться назад, чтобы убедиться, что Ада не отстаёт. К тому моменту герои уже выбрались на более просторную местность. Здесь Архипу было куда сложнее скрыться из виду, спрятаться было негде. Дорога шла под наклоном вверх – видимо искатели приключений, сами того не ведая, поднимались на какой-то утёс. Который маг сам попался в мышеловку. Поворачивать назад уже не имело смысла – сзади настигали соперники, а бежать дальше, идентично самоубийству – с краю утёса располагался огромный обрыв. Поняв, что больше сделать ничего нельзя, чародей остановился на своём месте и развернулся в сторону Хогарта. Думал ли он вообще бежать? Когда Хог и Ада приблизились к сбежавшему, тот смиренно, монотонным голосом произнёс:
- Поздравляю, дружище, твоя взяла. Я был слишком наивен, надеясь, что смогу скрыться от тебя.
- Дружище? Да как у тебя только язык поворачивается назвать меня своим другом? Даже не хочу слышать такие глупости! Я никогда не перейду на твою сторону. Я слишком люблю жизнь, что тратить её на тьму, - протестовал гепард.
- В тебе кипит злоба. Ты весь в её власти. Она накрыла тебя с головой. Но как же ты можешь отрицать зло, когда сам готов сейчас меня убить? – сказал волшебник, водя указательным пальцем перед носом Хогарта.
- Иногда, чтобы добиться необходимого результата, нужно совершить зло… Но если это зло совершено во имя добра, оно уместно среди света, - с малой долью патриотичности произнёс Хог.
- А ты не думал, что, исходя из твоего принципа, добро тоже может быть совершено во имя зла? Ну, и кто после этого из нас злодей? – спросил Архип, доставая из кармана пистолет и передавая его в руки Хогарту, а потом, не дожидаясь ответа на полуриторический вопрос, продолжил, - Держи. Разумеется, я знаю, ради чего ты сюда пришёл. Убить человека – дело не из числа святых. Моя смерть ничего тебе не даст. Проверь мои слова на практике, если хочешь.
Помешкав в своём решении, гепард всё-таки взял пистолет в руки и презрительно начал осматривать. Он не представлял, насколько зол и мрачен был создатель данного оружия. Ада испуганно вздохнула, увидев пистолет в руках гепарда, и уже хотела вмешаться в разборки этих двоих, уговорив их найти другие, более мягкие способы выяснения отношений, как вдруг что-то её остановило. Хог медленно, с максимальным холоднокровием поднял оружие и навёл его прямо на колдуна. Как ни странно, испуга со стороны Архипа не проявилось, более того, на его лице присутствовала странная увлечённость. Он вёл себя так, будто смотрел концовку интересного фильма; будто на мушке находился не он, а кто-то другой. Рука гепарда бешено дрожала. Он не мог совладать со своим необъяснимым страхом. Наконец, чтобы хоть как-то усмирить надоедливую дрожь, наш герой взялся за пистолет обоими лапами. Лисица не сводила глаз с гепарда. Она присматривалась к нему, пытаясь понять, что он сейчас чувствует. Взволнованный Хог пытался как можно реже переводить дыхание, чтобы меньше трясти пистолет. Казалось, сердцебиение Хогарта можно было расслышать на расстоянии ста метров! Оно так быстро и сильно билось, будто вот-вот выпрыгнет наружу. Создавалось впечатление, что целящийся в противника гепард боялся больше того, кто являлся мишенью! От переизбытка эмоций кружилась голова и подкашивались ноги, но, несмотря на это, Хог всё продолжал стоять с пистолетом в вытянутых руках, направленный на Архипа. Колдун продолжал стоять, как вкопанный, пристально смотря в лицо Хогу. Вдруг тот на пару секунд сомкнул очи, по всей видимости, прислушиваясь к своему сердцу. Гепард вспоминал свои же слова, некогда сказанные чародею. “Я не являюсь Богом и, поэтому не вправе отнимать жизни у невинных людей. Я не смею распоряжаться чужими судьбами и не мне решать, кому из нас жить, а кому умереть”, - эта фраза заставила Хогарта принять окончательное решение. Не открывая глаз, он разжал, до этого крепко держащие оружие лапы, и пистолет упал наземь. Звук от его ударения о землю как бы символизировал поднятие белого флага со стороны гепарда. На лице Архипа появилась непонятная улыбка. Был ли он рад тому, что Хог так и не сделал выстрела, неизвестно.
- Я не буду стрелять… Ты не достоин даже смерти. Убийство, пусть даже самого ничтожного человека, - зло, - сказал Хогарт, скрестив на груди руки.
- Я так и знал, что ты не сможешь сделать этого. У тебя просто рука не поднимется убить живое существо. Отнять жизнь так просто – гораздо сложнее подарить новую… Так зачем же ты преследовал меня всё это время, если, несмотря на то, что все основные преимущества на твоей стороне, никак не можешь покончить со мной? Разве ты до сих пор не понял, что жалость к людям – это великая слабость, которая преграждает дорогу к достижению счастья? – задал вопрос чародей, а потом, после минутного молчания, добавил, -  Если ты до сих пор не убил меня, значит, не убьёшь никогда. Так безжалостен на словах и так благосклонен на деле… Хорошо, я исполню твоё желание… Больше не думай обо мне…
Колдун развёл в стороны руки и, не оборачиваясь назад, ещё раз окинул взглядом Аду и Хога. Первый раз в жизни Хогарт заметил в его взгляде проблеск добродушия. Откуда оно могло взяться у такого грязного человека, как этот? Он снова вспомнил рассуждения мага о сторонах добра и зла и отметил для себя кое-что важное – сердце Архипа ещё не полностью засохло. В нём по-прежнему оставалась капля света, несмотря на то, что он почти всю свою жизнь шёл по пути тьмы. А это означало, что избавиться от добра было трудно; силу света оказалось довольно непросто задавить злом. Кто знает, возможно, волшебник вовсе не хотел  быть злым! Может, на него подействовал современный, целиком прогнивший мир, и он впитал всю людскую злобу в себя, как губка впитывает воду? Судя по всему, тот взгляд злодея был прощальным. После того, как Архип убедился, что высказал Хогарту абсолютно всё, что хотел, он опрокинул своё тело назад, иными словами, начал медленно падать спиной в бездну. Гепард тут же ринулся к нему, считая, будто чародей делает самоубийство только из-за него. Он ловко ухватил Архипа за руку, несмотря на то, что тот, честно говоря, и не желал помощи. Гепард никогда бы не подумал, что колдун может пойти на такое! Тем не менее, он со временем начал всё лучше и лучше различать в нём человека. После того как волшебник почувствовал, что что-то не даёт ему падать дальше, он с удивлением, непонимающим лицом посмотрел вверх и увидел ту самую физиономию, с которой прощался взглядом буквально несколько секунд назад. Хог тянул его изо всех сил. Теперь чародей понял – гепард желал не его смерти, он желал перехода Архипа на светлую сторону. Но мог ли маг предать свои жизненные принципы? После того как Хогарт спас жизнь волшебнику, тот, по-видимому, пребывая некоторое время в шоке, так и не отблагодарил его. Только он решил спокойно умереть, как некто по имени Хог вдруг спасает его жизнь, от которой он уже было совсем отказался. После того как гепард вытащил тёмного мага, он резко отошёл на пару метров, пытаясь дать оценку своему поступку. В голове всё плыло – он не знал, что было сделать лучше. Вот, Архип вновь окинул взглядом спасителя, но этот взгляд уже не был прощальным; в нём не проявлялось ни добродушие, ни удивление – взгляд являлся пустым. Совершенная бесчувственность распространилась по всем чертам лица мага. Мысленно готовившись к смерти, он уже не понимал: жив он или нет? Тут гепард почему-то ощутил, что бояться этого человека больше не стоит и, приблизившись к нему на несколько шагов, обнадёживающим голосом изъявил, что ни в коем случае не стал бы стрелять, так как увидел в коварном колдуне частицу света, коей раньше даже не замечал. Архип, не поднимая глаз с земли, отвечал, что нашему герою не стоило было этого делать, что даже если внутри него действительно  и присутствовала некая доля добра, то она бы всё равно не смогла бы изменить его внутренний мир и избрать другой путь. Единственным выходом к возвращению в то время, когда выбор ещё не был сделан было перерождение… А для того, чтобы родиться вновь, нужно было умереть. Получается, что наш храбрец только что помешал чародею вернуться к началу и встать на сторону света. Когда чудотворец невзначай заметил на плече Хога родимое пятно в виде цифры “двенадцать”, он был слегка шокирован. Затем, придя в норму, Архип рассказал гепарду уже знакомую ему историю о знаменательном предсказании про “двенадцатого спасителя”. Краем уха данный рассказ подслушала лисичка Ада. Никогда до этой поры не придавая странному пятну особого значения, теперь она начала понимать, какая героическая сила заложена в Хогарте. Честно говоря, Хог сам не знал бы до сих пор, что оно означает, если бы не повествование мага. Досказав историю до конца, он двусмысленно кивнул головой, словно подтверждая подлинность собственных слов, а потом резко схватил в лапы пистолет, ещё не так давно отброшенный Хогартом подальше от “арены битвы” и, направив прямиком в грудь гепарда, нажал на курок. В сию же секунду на весь холм раздался громкий выстрел. Наверное, если бы в это время на ветках деревьев сидели птицы, они вмиг разлетелись бы. Ветер, как будто специально, неожиданно притих. Видимо, сам ещё не до конца понявший, что натворил, Архип быстро скрылся из виду. Теперь никакой “двенадцатый спаситель” уже был не в силах помешать претворению его бесчеловечных планов в жизнь… Сразу после того, как раздался выстрел, Ада бросилась на помощь Хогу. Несчастный представитель семейства кошачьих беспомощно лежал на твёрдой земле и судорожно делал свои последние вдохи. Подбежав к телу Хогарта, Ада с дикими рыданиями пала на колени возле гепарда и, прижимая его к себе, умоляла остаться. Она безрезультатно пыталась остановить кровь, льющуюся из раны, сквозь слёзы заглядывая в его глаза и вспоминая все их лучшие моменты в жизни, проведённые непосредственно вместе. Дыхание гепарда всё больше затруднялось, и он уже не мог переводить свой взгляд так быстро. Он так внимательно осматривал Аду, будто хотел как можно чётче запомнить её милый вид; будто хотел насильно впихнуть в свою память её ангельский образ. Но он не хотел запоминать её в таком состоянии, иначе от каждого воспоминания бы ему становилось ещё печальнее на сердце, чем только можно себе представить. Гепард чувствовал, как на его тело падают крупные слёзы лисицы, и от их влюблённого тепла ему становилось ещё приятнее покидать этот мир. Нечаянно, он вспомнил одну фразу, которую прочел, будучи в пещере, когда он находился ещё в безвременном пространстве. Выбор есть всегда… Наш пятнистый герой задумался: а правильный он сделал выбор, спася жизнь своему врагу? Но ведь вы прекрасно знаете, что по-другому он бы ни за что не поступил. Был ли выбор у Хога сейчас? Несмотря на всё своё желание, остаться с Адой он просто не мог. Пожалуй, гепарду осталось принять последнее решение в своей жизни – умереть достойно, как герой, о котором практически никто не будет помнить, или как трус, признав свою боязнь к смерти. Даже в этот душераздирающий момент Хогарт не думал о себе. Если он и боялся, то уж ни в коем случае не за себя. Несчастный не мог представить, что может произойти с Адой, если рядом с ней никого не будет. Она, никому не нужная, наверняка примется неделями смотреть в окно, без интереса наблюдая за городской жизнью. Так или иначе, счастливее, чем в былые времена она уже никогда не станет. В глазах гепарда постепенно всё начинало расплываться. Он чувствовал, что сердце начинает биться всё слабее, а кислорода для пополнения лёгких начало явно не хватать.
- Дорогая, - тихим шёпотом, прикоснувшись правой лапой к лицу лисицы, проговорил Хогарт, а затем, после непродолжительного сухого кашля, добавил, - в мои планы не входила смерть, но раз уж так получилось… Жизнь оборвалась на середине, а что я сделал? Я даже не смог вызволить тебя из безвременного пространства! Мы переместились сюда лишь благодаря Сонику и Шэдоу… Какие меня запомнят? Нет, не запоминайте меня вообще… Ах, сколько я старался подарить человечеству добро! А добился лишь зла. Даже тебя, Ада, я уже не смогу защитить… Что ж, пустому месту необходимо пребывать в пустоте. Не нужно бросаться в слёзы, милая, ведь умираешь не ты, а я. Надеюсь, ты простишь мне все обиды… Поверь, я никогда и в мыслях не держал сделать тебе больно. Быть может, я не достоин твоего прощения… Да, скорее всего, это так… Но если кто-нибудь спросит меня о моей вере, то я непременно отвечу, что преклоняюсь и всегда буду преклоняться только пред одной богиней, научившей меня любить всем сердцем. Пусть оно уже почти не бьётся, но это совсем не значит, что оно перестало любить…
По-видимому, Хогарт хотел сказать Аде что-то ещё, но уже не смог. В глазах всё покрылось чёрным занавесом, а лёгкие так и не успели освободиться от углекислого газа. Был ли Хог в бреду, говоря это, теперь никто уже не узнает. Бедная лисичка не могла поверить, что взгляд гепарда больше не смещался с одного объекта на другой, она не верила, что герои так легко умирают. И от одной только мысли, сколько лет ей теперь предстоит прожить в полном одиночестве, на лице лисы появлялся неописуемый страх. Оставшуюся часть времени просто нельзя было назвать жизнью – это было просто бессмысленное существование, не более. Упрямая лисица не продолжала отрывать свой убитый взгляд от лица Хога, надеясь, что сейчас на нём вдруг появятся признаки жизни. Она изо всех сил прижималась к гепарду и, несмотря на то, что его тело уже давным-давно остыло, не переставала согревать своими прозрачными слёзами. Последние слова, которые она услышала из его уст, лисичка заучила почти наизусть, однако, это всё равно не помогало вернуть Хогарта на землю. Героиня никак не могла смириться с тем, что видит Хога в последний раз… Тем не менее, время лечит даже самые тяжёлые раны.
Хог открыл глаза и изумился. Каким-то образом его занесло в абсолютно белоснежную комнату средних размеров. Белизна слепила глаза. Из-за зверской монотонности цветов стену почти невозможно было отличить от пола или потолка. Гепард осмелился сделать несколько шагов, но, к великому удивлению, при этом не услышал ни единого звука! Даже если бы он крался по низкой траве, кое-какие шорохи всё равно были бы слышны, а тут он смело прошагал по совершенно твёрдой поверхности и ничего! Напрягая голову, Хог решил попытаться припомнить, как он здесь очутился… Бесполезно. Окинув взглядом комнату, наш встревоженный герой заметил, что на потолке нет люстры. Резко обратив свой взор на одну из стен, Хогарт увидел окно. Но оно тоже не могло пропускать свет, так как было покрашено светонепроницаемой побелкой. Откуда же тогда в данном помещении брался свет? Ответ на этот вопрос пугал гепарда. Вскоре Хог попытался выбраться отсюда. Но каждый раз, когда он дёргал за ручку входной двери, она либо исчезала, оставляя на своём месте только толстую стену, либо Хогарт попадал в точно такую же комнату. После того как гепард был обманут дверью в десятый раз, ему это начало действовать на нервы. Вот, очередной раз увидев вместо двери стену, Хог, спятив, бросился напролом. Разумеется, как и следовало ожидать, от стены он отскочил, словно мячик, и был награждён за свой нелепый поступок чудовищной болью. На плече Хогарта, которым он таранил стену, появилась рана, но кровью она не заполнялась. Вдруг свет резко погас, словно в комнате внезапно отключили электричество. Наш запутанный герой вмиг оживился. От бывшей белизны не осталось и следа, будто комната никогда и не была окрашена в белый цвет. Ему сделалось жутко и захотелось вернуть прежний вид комнаты, но как воплотить своё желание в реальность, он даже не имел представления. Аналогично белоснежности в темноте различать стены и пол было ничуть не легче. Гепард пробовал наощупь найти дверь, и когда находил, она снова начинала превращаться в стену, как и пять минут назад. Все наверняка знают, что лучше кошек в темноте не видит практически никто. Несмотря на это, Хогарт так и не мог ничего разглядеть. Затем Хог подпрыгнул как можно выше и по неизвестной причине остался стоять в воздухе. Атмосфера в этом месте искоса походила на лунную. Тут он заметил, что не может дышать! Его лёгкие не требовали кислорода, и ноздри не расширялись, всасывая данный газ. Хогарту стало страшно, и он с удовольствием сейчас бы забился в угол, если бы знал, где этот угол. Неожиданно послышался громкий и протяжный писк, насквозь пронзающий своей раздражительностью и на какую-то долю миллисекунды в комнате появился свет. С каждым мгновением писк всё больше усиливался, и слышать его становилось ещё неприятнее. Откуда ни возьмись, за Хогом появилась невидимая воронка, которая начала с жуткой скоростью засасывать всё живое и не живое, находящееся в данном помещении. Ухватиться было не за что, поэтому Хогарт не смог долго сопротивляться напору бушующего ветра. Сразу же после того, как гепард очутился внутри бури, сума сводящий звук бесследно пропал. Чёрно-белая комната вновь стала пустой…
Спустя неизвестный отрезок времени, наш уставший от приключений гепард прислушался к окружающей обстановке. Он слышал ритмичный шум, бьющийся в один такт с его пульсом. Рискнув открыть глаза, Хог обнаружил, что пребывает уже не в той загадочной комнате, а в каком-то другом подозрительно уютном помещении. Перед собой он увидел Аду, которая, пожалуй, с самой милой из возможных на всём свете улыбкой взирала на него. Слёзы колоссального счастья текли, одна за другой, по её щекам. Под действием эмоций лисица не могла произнести ни слова. Хогарт же не спешил улыбаться – он хотел понять, чем вызвана её радость. Внимательно осмотрев комнату, гепард понял, что находится в местной больнице. Только наш страдалец попытался встать с кушетки, как нечто ужасно колкое ударило его  в грудь. Он посмотрел на больное место и увидел, что вся область груди перевязана бинтами. В вены были вколоты какие-то иглы, транспортирующие живую кровь из колбы прямо в организм раненого. Больше делать попыток встать с постели Хог не стал.
- Как я здесь очутился? – задал вопрос больной.
- Ты жив! Я так счастлива, что ты выжил! Врачи говорили, что с таким ранением вероятность остаться в живых – одна сотая часть процента, - сказала лиса, осторожно поцеловав Хогарта в лоб, чтобы ненароком не причинить ему боли, впоследствии добавив, - Пожалуйста, не пугай меня так больше. Я не хочу жить одна…
Хог расплылся в улыбке, обрадовавшийся приятной неожиданности. Ему был дан ещё один шанс обрести своё счастье. И на этот раз он сделает всё возможное, чтобы не повторить своих ошибок. Порой всего один, казалось бы, самый ничтожный человечишка может изменить судьбу огромного мира, а вместе с ним и всего человечества. И совсем необязательно, чтобы этот человек являлся героем… Важно только его стремление, его собственная сила воли… торопитесь вовремя схватить своё счастье, иначе его разберут другие, оставив только нечёткий силуэт… Силуэт счастья. Недаром говорят, что любить и потерять куда лучше, чем не любить вовсе. Думаю, это утверждение имеет место быть причастно к нашей дискуссии. Есть ли смысл повествовать историю о героическом гепарде дальше? Очевидно, нет, ибо он получил счастье, а большего ему и не надо…
---------------------------------------------------------------КОНЕЦ------------------------------------------------------------------
БОНУС
СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ 2

И словно все погасли звёзды,
Пропав бесследно в тишине.
Теперь уж может слишком поздно
Ты вспоминаешь обо мне.

Подобно льду застыли реки.
Весь небосклон изрезан грустью.
Лишь только отблеск в силуэте
Даёт надежды нам проснуться.

Но без войны не будет мира.
Не будет Солнца без Луны.
Бросаясь в светлую долину,
Мы замечаем крик судьбы.

Пусть снег кружиться в вышине.
Пусть всё горит огнём холодным.
Пусть даже пусто на земле:
Вдвоём навечно – мы свободны.

На этом, пожалуй, всё)

0

26

обожаю счастливые концы =')

0

27

совершенно свежая работа (закончено 3 августа 2006)

СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ 3
Эпизод 1: раскат грома.
Над городом сверкнула небывалой яркости молния, а за ней с неведомой быстротой промчался по улицам страшный раскат грома. В ту же секунду прямо с высот сумрачного неба, задавленного толстыми тучами, на землю полил дикий ливень. Он лил стеной и этим загораживал горизонт – то самое место, где небо соприкасалось с землёй. Городские улочки и проспекты потускнели, побились лампы дневного освещения у местных фонарей. Только изредка город на очень короткий срок освещали появления в вышине всё новых и новых, жестоко жалящих местность вспышек молний. И жала эти были настолько острыми, что невозможно было без щекочущего душу страха взирать данную картину. Они так и искрились своей злобой… Они стремительно заражали ею всех легко поддающихся внушению людей, не оставляя ровно никаких шансов очнуться от этого кошмара…Народ, ещё несколько минут назад радостно шнырявший по данным местам, начал, недолго думая, спешно искать укрытия. А укрываться от бешенного ливня люди стали только в достаточно близких от них местах, ибо не хотели находиться под дождём лишнее время. Кто-то коротал это время, удобно расположившись за шикарным столиком с множеством разнообразных блюд в уютном ресторане, расположенном практически в центре Стейшн Сквер; кто-то другой, очевидно, недошедший до нормального укрытия, в безнадёжности встал под большим, толстым деревом, укрывшись его сочно-зелёного цвета листьями. Судорожно задрожал свет в окнах жилых домов. Наверное, это было связано с какой-то неисправностью на линиях электропроводов. Ветер начал усиливаться, подобно дождю. На крыше одного из небоскрёбов, так красовавшегося на фоне всего ландшафта, вдруг появился странный силуэт. Темнота полностью скрывала истинное лицо этого существа. Из-за неё мы могли разглядеть только какие-то нечёткие очертания, а это мало чего давало. Тень приблизилась к краю и остановилась. Ливень всё не утихал. И несмотря на то, что дождь всё так же безжалостно хлестал асфальт, а молния не переставала рассекать уставшее небо своими непонятными символами, казалось, будто картина почему-то застыла на месте. Совершенно неизвестно на что надеялись люди, закованные непогодой под листьями обширных деревьев и прочих плохо укрытых мест, ведь они прекрасно знали, что такой ливень способен пролить без перерыва ещё двое суток? Да, и вообще, о чём сейчас думали люди? Возможно, кто-то пытался отчётливо вспомнить давно забытые им моменты его собственной жизни, торопливо отложенные пылиться в большой сундук с пометкой “лучшее в моей жизни”, и хотели согреться ими, ведь этим людям сейчас как никогда не хватало простого человеческого тепла. Быть может, вовсе наоборот – они жутко грустили по близким им людям, вспоминали самые трогательные моменты своей жизни, да и просто высказывали сами себе про себя то, чего так долго не решались сказать, скрывая тем самым правду от собственного подсознания, ведь в городе преобладала печальная, а местами даже и страшная погода, ненароком наводящая на аналогичные мысли. Быть может, они обдумывали все свои правильные и неправильные поступки, произведённые ими за всю жизнь, и рассуждали, правильный ли они избрали жизненный путь, о чём часто задумываешься накануне смерти. Но никто, однако, не отрицал, что через минуту другую не может выглянуть солнце и всё не засияет прежним светом, ведь ливень спустился на землю не менее внезапно! Практически весь народ, доверившийся прогнозу погоды, что так неумело навязывают на экранах телевидения, преобладал в летней, лёгкой одежде. Возможно, этого и не произошло бы, доверившись они интуиции. Таинственная персона осматривала безлюдные низовья города. Ей нравилось смотреть на живые существа сверху вниз, она чувствовала ощутимую власть перед людьми. Данное существо совсем не пугал так громко стучащий по поверхностям ливень, оно не боялось сумасшедшего хрипа грома и неожиданных вспышек молний.
- Какая чудесная погода! Она полностью отражает моё духовное состояние. Эти глупые людишки разбегаются при первой же опасности, в момент забывая о себе и думая только о том, как самим спасти свою шкуру. Они становятся так беспомощны в темноте… Это даже забавно. Но они не знают, что такое настоящий кошмар, - донёсся с небоскрёба мистический голос, который, спустя несколько минут, вновь нарушил течение сольной песни ветра, произнеся, - Эх, как бы сейчас я хотела расправить руки в стороны, подобно вольной птице, вдохнуть в грудь побольше влажного, дождевого воздуха и нырнуть со спокойной душой прямиком в эту очаровательную бездну. Но не могу. Чувствует моё сердце – грядёт время великих перемен. Интересно, к лучшему ли они?
Неизвестная персона слегка вскинула голову вверх и бросила правую руку в сторону полуночного неба. Через долю секунды, точно родившись, из того места сверкнула ужасающая своими размерами молния, а за ней, как и следовало ожидать, послышались оглушительные раскаты грома. Где-то вдалеке послышались неодобрительные взвизги сирены. Затем множество людских криков… При свете молнии на пару секунд мир погрузился в объятия солнечного дня и мы могли увидеть, кому принадлежал тот загадочный силуэт. Ею была желтоватого цвета ежиха. Конечно, всего каких-то три секунды света не могли дать полностью запечатлеть её, но это было лучше, чем увидеть лишь нечёткий силуэт. Её чёрные, словно угольки глаза, были первым, на что обращали внимание. Они владели странной, притягивающей силой. В них хотелось, не отрываясь, вглядываться часами. Сногсшибательно сложенные ресницы добавляли незнакомке немного загадки, а чуть вздёрнутый носик говорил о том, что она не была простой личностью, кто может сдаться без боя. Тем не менее первые впечатления вполне могли быть обманчивыми…
Очнувшись от сна, Ада моментально пришла в сидячее положение из-за так резво раздавшегося за окном грома. Она ощупала себя – всё ли в порядке? Ещё не так давно ей снились странные сны, похожие скорее на неаккуратные обрывки из воспоминаний о далёком прошлом, чем на продукт человеческой фантазии, а уже сейчас коварная непогода развеяла всё это. И эти, так называемые, сны были до краёв залиты какими-то серыми красками, точно она смотрела старый, чёрно-белый документальный фильм со своим же участием. Такая относительная монотонность картинки не могла ассоциироваться ни с чем, кроме скуки. Подсознание само предательски выдавало её. С тех пор как Хогарт после неприятной стычки со злым магом с тяжёлыми ранениями был доставлен в городскую больницу, она не знала, чем занять себя на целый день, чтобы временно забыть о вынужденной разлуке. На первых порах, тянувшихся особенно длинно, Ада переживала большой стресс, но когда выяснилось, что Хог будет жить и теперь уже нет никаких причин для беспокойства, её волнение начало постепенно спадать… Но не спадала скука – вовсе наоборот, с каждым днём лисичка всё внимательнее и внимательнее считала секунды. На редкость однообразные дни, неторопливо сменяющие друг друга, могли свести её со здравого ума. Немного посидев, Ада дождалась, когда её глаза привыкнут к темноте. За окном снова прогремел гром. При его появлении, у лисицы возникло желание спрятаться ото всех бед под одеялом. Накрывшись им, она как бы пыталась огородить себя невидимой стеной от внешнего мира и закрыть к себе путь злу и ненависти. Таким образом, Ада возлагала на одеяло роль спасителя, хотя и сама прекрасно знала, что оно никак не сможет уберечь её от всех опасностей. Но ведь рядом больше никого не было, кто мог бы защитить её и сказать, что всё это чепуха. Ей было не к кому прижаться, когда было страшно, так что же ей оставалось делать? Немного натянув на себя одеяло, ада с трепетом принялась смотреть на происходящие за окном события. Она глазами выжидала молнию, пусть даже и боялась её видеть. Иногда со страхом следует бороться. Иначе жить в постоянном страхе перед каким-нибудь явлением природы, да и просто перед чем-либо, всё время прячась и всевозможными способами стараясь уйти от этого – такая жизнь называется простым существованием, но никак не более того. Необходимо всеми силами преодолеть сию недоступную грань и не терять лишних минут своей жизни на глупые опасения, только портящие нервную систему человека. Боязнь – это враг человека и с ней нужно бороться. Только тот, кто в силах разорвать эти, то и дело держащие оковы и сбежать из невидимой тюрьмы, побив все свои страхи наповал способен жить полной жизнью. Ещё один блеск молнии в небе точно так же отразился в зрачках героини. Спустя миг, они слегка увеличились в своём размере, выплеснув наружу все её эмоции. Она встала с постели и подошла к окну поближе. На улице не было видно ни одного человека – все они предпочли провести данные часы в своих домах, лёжа в тёплых кроватях и наслаждаясь сладкими снами. По дворам гулял один лишь ветер. От обильного дождя образовалось много луж. Ливневые капли били по подоконнику с такой силой, что после них, казалось, на нём появлялись еле заметные вмятины. Чёрные-чёрные тучи так плотно сцепились друг с другом, что заполонили собою всю вышину и, даже порою казалось, будто звёздное небо кто-то украл, оставив на его месте только открытый космос. Видя всё это, лисице становилось, прямо скажем, не по себе. Она не привыкла видеть Стейшн Сквер в таком свете. Вот Ада решила всё-таки сделать попытку заснуть и направилась обратно к постели. В комнате было немного душно, но открывать окно и впускать к себе крушащий улицу ветер страшно не хотелось, поэтому лиса твёрдо решили смириться с кое-какими неудобствами и, отбросив все никчёмные заботы из головы, медленно погрузиться в сон. Ада положила голову на подушку и сомкнула глаза, но сон так и не приходил. В голову лезли всё те же далёкие воспоминания, но уже не в виде сновидения… В таком положении лисичка провела несколько часов, пока не затих дождик и не наступило, наконец, долгожданное утро. Чувствовала ли наша героиня себя разбитой? Она и сама не могла толком понять. После непогоды мир выглядел совсем иным, будто он переродился. Однако злостный ливень оставил после себя много неприятных воспоминаний в виде луж, огромной влаги в воздухе и прочих деталей. Многие неустойчивые деревья за ночь были повалены грозой. Некоторые из них упали поперёк проезжей дороги и тем самым намертво перегородили путь. Поэтому около таких мест скапливалось большое число машин, образовывающих пробку. Множество людей опаздывало на важные дела и, следовательно, вынужденные остановки очень раздражали их. Над местностью звучала серенада автомобильных гудков. Ада решила не падать в грязь лицом и отпраздновать торжественное начало утра вместе со всеми. Сделав ряд повседневных дел, она решила проведать гепарда, так как сочла неинтересным сидеть дома в окружении безжизненности. Идти с пустыми руками, лисица посчитала тоже неправильным поступком и поэтому решила посетить первый попавшийся под руку магазин. От чёрных туч, так грозно свисающих с неба, не осталось и следа. Всё было забыто как страшный сон… Однако свои страхи не нужно забывать – с ними нужно бороться, иначе в какой-то, скорее всего самый неподходящий для вас миг, он может вернуться снова и жестоко отмстить. Утро было достаточно ранним и магазин буквально только что открылся, но, несмотря на это, очередь там всё же присутствовала немалая. Ада встала в самый её конец, и ей ничего больше не оставалось, кроме как стоять и ждать своего звёздного часа. Да, разумеется, такой поток народа в такое раннее время суток был очень странен, но факт оставался фактом. Солнце ещё не успело войти в зенит, однако, асфальт городских улиц буквально пылал огнём! И это, несмотря на то, что только вчера лил сильный холодный дождь, который на ходу замораживал землю! Такой резкой смены климата за такой весьма непродолжительный срок в городе не наблюдалось уже порядка десяти лет! Ни один из местных жителей не решался дать этому разумное объяснение, ровно как никто и не знал, к каким последствиям это может привести. Стоя в магазинной очереди, так сильно напрягающей нервы, было время подумать о подобных вещах. Очередь постепенно продвигалась вперёд и магазин понемногу начинал пустеть. Тут среди толпы покупателей наша лисица заметила знакомую фигуру. Вернее, она только почувствовала, что где-то уже видела её, но никак не могла припомнить, где именно. Обладатель данной фигуры стоял спиной к нашей героине. Что-то заставляло верить Аду в то, что если она сейчас подойдёт к этому человеку и заглянет ему в лицо, то непременно увидит знакомые черты. Эта мысль настолько увлекла лисицу, что она не переставала сводить глаз со спины незнакомца. Неизвестный почувствовал, что на него кто-то смотрит, и тот час же оглянулся посмотреть назад. Взгляды обоих, будто по волшебству, соединились…
Утро в больнице Стейшн Сквер началось так же как обычно. В заведениях подобного рода начало дня всегда выглядело одинаково. Стоило Хогарту прийти в себя после долгого сна и открыть глаза, как он тут же слышал за дверью торопливые шаги спешащих к больным докторам. Первое время его это очень раздражало, так как он считал, что попавшим в больницу пострадавшим для выздоровления в первую очередь нужна идеальная звукоизоляция. Но не прошло и недели, как он свыкся со всей этой постоянной беготнёй. Данный случай ещё раз подтверждал известное выражение, гласящее, что привыкнуть можно абсолютно ко всему, будь то неугомонное капание воды из плохо закрытого крана или жужжание дизельного мотора. Неожиданно для гепарда дверь вдруг распахнулась и в палату вошёл врач. Он подошёл к кушетке Хога и начал внимательно осматривать показатели всех приборов, располагающихся рядом с больным, записывая их к себе в блокнотик. Выражение лица проверяющего здоровье Хога врача было скорее не серьёзным, а изнурённым. Глядя в это лицо, нашему герою стало интересно, и он захотел спросить:
- Простите, а зачем вы устроились на эту работу? Могу я поинтересоваться? Ради денег или вас звало сюда что-то ещё?
- Ну, не ради забавы же! Странный вопрос, - усмехнулся доктор.
- Просто я надеялся, что люди, работающие здесь, действительно хотят помочь пострадавшим. Ведь деньги можно заработать и в любом другом месте. Делать многочисленные операции на сердце или ещё что-нибудь, когда ощущаешь, что в данный момент времени судьба этого человека находится в твоих руках, и только ты можешь спасти ему жизнь, только ради одной денежной платы – в этом нет ничего человеческого. Это ужасно! Настоящий врач, с моей точки зрения, заботится в первую очередь о здоровье человека… И делает это совершенно бескорыстно. А вас волнуют только деньги. Вы шарлатаны, а не врачи! Извините, может сейчас я слишком грубо выразился, но я всегда говорю то, что думаю. Такова моя природа, - высказался гепард.
- Нашлись тут… Философы, чёрт побери, - с непонятным выражением произнёс врач и, предварительно закрыв свой блокнотик и положив к себе в карман, покинул комнату.
Был ли он задет этими словами за живое, неизвестно. Вот только Хогарт снова остался лежать в помещении один. Что ж, следуя его натуре, он не очень-то этому огорчился, даже более того – пребывая в комнате один, он получал больше пространства для мыслей, о которых не смел думать при ком-то ещё. От неимоверного безделья и скуки он принялся медленно осматривать каждый уголок палаты. Куда бы ни взглянул Хог, везде он встречал знакомые очертания, но эти очертания были для него чужими. Ему наскучило каждый день видеть одни и те же стены. Они напоминали Хогарту те долгие дни и ночи, которые он с великой неохотой коротал, находясь в безвременном пространстве, и каждый раз, когда он вспоминал эту чёрную полосу в своей жизни, его бросало в мелкую дрожь. Вышеописанные воспоминания он старался держать под запретом и прибегать к ним только в самых критических ситуациях. О существовании безвременного пространства знал только один Хог… Но  вот среди всё время куда-то торопящихся шагов, гепард смог различить особенные, не попадающие в общий такт шаги и, что самое интересное – обладатель этих шагов, по всей видимости, направлялся сюда. По крайней мере, об этом говорила постоянно улучшающаяся чёткость звука. За всё время, которое Хогарт пробыл здесь, он наизусть запомнил походку любого врача и сейчас мог точно заявить, что персона, приближающаяся к его комнате, не работает в этом месте. Когда дверь палаты распахнулась, всё стало ясно. Все вопросы, возникающие в голове, словно пузырьки в кипящей воде, вдруг превратились в утверждения. На пороге стояла Ада. Она кричащим взглядом посмотрела на больного и, подойдя к нему поближе, взяла его за руку. Она прислонила эту руку к своей щеке и скучающим голосом произнесла:
- Привет. Как твоё самочувствие? Я так волновалась за тебя, не спала ночей. Вот, решила, для тебя будут полезными эти фрукты, что я купила.
- Привет, Адочка. Спасибо тебе, что ты заботишься обо мне даже на расстоянии, но, боюсь, сейчас мне этого нельзя. Врачи говорят, что если дела пойдут так и дальше, то уже через неделю я буду выписан отсюда. А волноваться за меня не стоило. Ну, подумай, что может со мной здесь случиться? Не советовал бы тебе тратить на меня свои нервы. Это попросту ни к чему, - с расстановкой произнёс, слегка расплывшийся в улыбке гепард.
- Неделю? Для меня это будет сложным испытание, Хог. Что мне прикажешь теперь делать до этой поры? – сдавленным, чуть повергнутым в шок голосом, произнесла лисица.
- Неделю, это в лучшем случае. Попытайся занять себя чем-нибудь и время проскользнёт незаметно. Вот увидишь, - ответил Хогарт.
- За что я ни берусь – всё напоминает мне о тебе, а когда я вспоминаю о тебе и не нахожу тебя рядом с собой, то у меня тут же портится настроение и ничего уже не хочется делать, - с ещё более сдавленным голосом произнесла Ада.
- Ну, в таком случае можешь каждый день навещать меня здесь. Мне будет только приятно, - успокаивающе и в тоже время немного шутливо проговорил гепард.
Лисица, видимо, уже больше не могущая сдерживать слёз разлуки, кинулась на грудь к Хогу. В это же время гепард почувствовал внутри странную острую боль, которую не испытывал доселе. Он рефлекторно вздрогнул и изменился в лице. Лиса заметила боль Хогарта и сказала:
- Может вызвать врача?
- Не стоит, - ответил Хог, не изменив лица.
Затем на лице нашего героя возникло непонимание. Он не знал этой боли ранее. Кроме того, она проскакивала быстро, где-то очень глубоко, задевая душу. Хог посмотрел на часы, висящие на одной из стен палаты.  Они показывали час дня, а это означало, что лисичка опоздала к назначенному времени, задержавшись более, чем на сорок минут. Хогарт хотел спросить о причине её опоздания, но увидев, что бедняжка уже вот-вот заснёт на его груди, передумал. Он понимал, что бессонные ночи переносить достаточно тяжело и не стал мешать. Однако это совсем не означало, что он забыл о своём каверзном вопросе…
- Спи спокойно, милая. Я так понимаю тебя… Но тебе никогда не понять меня. Мы разные, даже слепой это заметит. Но почему же мы вместе? Кто мне ответит на этот вопрос? Мы вместе и это великое счастье, - глядя на спящую Аду, шёпотом умозаключил гепард.
Прошло какое-то время, но Хогарт так и не мог забыть ту странную боль. Данное чувство железно отложилось в сознании героя. За дверью всё так же торопливо бродили рабочие в белых халатах, и откуда-то еле ощутимо тянуло медицинским спиртом. Не знающий, чем себя занять, Хогарт уставился глядеть на прибор, показывающий кардиограмму его пульса. Однообразные изгибы зелёной полоски вскоре повергли гепарда в глубокий сон.

0

28

Эпизод 2: когда наступит вечер.
Зачастую пробуждение приходит к нам неожиданно, подкрадывае6тся сзади, готовясь в любую минуту прыгнуть и перерезать глотку в тот момент, когда больше всего на свете хочется жить в мире грёз, опуская спящего на землю – в реальный мир, совсем непохожий на те сказки, которые в далёком детстве нам читали наши родители, где за каждым тёмным углом таится смерть и разочарование. Да, и вообще, зачем природа придумала для нас эти сновидения? Возможно, для того чтобы уставший от реальности человек мог спокойно погрузиться в сказку, стать её полноценной частью и принимать непосредственное участие в претворении заветных желаний в сонную жизнь, одновременно с этим забываясь в самом себе. Ведь если постоянно обращать внимание на заплывший человеческим мусором мир, который стал таким, надо заметить, не по своей вине, то можно сойти с ума и на нервной почве, даже толком не осознавая собственных поступков. Совершить самоубийство… Совершить только из-за того, чтобы больше не видеть этих глупых потасовок и войн, так интенсивно сжигающих население некогда горячо любимой планеты и превращающих всё живое в бездушный пепел. Иногда, даже полезно на какое-то время замыкаться в себе, общаясь лишь с самим собой и существовать в придуманной чьим-то разумом городке с выдуманным этим же разумом населением. Но из этого городка нужно вовремя возвращаться к реальным местностям, иначе это может плохо повлиять на вашу психику… Разумеется, необходимо огораживать себя от внешнего пространства, которое и миром-то, признаться, назвать стыдно, невидимой стеной, но в то же время нужно на всякий случай построить и дверь, чтобы иногда посещать реальность, а не сидеть безвылазно в своих мечтах…
Какой-то неслышимый стук резко вернул Хогарта из мира грёз в настоящее тело. Возвращаться к истоку очень не хотелось, но пробуждение никогда не происходит просто так, и поэтому гепард не стал спорить с судьбой. Он неторопливо открыл глаза и медленно поднял голову, дабы не прогонять сон так быстро. В комнате, за исключением больного, никого не было. Хог прислушался… В коридорах больницы стояла непередаваемая словами тишина. Такую тишину на просторах здания гепард наблюдал впервые. Она таила в себе много загадки, разгадывать которую желания не было. Абсолютно никакого топота за дверью и никакого шёпота врачей. Только ритмичное попискивание приборов, следящих за показателями здоровья Хогарта. Наш герой ненадолго затаил дыхание и посмотрел в сторону окна. На улице бушевал хулиганистый ветер. Он не давал покоя здешним кустарникам, то и дело покачивая их ветки. Кроме ветра, увидеть и услышать, что творится за окном, не удавалось никому. Хогарт посмотрел на люстру, одиноко свисающую с потолка. Ему показалось, будто она едва заметно покачнулась. И снова небольшая боль в груди. Гепард решил прибегнуть к помощи, а точнее рекомендациям доктора на этот счёт. Но как бы он ни пытался до него докричаться, ничего не выходило – рабочие больницы, словно сквозь землю провалились. Чувствовать себя одним в таком громадном помещении, да ещё и посреди ночи – только от одной мысли об этом становилось, как минимум, не по себе. Какой-то мелкий холодок пробежал по телу нашего героя, и он вдруг почувствовал, как ему становится холодно под одеялом. Соответственно, холод шёл изнутри , но никак не снаружи. Хогарт посмотрел на часы. Как ни странно, они ничего не показывали, быть может, потому, что последние сутки в больнице были проблемы с электричеством. Ходили слухи, что всему виной слишком сильный разряд молнии, внезапно ударившей по центральной подстанции и тем самым окончательно его вырубившей. Только больнице ни в коем случае нельзя было оставаться без света и поэтому местные власти решили выделить зданию запасную энергию, которую они всегда хранили для использования в критических ситуациях. Но этих ресурсов оказалось слишком мало для нормального освещения, и поэтому свет в больнице иногда отказывал. Лишь Хог подумал об этом, как с левой стороны резко распахнулось окно, и бушующий ветер ворвался в комнату больного. Это было так неожиданно, что Хогарт даже немного отпрыгнул в сторону, недоверчиво покосившись на так испугавшее его окно. В то же мгновение дьявольски завились занавески и окно принялось хлопать, то открываясь, то закрываясь обратно. Хогарт всё-таки подумал, что лучше будет позвать врача, и покинул данную комнату. Коридор был плохо освещён дневным светом. Многие лампы вовсе не горели, остальные же горели неисправно, ежесекундно меняя напряжение. Торопиться нашему хищнику было некуда, и он не стал идти медленным бегом. В пути он не узнавал свои шаги. Ему мерещилось, будто они принадлежат кому-то другому, кто хочет настигнуть его сзади. Поглощённый этой мыслью, гепард несколько раз оборачивался, но так и не замечал ничего подозрительного. Он чувствовал, как его сердце начинает биться всё сильнее и чаще в ожидании чего-то непредсказуемого. Свет в коридоре панически дрогнул, после чего видеть стало ещё труднее. Ещё несколько ламп безнадёжно вышли из строя, скинув с себя на прощание только пару горячих искр. За всё это время на пути Хогарта не встретилось ни одного живого человека. Однако шестое чувство заставлялось его свято верить в то, что в помещении есть кто-то ещё, только нужно получше поискать. Вернувшись к мысли о сновидениях, Хог подумал, что проснулся в неудачное время и что с удовольствием поспал бы ещё, вместо того, чтобы наблюдать данную картину. Но возвращаться обратно в тёплую постель и заставлять себя заснуть, теперь уже не было смысла. Лишь тот, кто недостаточно силён духом, кто не может сопротивляться убеждениям со стороны способен повернуть назад. Хог повернул за угол и тут же, отскочив на пару метров, испуганно вдохнул. На одной из стен кривовато висело зеркало. Смею предположить, что именно пятнистое отражение в нём, так неожиданно встретившееся взгляду Хогарта, повлекло за собой данную реакцию. Убедившись, что в старом зеркале гепард увидел именно себя, напряжение немного спало. Все глупые, почти ничем необоснованные страхи начали спешно покидать душу, оставляя место только для спокойствия и уверенности. Поначалу молодой хищник долго всматривался в своё отражение, будто не верил этому зеркалу, но вскоре он понял, что сильно преувеличивает опасность обстановки и бросил это дело. В округе продолжала стоять мёртвая тишина, словно всё население города вымерло от какой-то катастрофы, и в живых остался лишь гепард. Только один человек мог нарушить её. Задумавшись об этом, Хог почувствовал кусочек власти,  но это чувство тут же перетекло в немыслимое отвращение. Власть может испортить даже самого преданного человека. Она может, если не убить, то, как минимум, отодвинуть на задние места те чувства, которые до её обретения находились у этого существа в первых рядах. Люди, которые стремятся к власти, в момент забывают обо всём, что ещё не так давно играло большую роль в их жизни. Они способны предать горячо любимого человека своим врагам, с улыбкой на лице подписать денежный контракт о продаже собственной родины и даже, точно кукла, управляемая при помощи ниточек, соглашаться с любыми чужими мыслями, пусть даже ведущими мир в неминуемую бездну – это малая часть того, что могут совершить люди ради власти. Эти соображения вскружили гепарду голову. Его душа громко и безудержно кричала, однако, кроме самого Хогарта, никто не мог услышать её крик. Немного погодя, Хог снова вернулся к прежнему состоянию. Вдруг среди отражения нашего героя и сплошной темноты стали появляться какие-то размытые черты. Хог заметил это с первой же секунды, но не стал оборачиваться, чтобы посмотреть, кому принадлежат эти черты, будто какая-то сила держала его на одном и том же месте. Он ужасно не хотел смотреть страху в лицо. Гепард решил, что бегство не сможет спасти его от уготовленной участи, и принялся ждать развязки прямо здесь, на этом самом месте. Подобно разряду электричества, по зеркалу быстро пробежал чей-то взор. Красные глаза в упор смотрели на хищника. Обладатель данного взгляда долго не менял своей позиции, будто норовил запомниться нашему герою. Как он появился здесь, ведь никаких шагов слышно не было? Загадка оставалась загадкой. Тем не менее, выбрав подходящий момент, персонаж, стоя за спиной Хога, произнёс:
- Привет, Хогарт. Я чувствую твой страх… Отчего не спится? Правильно – тебе нужно привыкать к темноте…
Недалеко от этого места в небе висел огромный железный корабль. Казалось, собою он может загородить целое солнце. Его громадные турбины глушили любой звук в радиусе ста метров. Это сооружение было отмечено клеймом зла. По палубе корабля из стороны в сторону устало шагали на скорую руку сделанные охранные роботы. Их внешний вид противоречил всех законам робототехники, ведь теоретически робот не может устать! Местность, кстати, они прочёсывали тоже не лучшим образом. По всей видимости, они делали свою работу скорее не для того, чтобы принести пользу боссу, а просто, чтобы их не разобрали на части. Роботы не могли задумываться о том, сколько дней они потратили впустую, выполняя прихоти только одного человека, и сколько дней им было суждено потерять ещё в будущем. Они никогда не думали о смысле своей жизни и не завидовали по-настоящему живым существам, которые были способны чувствовать боль, радость, любовь и печаль, и в этом, даже если бы король механизмов создал самого уникального бота, который без особых проблем встал бы наголову выше всех остальных кибернетических созданий и получил бы в грядущих временах не одну сотню премий за самое гениальное изобретение века, всё равно бы подчёркивалась бездушность, ведь человеческое сердце, наполненное реальным, а не запрограммированным счастьем, не сможет заменить совершенно ничего. Всё внутреннее помещение корабля безвылазно погружалось в мёртвую тишину, нарушаемую только, подобно каучуковому мячику с силой ударенного о пол, отскакиванием стен эха механических шагов. Да и сами стены с потолками были сотканы полностью из холодного металла. Вообще, иногда не верилось глазам: как такой тяжеленный предмет мог с удивительной простотой парить в воздушном пространстве? В главной комнате в своём почётном кресле сидел, опёршись лбом на пальцы правой руки и нервно массируя ими свои брови, командир корабля. Его глаза были зажмурены, он нервно вздыхал и всё время о чём-то думал. По виду доктора даже при невнимательном взгляде можно было определить, что он пребывал совсем не в том настроении, когда следует приступать сразу к делу, а не раздумывать часами о возможных проколах и недоработках данного плана. На его голове медленно проступал пот. Тишину нагло разрушил осторожный стук в дверь. В ту же секунду, как по команде, управляющий кораблём злодей, резко открыл глаза. В них было столько злобы и ненависти, появления которой, возможно, и сам Эггман не смог бы объяснить, что, глядя в эти переполненные мрачными чувствами очи, просто невозможно было не заразить этими чувствами и свою душу. Он немного посидел в той же позе, но уже с открытыми глазами, точно стараясь отойти от былого состояния, а затем, надавив большим пальцем на какую-то кнопку, встроенную в одну из ручек его кресла и тихо пробубнил себе что-то под нос. Дверь автоматически поднялась и в помещение, неловко передвигая своими ногами, вошёл робот. Он, со страхом смотря на своего повелителя, подошёл к креслу босса, расположенному прямо в центре зала и дрожащею рукой указал на один из мониторов, следящих за тем, что творится на корабле. Камера наблюдения засекла спящего на посту бота доктора Роботника. Он, изнеможённый чудовищно однообразной работой, решил буквально на несколько минут, опёршись на свою пику, закрыть глаза и чуток вздремнуть. Но командиру машины было не понять его усталости, и поэтому он приказал схватить этого робота и привести в основной сектор – самое обширное помещение корабля, предварительно поблагодарив рассказавшего обо всём бота немногочисленными тёплыми словами и пообещав, что обязательно вознаградить его за данный поступок. Как только довольный реакцией босса на это дело служебный робот ушёл, Эггман вернулся к своему прежнему положению, продолжая усердно о чём-то думать. За спящим роботом внезапно открылись двери, тем самым разбудив его. Оттуда вышло ещё четыре бота, которые молча взяли провинившегося под руки и скрылись в обратном направлении. Ошарашенный такой неожиданностью робот не мог понять, что дало повод для такого обращения с ним, но вырываться даже и не думал. В секторе по приказанию начальника стало постепенно скапливаться всё больше и больше “жителей” со всего корабля. Внешняя палуба транспорта начала спешно пустеть. Ввиду большой срочности, все роботы временно оставляли свои дела и шли к основному сектору. Помещение со временем стало походить на какой-то зал проведения суда. Такие же трибуны для зрителей происходящего, отдельные места для участников, наконец, самое главное место для персоны, решающей судьбы самих виновников. Когда зал собрался, в помещение вошёл Эггман, важно приподнимая свой красный нос, будто тем самым, показывая, что он находится на более высокой ступени эволюции, нежели они. Роботы никак не отреагировали на такое поведение босса, так как уже привыкли к тому, что он всегда ставит себя выше всех жестянок. Он неторопливо взошёл на законное место и оглядел всех присутствующих. Вскоре, в помещение втащили провинившегося. Теперь он понял, что дело, по которому его сюда притащили достаточно серьёзно и касается в первую очередь его, но сейчас вырываться из когтей правосудия было уже не к месту. Бот бегло начал вспоминать все свои плохие поступки и выделять из них самые ужасные, чтобы сообразить, за что его сюда привели. Тем не менее, доктор поправил свой костюм и начал речь:
- Мои создания! Сегодня я собрал вас здесь, для того чтобы преподнести один жизненно важный урок. Надеюсь каждый из вас чтить мой великий ум, и полностью доверяется мне, ведь всё, что я делаю – лучше для вас. Мы сможем покорить мир и построить свою независимую империю только тогда, когда начнём выполнять самые элементарные требования. А пока этого не произошло, я буду применять самые жестокие меры, чтобы поднять ситуацию на более-менее приличный уровень. Совсем недавно перед нами появился предатель! Эта недоделанная консервная банка могла разрушить все мои планы, если бы мы вовремя не пресекли её действия. Заснув на посту, этот, так называемый “охранный” робот мог пропустить на базу врага и, соответственно, погубить всех нас. Одна жалкая минута сна могла стоить нам жизни. Поэтому, чтобы не подвергаться опасности вновь, я принял решение усилить охранные точки, назначив туда новых роботов, а провинившийся экземпляр отстранить от службы и переплавить. Прислугу, который сообщил мне данную информацию, я тоже не забыл и решил повысить его в ранге. Почему я вынес, казалось бы, такую пустяковину на публику? Всё очень просто – я не хочу, чтобы вы уподоблялись ему и учились на его ошибке. Иначе вы окажетесь на его месте… Я всё сказал.
Откуда ни возьмись, в воздухе прозвучал громкий звук, символизирующий окончание речи и собравшиеся зрители начали расходиться, возвращаясь на свои рабочие места. Несколько ботов не стали расходиться сразу, а предпочли проводить обречённого на нечто ужасное робота своим кибернетическим взглядом. Выразить свои ощущения ни один из роботов не мог: они не могли пролить слёз, если им больно; они не могли улыбнуться, если были довольны хорошо выполненной работой. Именно поэтому они прощались с провинившимся молча, не сводя с него глаз. Роботы, что вели несчастного на переплавку, тоже не были в восторге от принятого решения, но ослушаться приказа не могли, ибо очень боялись за своё собственное благополучие. Осуждённый бот шёл спокойно – он по-прежнему не думал вырываться, потому что ему было уже некуда бежать. Что касается робота, которого повысили в ранге за доклад начальству – он действовал по стандартной программе, ведь любой доложивший о недоброкачественной работе товарища бот, становился выше в глазах командира и получал дополнительную власть. Только так тут можно было выжить. Вот, перед наказанным роботом открылась дверь с пугающего вида машиной внутри. Тут виновник вырвался из металлических рук своих собратьев и сам ступил в эту машину. Последний взгляд механического создания казался каким-то особенным. Но он только казался особенным, ведь это был взгляд робота… Гениальный доктор вернулся в свою комнату с ещё более опущенным настроением. Он сел за штурвал и корабль тронулся. Эггман периодически посматривал на мониторы, следящие за исправной работой его подчинённых. Все роботы после инцидента со сном на посту занимались своими делами более, чем просто активно. И каждый раз, когда он устремлял свой взор на экран какого-либо монитора, доктор с ненавистью что-то говорил про роботов себе под нос. Вот, когда внимание Роботника упало на очередной дисплей, корабль неожиданно врезался в скалу, хитро спрятанную за небесными тучами. Не поняв толком, что происходит, Эггман не успел вырулить, и здоровенная машина помчалась навстречу земле. Доктор, растерявшись, принялся жать на все кнопки, что попадались под руку, но это мало чего меняло. Поняв, что изменить ничего уже нельзя, злодей перестал пытаться спасти себя… Он занял свою обычную позу и просто стал ждать естественного хода событий…
Когда за окном раздался грохот, сотрясший землю, Соник, сидевший на кухне и медленно попивая горячий чай, на несколько секунд сгорбился и зажмурил глаза. Но стоило шуму чуточку стихнуть, как синий ёжик со своими гостями в образе двухвостого лиса Тейлза и накаченной ехидны Наклза бросились бежать на улицу с целью посмотреть на причину такого шума в столь позднее время. Только Соник открыл дверь, как в комнату ворвался густой фиолетовый туман. Таинственная дымка тянулась прямо из разбитых боков упавшего недалеко от дома ежа воздушного корабля. Ничего не понявший сверхзвуковой ёжик решил поделиться своим удивлением с друзьями. Видимо, корабль Эггмана, а точнее некоторые из его отсеков были заполнены этим веществом, которое при столкновении транспорта с твёрдой землёй и вырвалось наружу. Тейлз тщательно протёр глаза, подумав, что всё происходящее ему только снится, но факт оставался фактом. Фиолетовый туман не имел запаха.
- Соник, что это такое? – спросил Наклз.
- Ну я-то откуда знаю? Спроси лучше у Тейлза – он у нас всегда всё знает, - немного раздражённо ответил ёж.
Ехидна обернулся и хотел было уже обратиться к Майлзу, но лис стоял с такой глупой физиономией, что Накс сразу передумал. Проворный Тейлз специально сделал такой вид, так как очень не хотел отвечать на данный вопрос. Хозяин дома не стал долго глазеть на восьмое чудо света и, закрыв дверь, отправился в спальню. Остальные, в скором времени, тоже разошлись по своим кроватям. Нет, нашим героям очень хотелось узнать до конца, что произошло с Эггманом, и куда он летел, но, как говорится: “Утро вечера мудренее”. Туман, тем не менее, просочившийся абсолютно в каждый уголок дома, даже и не думал рассасываться…

0

29

Эпизод 3: шкура человека.
Обычное ленивое утро, словно гость, постучалось в окна домов Стейшн Сквер, чтобы напомнить их жителям о торжественном начале нового дня. Оно не хотело видеть, как люди бездумно просыпают часы своей единственной жизни вместо того, чтобы использовать их для свершения своих заветных целей, раскрывающих смысл существования. Как только солнечный шар выкатился из-за горизонта, приветливо улыбнувшись каждому живому существу, так сильно ждущего его прихода и безумно влюблённого в его яркие краски, бодрящие душу и зажигающие фитиль хорошего настроения, изумрудно зелёные стебельки цветов стройно выстроились по струнке, а их шапки повернулись так, чтобы получить как можно больше дневного света. На только что проснувшиеся ветки деревьев, свободно раскинувшиеся во все доступные способы, садились молодые птенцы, ещё совсем недавно научившиеся махать крыльями, рассекая городской воздух, чтобы, находясь в своеобразной группе, спеть великолепную серенаду, посвящённую радости нового мобианского дня. А за ними и безумно лёгкий ветерок пробежал по районам, покачивая на своём пути каждый листочек здешней растительности, тем самым, сбрасывая с них холодную утреннюю росу, оставленную в напоминание о продолжении жизни, и, как бы расталкивая их, чтобы они могли, наконец, пробудиться и увидеть всю эту красоту. По своему обыкновению эти краски портило загруженное движение многочисленных автомобилей, захламляющих непередаваемую небесную красу своими выхлопными газами, вдоль проложенных трасс. И, как всегда, люди, с головою погруженные в свои заботы, не видели ничего вокруг себя, кроме постоянных проблем и никак не решающихся обыденных дел… Вот, одна из сидящих на ветвях деревьев птиц взмахнула своими крыльями и поднялась ввысь, приземлившись на один из подоконников дома Соника. Она ритмично постучала своим клювом по стеклу, тем самым, разогнав сон синего ежа. Слегка потянувшись, наш герой провалялся в своей постели ещё порядка восьми-двенадцати минут. Соник всегда просыпался раньше остальных. Лёжа на спине, персонаж чувствовал на себе какие-то странности. Его ноги свисали с кровати, и ежу казалось, будто всё на свете вдруг стало ему мало. Сверхзвуковой герой обратил внимание на атмосферу, царящую внутри дома. Фиолетовый туман бесследно растаял, не оставив о себе ни единого воспоминания, зато его заменило нечто другое, невидимое невооружённым глазом. Стоило ежу подняться на ноги, как он чуть не ударился головой о потолок. Не поверив собственным мыслям, хозяин дома помчался к зеркалу, чтобы выявить причину его волнений. Подойдя к нужному месту, персонаж, увидев своё отражение, не смог сдержать, переполненный непонятными чувствами крик и, честно говоря, еле устоял на ногах от увиденного. Подросши более, чем на полметра всего только за ночь и променяв шикарные синие колючки на длинные волосы того же цвета, а вместе с ними и весь свой облик, сверхзвуковой ёжик походил на клоуна-гиганта. Он долго стоял на месте, пытаясь всмотреться в новое отражение, пытаясь оценить свой новый вид. Затем наш герой изо всех сил помчался в комнату, отведённую Тейлзу и Наклзу. Он подбежал к кровати лисёнка и с огромной дикостью в глазах стал трясти его и говорить какие-то неразборчивые фразы, предварительно крепко взяв за шею. Лис, поначалу принявший Соника за какого-то бешеного маньяка, мигом выскочил из постели и, подойдя к окну, стал кричать на помощь. Наш изменившийся герой не хотел делать из этого случая шумихи и поэтому стал осторожно подкрадываться к испуганному Майлзу, пытаясь утихомирить его. Но упрямый лисёнок, так ничего и не понимая, явно с недобрыми намерениями взялся за стальной гаечный ключ, который он всегда держал при себе и занял позицию для выжидания боя. Соник не рискнул приближаться к Майлзу дальше и остановился, пустив в ход свои сдержанные словесные объяснения:
- Спокойно, Тейлз, я не хочу причинить тебе вреда… Я Соник…
- Ты думаешь, я не знаю, как выглядит мой лучший друг? На что ты рассчитываешь, произнося эту чепуху? Хочешь обокрасть нас? – не верил лис, сжимая кулаки всё крепче.
- Понимаю, ты не привык видеть меня в таком виде. Признаюсь, я сам немало удивлён тому, что выгляжу в точности как человек, но это я. Если не веришь, можешь спросить меня любой вопрос, ответ на который знаем только ты и я.  Я могу рассказать, как мы с тобой в первый раз встретились. Хочешь? – пытался наставить на правильный ход мысли Тейлза Соник.
- Не надо… Я верю тебе на слова, - сказал Майлз, медленно ощупывая своё тело.
- А теперь смотри… - произнёс синий ёж в образе человека, показывая другу зеркальце.
Прауэр с опаской заглянул туда. То, что он там увидел, повергло его в шок. Почти не изменившись в росте, восьмилетний ребёнок сильно изменился в лице. Миленькая лисья мордочка приняла человеческую форму. Больше всего Майлза испугало отсутствие ушей на макушке. Как только малыш это заметил, он с душераздирающим своей громкостью криком начал бегать кругами по комнате, хватаясь за голову и вопя во всё горло, что-то в роде: “Я оглох”! За этим зрелищем последовало ещё много подобных, таких, например, как: “кто отрезал мои хвосты”!? и: “Кто сбрил мою шерсть пока я спал”!? Эти вопли разбудили красную ехидну. Честно говоря, Наклз очень не любил, когда кто-то нарушал его сон и жестоко наказывал всех нарушителей, но сейчас он пребывал в каком-то другом, на редкость умиротворённом состоянии. Заметив, что все вдруг обратили на него внимание, застыв на своих местах, видимо, следя за его реакцией, Накс, дабы нарушить проклятую тишину, произнёс, характерно приветствуя друзей помахиванием ладони:
- Привет, пацаны!
- Э-э.. Ты ничего такого странного не замечаешь? – произнесли после недолгого молчания в один голос Соник и Тейлз, предварительно переглянувшись.
- Решили сменить имидж? – попытался догадаться ехидна, внимательно приглядываясь к каждому из них.
Лис и ёж ещё раз медленно переглянулись, обменявшись друг с другом дико непонятливыми взглядами, а затем показали хранителю его отражение в зеркальце, тем самым, пытаясь ввести его в курс дела, но ехидна, увидев свой новый облик, даже не изменился в выражении лица. Длинные колючки, точно по волшебству, превратились  в не менее длинные космы красного цвета. Следы, оставляемые Наклзом на песке приобрели совершенно иную форму. Его рост позволял ему смотреть на остальных членов банды сверху вниз, в буквальном смысле этого слова. После небольшого немого представления, Майлз, как следует взяв себя в руки, присел на край дивана и, достав необходимые для проведения вычислений инструменты, принялся что-то писать. Наклз выхватил зеркало из рук хозяина здания и сел рядом с Тейлзом, не переставая рассматривать своё отражение, по-видимому, пытаясь привыкнуть к своему новому “имиджу”. Сам же Сонику предпочёл остаться стоять там, где стоял. Ещё ни одно утро не приносило ежу в шкуре человека таких колоссальных сюрпризов.
- Слушайте, а я реально круто выгляжу! – разбил о камень молвы внезапно появившуюся угнетающую тишину ехидна, всё не прекращая смотреть на себя в зеркало.
- Тебе действительно нравится твоё новое тело!? Я лично очень не хотел бы пребывать в таком виде лишнее время. Кстати, следуя моим наброскам на бумаге, я пришёл к выводу, что всему виной является тот самый фиолетовый туман, который мы могли наблюдать вчера. Если исходить из того, что газ появился сразу после крушения корабля Роботника, то получается, что в его составе присутствовала некая инфекция, способная изменить ДНК любого существа, подвергающегося её воздействию. Насколько мне известно, таких веществ нет ни в природе, ни в химии, но следует учесть, что доктор Эггман имеет на редкость высокий коэффициент интеллекта, по крайней мере по его официальным данным, и для него не составит особого труда вывести формулу получения этого газа самому, - поделился мыслями со своими собеседниками Прауэр.
- Да, и, продолжая твои соображения, нам сейчас нужно попасть на обращённый в обломки корабль толстого злодея, ведь на каждый яд есть своё противоядие. Если он знает, как изменить гены животного, чтобы превратить его в человека, то, соответственно, он должен знать и как вернуть наши тела обратно. Правильно? – перебил Майлза Соник.
Ребёнок одобрительно кивнул головой в ответ. Троица решила поторопиться, потому что боялась, что за прошедшие часы транспорт Роботника мог испариться в воздухе также бесшумно и незаметно, как и загадочный туман. Однако, к счастью, ни одно из их опасений не подтвердилось – железная громадина всё так же неподвижно лежала около дома синего ежа, точно никому не нужная выброшенная пустая бутылка. Своей массой она могла снести пол леса, если бы упала куда-нибудь в Мистические джунгли. Стальные бока корабля украшало множество царапин: от едва заметных человеческому глазу до различимых с высоты птичьего полёта. Проходя мимо такого воздушного сооружения, даже и не верилось, что ещё буквально вчера оно спокойно рассекало небесную гладь, при том в идеальном состоянии! Что произошло с этим кораблём, нашим героям оставалось только догадываться. Соник на пути к Эггману держался подальше от транспорта , ибо очень боялся, что одна из стальных стен может внезапно оторваться от остальной его части и рухнуть наземь, придавив героя своим весом. Наклз же вовсе наоборот, вёл себя вполне смиренно. Он, подобрав где-то с земли небольшой камешек, спокойно прокладывал свой путь, чертя этим камешком по стенам вражеского корабля, тем самым, оставляя на нём поверхностные царапины, и насвистывая какую-то стильную мелодию. Маленький Прауэр следовал за Сонником и Наклзом, уткнувшись носом в умные бумаги и внимательно перечитывая все свои записи в опасении того, что допустил ошибку в той или иной идее. Правда он никак не мог сосредоточиться из-за окружающего шума, издаваемого трущимся о корабль камнем, поэтому между Тейлзом и хранителем Наксом нередко возникали словесные перепалки, иногда даже выливающиеся в бои. Синеволосый Соник предпочитал не вмешиваться и не разнимать друзей, тем самым, не напрашиваясь на лишнюю порцию синяков и ссадин, а просто являясь зрителем всего происходящего. Подойдя к входному проёму, наши герои в очередной раз убедились, что предмет восстановлению не подлежит. Внутренняя обстановка, тем не менее, выглядела более-менее сносно. Кое-где из стен торчали трубы с медленно капающим с них неизвестным содержимым. В некоторых местах были оторваны потолочные плиты. Нашему трио не составило большого труда найти вход в главную комнату. Но только они подошли к двери, как та судорожно затрещала, рывками поднимаясь к потолку, и перед ними предстал сам командир корабля. Обе стороны, как и следовало того ожидать, очень испугались такой неожиданности, однако, быстро взяв себя в руки, доктор сразу же вызвал армаду роботов с целью выпроводить незнакомцев. В тот же момент из всех щелей полезли железные боты, перегородившие тройке путь к Роботнику. Соник только слегка ухмыльнулся вражеской толпе – за время приключений ему приходилось сталкиваться и не с таким, так что ежедневные битвы с войсками Эггмана стали для него уже чем-то вроде обычной работы. Никс при виде кучи роботов проверил пару раз свои кулаки на прочность, ударив их друг об друга, словно предчувствуя грядущее веселье. Тейлз посмотрел на своих друзей и сделал серьёзный вид, так как подобает каждому гениальному изобретателю. Бой начался неожиданно – никакого знака, символизирующего его начало не прозвучало. Скоростной лидер троицы не стал прибегать к каким-нибудь новым, изощрённым методам борьбы, он предпочёл действовать как обычно, по старинке. Подобравшись к одному из недругов, Соник принялся дразнить его, бегая вокруг без остановки, наверное, рассчитывая на то, что бот вскоре запутается и тогда он сможет нанести железке решающий удар, однако, враг оказался весьма крепким орешком, и сломать его было не так-то просто, как казалось на первый взгляд. Никакие скоростные трюки  и уловки не помогли бедняге обмануть робота, и в скором времени он был пойман, точно рыба на приманку. Так как враг не был запрограммирован на стрельбу из оружия, он стал разбираться с ежом теми способами, которые были ему доступны, а именно: сжимать пойманную добычу своими стальными, точно тисками, руками. Соник держался молодцом и не кричал от невыносимой боли, но это совсем не означало, что ему не требовалась помощь. Тем не менее, не стоит забывать, что этот персонаж являлся незаменимой частью сплочённой сердцами команды, способной абсолютно на всё в своём полном составе, поэтому, для того чтобы друг выручил своего товарища из беды, совсем необязательно было слышать крик о помощи… На помощь попавшему в ловушку ежу, пришёл красноволосый парень, с кулаками набросившись с тыла бота. Робот слегка пошатнулся и разжал свои тиски, бросив Соника на землю и, тем самым, дав ему пару секунд форы, но этого времени еле хватило, для того чтобы наш герой смог прийти в себя после пребывания в почти предсмертном состоянии. После этого освободительного удара у хранителя так распухли ладони, будто в каждую клетку вонзилось тысяча ядовитых пчелиных жал. Данный случай вызвал ни с чем несравнимое удивление Наклза: оно и понятно, ведь ещё никогда доселе сталкивание горячего кулака с металлом не вызывало такой болезненной реакции. Красноволосый уже хотел пустить в ход альтернативный метод сражения, забравшись наверх по стене, где бот не сможет заметить его присутствия, чтобы потом спрыгнуть в самый подходящий момент и, как следует разогнавшись, врезать жестянке по верхней точке, но, как назло, руки, будто бы их заменили на чужие, ни в какую не хотели цепляться за стены. Ничего непонимающий силач сделал ещё несколько попыток совершить трюк, однако, ни одна из этих попыток так и не принесла плодов. Тут, Прауэр, до этого находящийся при нейтралитете и ещё не вступив в драку, сообразил, что в битве веет каким-то прозрачным подвохом и скомандовал отступать. Отстаивать свою сторону дальше уже не имело смысла, ибо даже слепой видел, что события разворачивались совсем не в пользу наших героев. Ввиду весьма и весьма странных обстоятельств, зло побеждало даже без особых преимуществ. Пусть даже дерущимся и хотелось отмстить за все свои поражения, послушаться Майлза они сочли самым выгодным поступком, ибо он практически всегда принимал разумные решения, о которых впоследствии не приходилось жалеть. В крике Тейлза, доктор услышал знакомые имена, что казалось очень подозрительным старику. Не будь дураком, он сразу смекнул, в чём дело:
- Иногда получается даже лучше, чем задумаешь.
На данной ноте Эггман злобно рассмеялся, видимо почувствовав, что чаша весов фортуны склоняется в его сторону и ему остаётся лишь добить своего неприятеля. После некоторого времени наслаждения от возможности властвования над ситуацией, Роботник послал свои войска за геройским трио вдогонку.  Он хотел воспользоваться случаем и, наконец, поймать постоянно крушащего его планы ежа, пока есть данная возможность, а заодно и всех его лучших друзей. В дороге Прауэр рассказал Сонику и Наклзу, что из-за замены генов и ДНК в их организме, случившейся не без помощи таинственного тумана, вполне могло случиться так, что они утратили вместе со своим привычным обликом и все способности, делающие их почти неуязвимыми. А это означало, что на смену наступающей тактике пришла тактика бегства. Пока команда была лишена своих возможностей, они не могли сражаться с роботами Эггмана. Единственным шансом на спасение оставалось поднятие белого флага в разгаре войны. Но команда отважного Соника не сдавалась, а вовсе наоборот, выжимала все соки из данной ситуации и пыталась направить их в свою сторону… За героями по пятам следовали вражеские боты, так что стоять на месте было нельзя. Соник посчитал плохой идеей укрыться от розыска у знакомых, ибо находясь в человеческом обличие, они просто не смогут пересказать произошедшее так, чтобы эти знакомые им поверили. Друзья сошлись на том, что первое время наиболее выгодным для сохранения местом будут являться заросли Мистических джунглей. Для претворения идеи в жизнь важно было как следует оторваться от гонящихся ботов, чего нашим отчаянным беглецам никак не удавалось. Достаточно долгое время они не могли избавиться от механического шума, доносящегося из-за их спины. Вслед с огромной скоростью летели раскалённые от трения о воздух пули. Под ногами влилась паутина из торчащих из земли корней деревьев. Майлз не мог одновременно смотреть под ноги и на дорогу, поэтому, вскоре, зацепился за неуклюже торчащий вырост и упал. Молниеносная реакция Наклза помогла ему спасти друга. Хранитель тут же кинулся в небольшие заросли, налету прихватив с собой Тейлза. Теперь только оставалось молиться, что машины не заметят этого рывка и пробегут дальше. Но вот беда: синеволосый Соник, бежавший на пару метров впереди остальных, даже и не заметил, что только что произошло у него за спиной и спокойно бежал дальше. Накс, обнаружив, что Соника нет рядом, хотел окрикнуть его, видимо, совершенно не подумав, к каким последствиям это может привести, но умный ребёнок вовремя заткнул ему ладонью рот, шепнув, что сейчас не время для этого. Пробежали ли все роботы вдогонку за лидером команды или же остались некоторые, кто поделился на поиски остальных участников, ни Тейлз, ни Наклз, не знали, а это придавало происходящему тревожащий оттенок. Наконец, решив, что проводить часами напролёт, лёжа в одной позе и выжидая неизвестно чего, попросту глупо, малолетний Майлз решил пойти на разведку. Само собой, он не был прирождённым разведчиком, но надо же было когда-то начинать! Вокруг царила страшная тишина. За любым кустом мог таиться вражеский бот. Ситуация требовала крайней осторожности. Наклз посмотрел на небо: солнце заволокли густые серые облака. Всё представало перед нашими друзьями в неопределённом цвете. Сердце замерло в груди Прауэра, когда он вдруг услышал громкий хруст поломавшейся ветки около себя. На его лице чуть приподнялись брови, подчёркивающие испуг; на ладонях проступил пот. Он обернулся и увидел за собой споткнувшегося стража изумруда.
- Ну, ты меня и напугал! – слегка запинаясь от всё ещё не прошедшего ужаса, проговорил Тейлз.
- Знаю. Я сам испугался от твоего резкого поворота, - признался хранитель.
Они оба нервно посмеялись, как будто кто-то заставил их это сделать. Но вот где-то вдалеке послышался отдалённый механический шум. Откуда он доносился, было трудно определить, так как в глухих джунглях безумное эхо лилось со всех сторон. Стоять на месте было никак нельзя, а шум между тем становился всё грубее и грубее. Хитрый Майлз принялся кусать ногти в раздумьях над сотворением нового плана…

0

30

Эпизод 4: крутой поворот.
Могу поспорить, что в вашей жизни бывали такие моменты, которые в корень изменяли вашу жизнь, а если не было, то на вашем жизненном пути они обязательно произойдут. На самом деле, довольно непросто отличить данные случаи от остальных, ибо любая деталь, на которую вы не обращали внимания раньше, может повлечь за собой непоправимые последствия. Вдумываясь во всё это, невольно вспоминается одна азартная игра, несколько напоминающая обычную жеребьёвку, где необходимо вытащить счастливый билет. Но, как правило, желанного удаётся достигнуть только одному – остальным же приходится хоронить свои мечты. Чтобы повернуть свою жизнь в лучшую сторону, совсем необязательно иметь львиную долю мудрости или ловкости. Удача сама выбирает свою жертву… Для кого-нибудь другого этот день мог проплыть незаметно, подобно остальным до невозможности серым и неинтересным дням, но только не для Хогарта. Сегодня, когда ему, наконец, было суждено покинуть больничную койку и вернуться в свет, так манящий своей свободой, даже сырой холодный ветер, возникший после проливного дождя, казался на редкость нежным и приятным. Правда, хочется заметить, что на выходе из здания у нашего героя на какое-то время проявилось некое разломное, между тоской по временному жилищу, ставшему почти вторым домом, и радостью от долгожданного возвращения к горячо любимым людям, состояние. Это состояние заставило хищника немного задержаться, перед тем как начинать новый путь и оглянуться назад. Первые минуты его всё ещё тянуло обратно – он чувствовал, что пока не был готов к серьёзным переменам. Но вскоре данное чувство отпустило гепарда, и он с уверенной походкой зашагал вперёд. Рвение к родному дому достигло таких высот, что Хог попросту не замечал всех недочётов сегодняшнего дня, пропуская их сквозь пальцы, чтобы не портить себе настроения. Хотелось радоваться каждому солнечному лучу, делиться своими воздушными чувствами с каждым встречным и петь самые счастливые песни, которые только рождала вселенная за все года существования человеческого рода, но ещё приятнее было осознавать то, что помимо пламенного желания под руку подворачивалась ещё и удивительная возможность осуществить вышеописанные прихоти. От Хогарта веяло таким зарядом положительной энергии, что порой казалось, он сможет поднять настроение до приличного уровня даже самому разбитому, до полусмерти замученному капканами жизни человеку. Лапы героя сами тянулись обнять весь мир… Чтобы доставить пачку радости так же и Аде, наш герой решил наградить её букетом любимых хризантем. В поиске достойного лисицы букета, гепард обошёл не один десяток ларьков, но выбор в итоге всё-таки был сделан. В дороге Хог думал над словами, с которыми он встретит свою королеву. Скажу прямо, со стороны все эти репетиции их будущей встречи выглядели, как минимум, глупо, но и это не останавливало нашего пятнистого друга. Так как Хогарт всегда был отдельной частью толпы и постоянно существовал вне общества, то и чужие мысли по поводу данного  поведения он без раздумий отставлял в сторону. Ему было решительно наплевать на то, что разговор с самим собой встречался с непониманием окружающих людей. Хог достаточно долго подбирал подходящие для такого грандиозного события фразы. Гепард хотел выразить всё наболевшее и высказать все свои чувства, что пробуждались в нём, когда он в одиночестве находился перед её скромном портретом, но, по всей видимости, народ просто ещё не придумал столь красивых, красочных слов, чтобы можно было поделиться тем, что находится в глубинах души. После тщательной проверки своего лексического запаса, хищник убедился в вышесказанном ещё раз. Пока быстроногий зверь представлял грядущие события, понемногу приближалось время истины. Он чувствовал на себе, как многие несчастные горожане стреляли ему в спину слегка злобным взглядом, завидуя его позитиву. Они хотели чувствовать то же и внутри себя, но вместе с этим никак не могли увидеть неповторимую красоту обычного летнего дня, надёжно спрятанную между строк вечных проблем и стрессов. Быть может, они просто не были созданы для счастья, точно минорные персонажи всеми забытого сериала, которым не было позволено жить полной жизнью по сценарию? Уже поднимаясь по ступенькам к дому, Хогарт внезапно дрогнул и сделал шаг назад. От внезапно налетевшего волнения все планы, которые держал в голове гепард, рассыпались, точно карточный домик от лёгкого дуновения ветра. Выдохнув и сказав себе: “будь, что будет”, Хог неторопливо нажал на звонок, хотя сам очень торопился увидеть хозяйку. Он считал, что терпение – лучшее средство для закрепления характера. Гепард простоял ещё с минуту у порога, но дверь по-прежнему оставалась закрытой. Пара повторных звонков ситуацию не поменялись. Немного выведенный из себя безрезультатным ожиданием, Хог с помощью дверных ключей, которые он всегда носил с собой, расправился с задачей и вошёл внутрь. Его встретила хорошо убранная, однако, совсем пустая гостиная. Он прошёл дальше, но встретился только с безжизненной мебелью и не более одушевлённой бытовой техникой. Очевидно, никого не было дома. Гепард, никак не ожидавший такой сцены безмолвного приветствия, сел на диван с целью как следует обдумать свои дальнейшие действия. Неудачно сев, наш герой обнаружил под собой фотографию, которую никогда не видел ранее. На ней была изображена шикарная свадьба с дорогими лимузинами, почётными гостями и знатными блюдами. И всё бы ничего, если бы не виновники торжества, которые вмиг привязали внимание Хогарта. Его совсем не задел образ жениха, вовсе наоборот, любопытность, точно кандалы, приковала к себе невеста. Это вполне естественно, ведь ею была Ада… Хог всматривался в этот снимок ещё и ещё, пытаясь выглядеть самые мельчайшие детали, которые могли доказать, что это кто-то другой, но какие бы усилия не прилагал наш несравненный зверь, чтобы заставить себя обмануть собственное сознание, ничего не выходило. Его руки судорожно дрожали. Он был готов выколоть себе глаза, лишь бы не видеть того, что видит сейчас. На молодое тело нахлынула целая уйма различных, непохожих друг на друга чувств. Злоба, отчаянье, непонимание, страх и ревность слились воедино при виде всей душой любимого существа с кем-то другим. Гепард обернул фотографию и изумился больше прежнего. Почерком лисы была поставлена дата появления на свет данного снимка… Два года назад. Улика, оставленная на обороте фотографии всё решила. Прямиком из слабо трясущихся лап благоухающий букет полетел прямо в мусорное ведро. Сообразив, что кроме самой хозяйки на этот вопрос лучше ответить никто не способен, Хог набрал номер лисы на своём телефоне, но всё, что смог  услышать в ответ – лишь длинные, ничего не объясняющие гудки. Каждый из них при проигрывании так сильно впивался Хогарту в грудь, что сердце не могло не разбиться от такой боли. Затем Хогарт откинул голову на спинку дивана и, расслабив тело, подвигал своей шеей из стороны в сторону, по-прежнему не верив, что только что произошедшее не обычный глупый розыгрыш и не надувательство, а реальная жизнь. Действительно, порой в нашей жизни происходят такие вещи, в которые не хочется верить, которые до того похожи на кошмарный сон, что сбивают свою жертву с ясного рассудка и губят его светлое сознание, не оставляя другого выбора, кроме как запутаться в нитях реальности и грёз. Но, с другой стороны, без них человеческое существование было бы недостаточно полным своим разнообразием случаев, ведь любая игра должна быть трудной для прохождения, чтобы заинтересовать публику… Счастье для того и создано, чтобы человек шёл на любые трудности, ради его приобретения… Вновь входная дверь распахнулась, впустив в дом хозяйку, только поздним вечером. Лиса выглядела очень усталой и вымотанной. Пройдя в полутёмную гостиную, героиня встретилась лицом к лицу с блестящими в темноте зрачками гепарда. Он сидел на том же месте и ждал её прихода, чтобы докопаться до самого дна правды. Ада не сразу поняла, кому принадлежат эти зрачки, но когда свет в комнате движением правой руки был зажжён, оба пакета, которые она несла с собой, в результате великой неожиданности, упали на пол, разбросав всё своё содержимое. Лиса мигом принялась собирать рассыпавшиеся продукты, быстро перебегая взглядом то на пакет, то на Хогарта. Лицо нашего героя оставалось неизменным.
- Хог, почему ты не сообщил мне, что выписался раньше? Я бы могла встретить тебя, - удивилась лисица.
- Я думаю, это было бы лишним поступком, ведь ты уже кое-кого встретила, не так ли? – спокойным, но жёстким голосом произнёс Хогарт.
- О чём это ты мне пытаешься намекнуть? Я не очень тебя понимаю, - пребывая в лёгком недоумении, произнесла Ада, добавив после короткого молчания, - Всё в порядке?
- Абсолютно, - каким-то не своим голосом сказал Хог, пи этом медленно моргнув, а потом добавил, - Объясни мне, пожалуйста, дураку,  с чем связаны все твои опоздания на встречи в больнице, все твои игнорирования моих звонков и вечное отсутствие дома вплоть до позднего вечера? Уж не скрываешь ли ты от меня чего-нибудь эдакого?
- Как ты только можешь такое говорить? Ну, если серьёзно, тебе так интересно знать, то весь сегодняшний день я провела в очереди за продуктами в магазине, который, кстати, чуть не закрыли у меня перед носом, - капризным тоном заговорила лиса, добавив, - А насчёт звонков я ничего не знаю. Мне пару часов назад кто-то звонил… Потом оказалось, что ошиблись номером. Может, ты как раз в это время ко второй линии хотел присоединиться?
Хог внимательно выслушал каждое слово, сказанное лисичкой, после чего принялся тщательно всматриваться в её глаза, верно пытаясь высмотреть хотя бы крошечную долю обмана. Лиса натянула невинную улыбку, почему-то вызвав у Хогарта ещё больше подозрения. Тут он заметил, не увиденные им ранее новые часы на руке Ады. Хищник взял лисицу за руки и с важным взглядом осмотрел механизм. В море дневного света они сияли так, будто были только что надеты. Очи лисы нервно забегали, но невинная улыбка так и не покидала лица. Сразу заметив это, гепард подумал, что всё-таки отыскал нить, разворачивающую клубок загадок. Он хотел было задать вопрос, касающийся этого дела, но Ада его опередила:
  - Извини, что не сказала раньше… Я боялась, тебе не понравится мой выбор. Эти часы я купила в замену старым, которые уже отжили своё. Ну как? Тебе нравится?
- А точно купила? Я знаю, такие подарки обычно дарят любимому человеку, - продолжал давить Хогарт.
- Почему ты меня во всём подозреваешь? Что Дало тебе повод так думать обо мне? – удивилась лиса.
- Браво, у тебя просто великолепно получается строить из себя невинную девочку. Была бы моя воля, я присудил бы тебе первое место в области театрального искусства. Адочка, ты мастерски нашла ответы на все мои вопросы, но что ты скажешь на это? – полюбопытствовал гепард, всучивая лисе фотографию.
Осторожно приняв предмет из рук гепарда, лисица принялась рассматривать причину, которая так его беспокоила. Вдруг, увидев себя на снимке, она отдёрнула руки, будто увидела в нём плод своих ночных кошмаров. Затем Ада медленно поводила напряжённым взглядом по полу, словно старалась припомнить момент, отсутствующий в её памяти. Хог наглым образом следил за реакцией лисы, дожидаясь пока она найдёт подходящие слова, чтобы всё объяснить. Та же чувствовала на себе чужой взгляд, но не отгоняла его. Сейчас ей гораздо важнее было вспомнить то, что изображено на странной фотографии. В конце концов, лисичка посмотрела на Хогарта немного виноватыми глазами и с незадачливой улыбкой с расстановкой произнесла:
- Я не знаю, откуда это и кто все эти люди, но меня точно не было с ними…
- Слушай, может уже хватит уже притворяться? Данный снимок является неоспоримым доказательством того, что ты два года как замужем и более семисот дней, как водишь меня за нос! – спокойно начал Хогарт, далее продолжив, более грозно и громко, - Посмотри на обороте фотографии. Чей это почерк? Меня уже достал твой вечно ангельский вид. Тебе нравится жить во лжи? Да, пожалуйста! Только вот я в этой грязи жить не собираюсь.
- Кто сказал, что я лгу? Если ты считаешь мои слова неправдивыми и склоняешься в сторону всей этой чепухи, значит мы плохо доверяем друг другу. Я бы никогда не стала устраивать скандала из-за какой-то там пустяковины, потому что действительно любящий человек никогда не предаст, - с болью в голосе проговорила Ада.
- Вот именно! Все твои чувства были лишь смехотворной игрой на публику. Не понимаю, чего тебе от меня надо, но я не терплю людей, которые развлекаются, используя чувства и доверие других. Мне уже становится противно видеть твою девственную физиономию, - не сдерживался Хог.
- Мне, если честно, тоже не очень приятно слышать твои бестолковые, осуждения за какие-то бредовые, почти что выдуманные проступки! Все твои “улики” – полная ерунда и они просто ничтожны по сравнению со словами очевидца, коим и являюсь я. Хог, приди, наконец, в себя и осознай, что ты не прав! – аналогично гепарду, повысив голос, с некой частичкой сдавленности произнесла лиса.
- Не прав? Может мне ещё встать на колени и попросить у тебя прощения за то, что это изображение лишь моя выдумка? Знай, мне уже надоели все твои оправдания… Наш разговор давно закончен и если мы попытаемся его продолжить, поверь мне, будет только хуже. Я ухожу, чтобы больше не раздражать тебя своим присутствием, а ты делай, что хочешь, - прогремел Хог, направляясь к двери.
- Поверить тебе? А почему всегда я должна верить каждому твоему слову в то время, как мои слова для тебя совершенно ничего не значат? Да, мне наплевать на тебя! Катись на все четыре стороны! – с ещё более сдавленным голосом, едва сдерживая слёзы, прокричала вслед закрывающейся двери лисица.
Громкий хлопок дверью окончательно поставил точку в разговоре, а возможно даже и в отношениях между нашими героями. Как только опустела гостиная, Ада, до этого стоящая с низко  опущенными бровями и надутыми губами, прикрыла лицо руками и бросилась на диван. Первое, что она сделала после ухода Хогарта – разорвала ту злосчастную фотографию, которая не менее безжалостно разорвала их любовь. В комнате по желанию Ады вновь погас свет. Он больше не был мил ей. При таком состоянии она сочла лучше посидеть в полной темноте и как следует подумать, не сказала ли она чего лишнего? А за окном лил сильный ливень, не щадящий ничьих сердец. Он плакал вместе с ней, как будто бы подсмотрел произошедшее через окно, но это мало её утешало. Крупные капли жестоко боксировали по подоконнику прямо в такт нервно бьющемуся пульсу героини. Грозный ветер без разрешения ворвавшийся в дом через распахнутое окно дул ей в уши, точно стараясь разогнать беспокоящие душу мысли… На улице, несмотря на то, что ещё днём преобладала чуть ли не африканская погода, ночью температура снизилась вплоть до самых неожиданных отметок и воздух стал весьма прохладным. Практически все здравомыслящие люди сидели в своих маленьких домиках, наблюдая из окна за медленно стекающими с неба на асфальт дождевыми капельками, которые, сливаясь с остальными, в скором времени превращались в огромные лужицы, не дающие проходу тем немногим, кто был вынужден коротать данное время снаружи. Одним из них и был наш гепард. Нет, его не тревожила совесть, и он даже не задумывался о том, чтобы вернуться обратно и извиниться за весь этот балаган. Более того, Хог был уверен в том, что даже если каким-то образом ему достался второй шанс, он поступил бы точно так же, как и в первый раз. Жгучие, будто пули, вонзающиеся в тело и похлёстывающие своим холодом капли никак не могли заставить Хогарта обратить на себя внимание. Никакая молния не могла заставить оторвать его вдумчивый взгляд от промокшего асфальта и посмотреть на плачущее небо. Гепард был слишком занят своими рассуждениями, чтобы ощущать тусклые краски царящей атмосферы. Он прокручивал в своей памяти каждое брошенное слово и думал: “А не были ли они лишними”? Городские дороги были пусты и безжизненны – единственный, кто бродил по ним, сея вокруг хаос и беспредел, был дождь. Не подчиняясь никаким законам, он был всевластен и никто не мог запретить ему пролить свои слёзы в том или ином месте. Гепард был дико взбешён только что прогремевшим случаем и хотел уйти подальше от дома, не важно куда. Чего он хотел добиться этим, неизвестно. Шагая по грустному асфальту, не разбирая луж, весь промокший до нитки, Хогарт остановился около одного отражения в воде. Пятнистое лицо, что он там увидел, выражало злобу. Оно так изменилось с тех недалёких пор, когда бедняга хотел полюбить весь мир, не оставив в себе ни единой оптимистической ноты. Отражение грозно смотрело ему в глаза, практически обвинительным взором, но вот одна неуклюжая капелька плюхнулась в лужу и нарисовала закономерные круги на воде, с каждой секундой всё более увеличивающиеся, вмиг превратив недовольную мину гепарда в ужасную гримасу. Вода точно смеялась над героем. Данная мысль ещё больше разозлила и без того недоброго Хога, и он, сильно стукнув подошвой ботинка по жидкости, побрёл дальше, вглубь задохнувшегося печалью города. Но не успел хищник сделать и десяти шагов, как его вновь схватила ледяная боль. Слегка согнувшись, Хогарт вцепился правой лапой в сердце, будто хотел вытащить из него ту занозу, которая так заставляла его корчиться от неприязни. Появление этого чувства вновь поставило героя в тупик, ведь когда он проходил последнее обследование в больнице перед уходом, все доктора, как один твердили, что он абсолютно здоров… Выходило, что эта боль была недостижима для фиксирования её местными приборами. Не отпуская руки от больного места, Хог простоял так ещё около минуты. По всему телу, где-то глубоко внутри пробежал страшный холодок. Конечно, Хогарт чувствовал это и раньше, но проблема заключалась в том, что с каждым новым проявлением неизведанной болезни, холод, пробегающий по внутренностям, становился всё сильнее и острее. Во время данных приступов, все органы будто тяжелели на какое-то время, заставляя Хога почувствовать явный дискомфорт. Единственным, пожалуй, плюсом в этом явлении было то, что боль никогда не задерживалась надолго, поэтому раздражённый Хог, вскоре вновь выпрямился во весь рост и продолжил свой путь в неизвестность. Между тем, большие лужи, выброшенные на землю мокрым дождём, уже скорее напоминали целые озёра, а при взгляде на небо, освещаемое белыми молниями, первая мысль, которая приходила в голову, это было лазерное шоу. Люди по-прежнему боялись выходить на улицу до прихода солнца, а тучи никак не рассеивались. В воздухе кружились зелёные листья, которые ветер так жестоко вырывал у ни в чём неповинных растений…

0

Похожие темы